Под светом радуги

Паломнические поездки желанны и радостны для всех. Их ждешь всегда, даже если уже неоднократно бывал в тех местах, куда снова собираешься отправиться. Опытные паломники знают, что ни одна такая поездка не похожа на другую. Для новичков это еще неведомо, но тем сильнее влечет их увлекательное путешествие, связанное с новыми впечатлениями, познаниями, событиями и людьми. Вот в одно из таких зимних путешествий и отправилась группа православных паломников – учителей православной культуры города Старый Оскол. Читать далее

Рубрика: Паломники | Комментарии

Крестный путь семьи Емельяновых

01_gfdsjk64rjesrТатьяна Дмитриевна Емельянова никогда не встречалась со священномучеником Онуфрием, архиепископом Старооскольским, возглавлявшим Старооскольскую кафедру с 1929 по 1933 года. Но духовную связь с ним она ощущает постоянно. И неслучайно. Много лет Татьяна Владимировна хранила архиерейское облачение архиепископа Онуфрия. Оно ей досталось от двух женщин, которые обустраивали бытовую сторону жизни архипастыря в Старом Осколе и проживали с ним в одном в доме на улице Пролетарской. Читать далее

Рубрика: Без рубрики | Комментарии

«Для меня жизнь – Христос, и смерть – приобретение» (Фил. 1, 21)

о.Дмитрий Гребенкин с супругой Пелагеей Матвеевной

Порой подумаешь: надо, наверное, вести дневниковые записи. Тогда останутся хотя бы на бумаге основные события, даты, имена людей. Так, возможно, не раз думал Георгий Дмитриевич Гребенкин. Его память на 89 году жизни сохранила немало, он помнит самое важное: о том, как принимал в своем доме его отец Дмитрий Дмитриевич священномученика Онуфрия, архиепископа Старооскольского, как бедствовала семья после ареста отца, как обходила его, молодого связиста, пуля на войне, как трудился на маслобойном заводе, а по воскресеньям пел на клиросе и читал «Апостол»  в  Старооскольском Свято-Троицком храме.

Георгий Дмитриевич Гребенкин родился в Горшеченском районе, в селе Горшечное. Семья, по русским традициям, была многодетной. Георгий Дмитриевич хорошо помнит девятерых своих сестер и братьев. Еще четверо ребятишек умерло во младенчестве. Жила семья в хорошем доме возле железнодорожной станции: четыре комнаты и кухня с огромной русской печью. Эта печь обогревала весь дом, а зимой вся детвора проводила там целый день. Родители были верующие и богобоязненные. Дмитрий Дмитриевич служил псаломщиком в храме, так что с малолетства все дети были знакомы с церковной службой. Георгий Дмитриевич помнит, как чуть ли не с двух лет он читал наизусть молитву «Отче наш».
После октябрьского переворота в 1917 году все труднее стало исповедовать свою веру. В 1918 году прошли массовые аресты правящих архиереев, к концу 1920-х годов закрылись многие монастыри, а священники даже из самых отдаленных поселений явственно ощутили леденящий ветер приближающихся репрессий. И хотя Богослужения в храмах пока не прекращались, прихожан становилось все меньше, а кругом плодились обновленческие церкви.
В 1929 году во вновь образованную кафедру в Старом Осколе был назначен архиерей. Старооскольцы его еще не видели, но слух о нем уже разнесся: едет какой-то удивительный владыка, который дважды побывал под арестом, в тюрьмах и ссылке. Это был архиепископ Онуфрий (Гагалюк). По дороге из Тобольска в Старый Оскол на станции Горшечное его ссадили с поезда и арестовали. Трое суток продержали в погребе пристанционного дома. Но придраться, видимо, было не к чему, и власти отпустили «подозрительного» священнослужителя. Как вспоминает Георгий Дмитриевич, поезда в то время ходили редко, раз в сутки. Владыке нужно было где-то на ночь найти пристанище. Он постарался  на улице узнать у прохожих,  у кого можно остановиться. И тут ему указали на дом псаломщика Дмитрия. Самому Георгию Дмитриевичу тогда было всего восемь лет, и помнит он высокого гостя смутно. Конечно, ему осталось неведомо, о чем говорил владыка с отцом, но одно знает достоверно: архиерей пригласил отца в Старый Оскол, возможно, угадав в нем будущего пастыря.
События развивались быстро. По стране пошли массовые раскулачивания крестьян. В селе в кулаки записали всех крепких хозяев, а заодно и неблагонадежного псаломщика Гребенкина. Его справный дом экспроприировали для общественных нужд. Вопрос: как жить дальше? – встал перед главой большого семейства со всей очевидностью. И тогда Дмитрий Дмитриевич отправился к владыке Онуфрию за советом.
Архиепископ Онуфрий, понимая всю сложность времени, все-таки предложил Дмитрию Дмитриевичу принять сан священника. В 40 лет уже нет юношеского запала. Дмитрий Дмитриевич все обдумал и мужественно принял крест, предчувствуя тернистый путь.
Отца Димитрия владыка направил в село Бычок Касторенского района. Старшие дети после разорения дома уехали кто на Донбасс, кто в Старый Оскол, а младших батюшка вместе с матушкой увез собой. Но прослужил отец Димитрий на приходе недолго. Через три года в 1932 году его арестовали и привезли в Старый Оскол. Пришли чекисты ночью. Для своих черных дел они всегда выбирали темное время суток… Через некоторое время был арестован и старооскольский владыка. Очевидно, чекисты искали компромат на архиерея, который безбоязненно разрушал их  антирелигиозную пропаганду и планы по созданию обновленческой церкви, и арестовывали тех, кто был с ним связан. Отца Димитрия сослали на Дальний Восток. Туда же в 1936 году будет отправлен и священномученик Онуфрий. В 1937 году отец Димитрий вернулся домой. Видимо, успел освободиться до июльского сталинского приказа о расстреле всех исповедников Христовых. Это был тот  редкостный случай, когда священника впоследствии больше не подвергали репрессиям. Через какое-то время он вновь начал служить в Касторенском районе в храме  села Телегино.

Большая семья о.Димитрия.
В верхнем ряду второй слева Георгий Дмитриевич Гребенкин

Пять лет без отца — тяжелое испытание для семьи. Георгий Дмитриевич с трудом вспоминает, как ходил он по деревням вместе с матерью побираться, чтобы хоть как-то прокормить младших братишек и сестренок. Однажды мама на его глазах чуть не утонула, вступив на тонкий лед реки. Не все пережили то голодное время. Но с возвращением отца жизнь потихоньку налаживалась.
Георгий Дмитриевич, оставив учебу, пошел работать. Когда началась Великая Отечественная война, записался добровольцем. В сражении на Курской Дуге он попал как связист, окончил войну в Брянской области. В Старый Оскол Георгий Дмитриевич вернулся в 1946 году и устроился работать на маслобойный завод, где протрудился почти сорок лет.
Его отец – протоиерей Димитрий продолжал свое священническое служение. Служил он в Свято-Никольском храме в селе Незнамово, а в последние годы — в Чернянском районе.
— Отец был ангельского образа, — говорит Георгий Дмитриевич. – Никого из детей пальцем не тронул, грубым словом не обозвал. Очень добрый был. И такая же была матушка наша. Никого не обидели. Отца за его труды и лишения, которые он перенес, правящий архиерей наградил митрой.
После войны я стал часто ходить в храм, благодарил Бога, что остался жив. Начал петь на клиросе в Свято-Троицком храме, что в слободе Стрелецкой и даже думал стать священником, как отец. Покупал богослужебные книги, изучил Псалтирь. Но все-таки так и не решился принять сан, хотя в Курской епархии меня уговаривали. Конечно, с отцом мы много беседовали о вере, о молитве, но и я сам старался читать побольше.
«Золотыми книжечками» называет Георгий Дмитриевич Молитвослов и Псалтирь. Читать он сейчас из-за нарушения зрения не может, но многие молитвы помнит наизусть. А молиться человек способен всегда, даже если он лежит без движения. Для этого ему дано сердце. Смерти Георгий Дмитриевич не боится, о месте для своего погребения позаботился заранее. Ему давно понятны слова апостола Павла: «Ибо для меня жизнь — Христос, и смерть – приобретение» (Фил. 1,21).

Светлана Воронцова

«Православное Осколье» — № 31 от 31 июля 2009 г.

Рубрика: Без рубрики | Комментарии

«Обещай послужить Церкви Христовой… »

Один из престолов Александро-Невского кафедрального собора освящен во имя священномученика Онуфрия, епископа Старооскольского. Поэтому празднование памяти священномученика Онуфрия 25 июня является престольным праздником собора.
В «Православном Осколье» за период с 2000 по 2006 гг..  опубликован огромный материал о жизни и служении Богу и людям священномученика Онуфрия, епископа Старооскольского. В этом номере мы кратко напоминаем о жизни святого.

В год окончания семинарии случилось чудесное событие, указавшее Антону Гагалюку дальнейший путь. За месяц до выпускных экзаменов слег он в семинарскую больницу с воспалением легких в тяжелой форме. Наставники и однокашники за него служили молебны. И вот, когда больной был в забытьи, явился перед ним старик с длинною седою бородой, закрывавшей тело до ступней ног. Старец ласково посмотрел на болящего и сказал: «Обещай послужить Церкви Христовой и Господу Богу, и будешь здоров». Слова эти глубоко проникли в самое сердце будущего святителя, и он воскликнул: «Обещаю!». Старец тут же удалился. Немного погодя отступила и болезнь. Позднее поправившийся Антон задержался в храме перед иконой Онуфрия Великого, узнав в образе этого святого черты являвшегося ему старца.

•   •   •

Продолжая образование в Академии и будучи посвящен в сан иеромонаха, Онуфрий с благословения ректора некоторое время был настоятелем Михайловской сельской церкви на станции Парлогово Финляндской железной дороги. В 1915 году иеромонах Онуфрий окончил Академию, получил ученую степень кандидата богословия и должность преподавателя пастырско-миссионерской  семинарии при Григорие-Безюковом монастыре Херсонской епархии.
По просьбе жителей города Бериславль отец Онуфрий был возведен в сан архимандрита и назначен настоятелем городского собора. Из Бериславля его перевели в Кривой Рог настоятелем  Николаевского храма.
В Киеве в августе 1922 года состоялся Собор православных епископов под председательством экзарха  всея Украины митрополита Михаила. На этом соборе архимандрит Онуфрий был избран кандидатом во епископа для Херсонско-Одесской  митрополии. А спустя несколько месяцев, 23 января 1923 года, митрополит Михаил совместно с викарным епископом Димитрием  рукоположили его в сан епископа  Елизаветградского.

ЕПИСКОП ПОД СТРАЖЕЙ

В течение короткого времени владыка Онуфрий узнал, как выглядят тюрьмы в Елизаветграде, Одессе, Екатеринославске и в Харькове. В последнем городе власти выпустили его на свободу, но возвращаться  в   Елизаветград  не  велели. По благословению святейшего Патриарха Тихона Владыка Онуфрий, находясь в Харькове, управлял  своею, а также Одесско-Херсонской  епархиями с января 1923 года по декабрь 1926 года. Многие утверждались в православии и верности Церкви его словом, проповедью, посланием и личным примером. Многие священники, а вместе с ними и целые приходы, впавшие в обновленчество, каялись и возвращались в лоно Православной Церкви. Эта благотворная деятельность  архипастыря вызывала беспокойство и раздражение в стане обновленцев. Они всеми правдами и неправдами, клеветою и подлогами добились устранения неутомимого православного деятеля.
В декабре 1926 года епископ Онуфрий был арестован и отправлен в ссылку  в село Кудымкар. В октябре 1928 года его вновь берут под стражу и отправляют в тюрьму города Тобольск, а затем  этапным порядком ссылают в Сургут. С сентября по ноябрь 1929 года Владыка живет в сельце Уват.

В СТАРОМ ОСКОЛЕ

Но вот новая волна гонений, казалось, подошла к концу. Новые хозяева страны разрешают ему переехать в Тобольск, а затем в Старый Оскол.
В Старом Осколе было в те годы 13 храмов: шесть городских и семь слободских. Владыка получил разрешение от местной власти совершать богослужение только в одном из них. На новом месте, как и ранее в Харькове, епископ Онуфрий развил бурную деятельность. Он часто служил, проповедовал, писал письма и послания, убеждая всех пребывать в православии. Епископ Онуфрий снискал к себе огромную любовь  и уважение многочисленной паствы и лютую ненависть врагов  веры  христианской.
В 1933 году опять начались гонения. С марта по июнь он отсидел в воронежской тюрьме. По  освобождении нес архипастырское служение в Курской епархии, где и получил сан архиепископа.

ПРЕТЕРПЕВШИЙ ДО КОНЦА

После двух лет относительного затишья следует новый арест. Теперь все гораздо серьезнее. Архиепископ Онуфрий  приговорен к десяти годам лишения свободы. Первые полгода он отбыл в курской тюрьме, затем в орловской. В марте 1936 года арестантский вагон увозит его на Дальний Восток.
Поначалу Владыке удавалось поддерживать переписку с матерью. Благодаря полученным письмам известно, что работал он в Средне-Бельском  совхозе дальневосточного лагеря, в центральном участке. Последнее письмо датировано  9-м  декабря 1937 года. На нем участок помечен цифрой «4». Далее – молчание. Посланная матерью посылка вернулась обратно с сообщением, что адресат в апреле 1938 года переведен в Благовещенскую тюрьму.
Через справочное бюро МВД СССР удалось выяснить, что Антон Максимович Гагалюк  8  марта 1938 года был осужден хабаровским краевым судом на 10 лет лишения свободы без права переписки.
В 1990 г. согласно ходатайству митрополита Харьковского и Богодуховского Никодима о реабилитации архиепископа Онуфрия Гагалюка прокурором Хабаровского края от 20.03.90 г. сообщено, что Гагалюк Антон Максимович (светское имя Владыки Онуфрия), «во исполнение судебного приговора 1 июня 1938 года был расстрелян». «Согласно дополнительным мерам по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-40-х годов и начале 50-х годов, 16 марта 1990 года архиепископ Онуфрий реабилитирован».
Шли дни и годы после ареста ревностного архипастыря-Христолюбца, но несмотря на неизвестность судьбы священномученика архиепископа Онуфрия, верующие Курской области, Харьковщины, Старого Оскола все это время с благоговением чтили память о любимом Владыке, как о великом исповеднике Православной веры и молитвеннике за нашу святую Церковь.

«Православное Осколье» — № 25 от 23 июня 2006 г.

Рубрика: Без рубрики | Комментарии

Нити духовного единения

Епископ СтарооскольскийСвященномученик Онуфрий (Гагалюк) и епископ Вениамин (Иванов)

О жизни епископа Саратовского Вениамина (Иванова) сохранились самые скудные сведения. Мельком о нем упоминается в некоторых трудах, посвященных истории Русской Православной Церкви в XX веке. Несколько фактов из биографии владыки сообщила сотрудникам Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета его невестка Аида Иосифовна Иванова.
Читать далее

Рубрика: Без рубрики | Комментарии

Праздничный календарь к 110-летию Александро-Невского кафедрального собора

Праздничный календарь можно приобрести в церковной лавке Александро-Невского собора,  в магазинах «Библиосфера» (пр. Комсомольский, 33, мкр. Степной, 1), а также в магазинах и киосках ООО «Союзпечать» (м-ны Солнечный, 36 и Приборостроитель, 28; в г. Губкин – ул. Дзержинского, 86).

( Снят с продаж )

Рубрика: Без рубрики, Объявления | Комментарии

Маленький островок спокойствия

16 декабря в недавно открывшемся Кризисном центре помощи женщинам, о котором мы неоднократно писали, отметили очередное радостное событие: маленькие подопечные – две Сонечки, Лиза и Гриша – приняли Таинство Крещения в Ильинском храме. Крещение совершил настоятель церкви протоиерей Василий Истомин. Читать далее

Рубрика: Дела милосердные | Комментарии

Разговор в автобусе с попутчиком о Льве Гумилеве и «конце света»

Лев Николаевич Гумилев (1 октября 1912 — 15 июня 1992) — советский и российский ученый, историк-этнолог, доктор исторических и географических наук, поэт, переводчик с персидского языка.

Автобус оказался вполне удобным: хорошие сидения, подлокотники, телевизор и прочее. Надписи на корейском языке. М-да.
Честно говоря, автотранспортом пользоваться не люблю. Но выбирать не приходилось. Из Воронежа добраться до наших мест лучше всего автобусом. Разместился, согласно Разговор в автобусе с попутчиком о Льве Гумилеве и «конце света»купленному билету, у окна и решил сразу покимарить часок. Заплечная сумка на коленях, шапочку под голову. Благодать.
Моим соседом оказался человек примерно лет этак пятидесяти, который еще от отправления достал из пакета книгу и начал читать. Я же решил в полной мере осуществить свой план по досыпанию. Читать далее

Рубрика: Беседка | 1 Comment