Cхимонах Архип (Шестаков)

Как это ни банально прозвучит, Оскольская земля всегда была богата не только железными рудами, но и искренне верующими, богобоязненными людьми. Среди них представители самых разных социальных слоев и профессий: и крестьяне, и дворяне, и купцы, и ремесленники. Случалось, что некоторые из них удостаивались принятия священного сана, становились монахами, духовниками, настоятелями известных обителей, и даже архиереями. Жаль только, что мы знаем далеко не всех, кого следовало бы знать. И виной тому не только годы атеистического прессинга.
Духовная жизнь благочестивого христианина зачастую бывает скрыта от посторонних глаз. Истинный подвижник не трезвонит на каждом углу о своих духовных «подвигах», не хвастается своими «вещими» снами и уж, тем более, не дает объявления в газету о «лечении молитвами». Он планомерно выпалывает из своей души сорняки тщеславия и гордости, которые обычно подпитываются популярностью, и потому избегает широкой известности.
Словом, очень многие достойные люди ускользали от сетей мирской славы, заботясь о том, чтобы быть вписанными не в исторические хроники, а в Книгу Жизни. И все же Господь не позволяет памяти праведника исчезнуть бесследно. Порой спустя много лет история его жизни вдруг становится достоянием общественности, назидая и укрепляя в вере потомков.
Не так давно старооскольцы вспомнили своего земляка иеросхимонаха Иеронима (Соломенцова), который в первой половине XIX века оставил дела купеческие, ушел спасаться на святую гору Афон и стал духовником знаменитого Свято-Пантелеимонова монастыря. Узнали мы некоторые подробности из жизни Соловецкого постриженика иеросхимонаха Анатолия (Хлебникова), погребенного у алтарной стены Свято-Троицкого храма в Стрелецкой слободе. Отец Анатолий в последние годы своей жизни был духовником священномученика Онуфрия.
А вот имена архимандрита Иннокентия (Степанова) и схимонаха Архипа (Шестакова) практически неизвестны в Старом Осколе – их родном городе. Хотя в Глинской пустыни (находящейся теперь в Сумской области Украины, недалеко от Путивля – прим. ред.), в которой они подвизались в середине XIX века, их помнят хорошо. И в «Глинском патерике», составленном схиархимандритом Иоанном (Масловым), жизнеописания этих старцев занимают заметное место.

Схимонах Архип (Шестаков) из Ездоцкой слободы

В 1825 году в семье купца Ездоцкой слободы Старооскольского уезда Курской губернии родился мальчик, которого нарекли Афанасием. Уже в день появления Афони на свет его мама отметила, что в жизни этого ребенка должно быть что-то особенное. Родителям хотелось думать, что сын их станет знатным преуспевающим купцом. Однако Господь судил иначе.
Будучи восьмилетним отроком, Афоня посоветовал своему отцу не гнаться за сиюминутной выгодой и не спешить продавать хлеб. Тот послушался совета и впоследствии получил хорошую прибыль. С тех пор в семье к коммерческим советам Афанасия прислушивались всегда, но в лавку его не пускали. Там он приносил только убыток, отпуская товар бедным покупателям бесплатно.
Подрастая, Афанасий все сильнее чувствовал в своем сердце призыв к иночеству, и к монашескому образу жизни начал готовиться уже в миру. Сторонился всяческих удовольствий, одевался более чем скромно, к деньгам относился равнодушно, называя их железками. Присущие юности страсти обуздывал аскетическими подвигами. Спал без подушки, чай пил без сахара, а за три года до желанного переселения в монастырь исключил из своего рациона скоромную пищу.
Родные и сверстники будущего старца не всегда понимали его поведение, считая, вероятно, что тот впадает в какие-то крайности. И порой ближние не могли удержаться от того, чтобы не подшутить над Афоней, а то и оскорбляли. Однако Афанасий все насмешки и оскорбления принимал, как награду. Ещё до прихода в обитель он начал осознавать, что Господь ведет его к спасению по тернистому пути юродства ради Христа.
Схимонах Архип являет собой идеал послушания. Уже будучи мантийным монахом Глинской пустыни, он безропотно подчинялся не только священноначалию, но и трудившимся в трапезной послушникам, которые были в монастыре, что называется, без году неделю.
Однако есть в жизнеописании старца два эпизода, где он предстает ослушником родительской воли. Первый раз он без благословения тайно ушел в Киев. Его догнали на третий день, силой вернули домой и потом долго «воспитывали», не гнушаясь применения физической силы. Но та сила, которая влекла его на стезю монашества, была отнюдь не физического свойства. В конце концов Афанасий все-таки вынудил родителей дать благословение на его увольнение в монастырь. Причем письменное. Для этого он вновь сбежал из дома и спрятался в погребе одного из родственников. Четыре дня его искали по всей округе, но нигде не могли обнаружить никаких следов. Когда все уже отчаялись его найти, родственник, посвященный в тайну побега, пообещал старшему брату Афанасия открыть место его нахождения, выдвинув одно условие: «Дашь Афоне бумагу, скажу, где он». Бумага была дана. И вскоре купеческий сын Афанасий Шестаков с легким сердцем отправился в Глинскую пустынь. Едва ли эти два поступка будущего старца можно назвать проявлением своеволия. Как показали дальнейшие события, на то, чтобы Афанасий стал монахом, была воля Божия, с которой трудно было смириться родителям старца.
С 1852 года и до своей блаженной кончины в 1896 году отец Архип был в числе братии Глинского Рождество-Богородичного монастыря. Первые пять лет он не имел своей кельи, спал в пекарне. Чтобы научиться избегать пустословия, отец Архип, отправляясь на послушание, брал в рот щепку. На женщин даже не смотрел. В их присутствии отводил глаза. Об одежде и обуви не заботился. Какое-то время носил на одной ноге сапог, на другой – валенок. Замечали за ним и множество других странностей, коими отец Архип разрушал «имидж» высокодуховного старца. Себя величал «ничего не понимающим дураком».
Служб же монастырских никогда не пропускал. Даже будучи тяжело больным, спешил в храм, едва зазвонят колокола.
На склоне лет схимник получил благословение принимать посетителей. Нередко приходили к нему за советами и другие глинские схимники. Поэтому иногда отца Архипа называли старцем схимников.
Схимонах Архип очень любил перечитывать жития Киево-Печерских святых и свою жизнь прожил так, что её тоже можно назвать житием. До революции вышло несколько книг, посвящённых этому подвижнику. В настоящее время наиболее полное описание жизни архимандрита Иннокентия и схимонаха Архипа содержится в книге «Глинский патерик», которую составил схиархимандрит Иоанн (Маслов). На нее мы в основном и опирались, составляя эту краткую историческую справку о двух Глинских старцах из Старого Оскола.
Священник Владимир РУСИН

Comments are closed.