Священномученик Никодим

Жизнеописание священномученика Никодима (Кононова), епископа Белгородского

Священномученик Никодим, епископ Белгородский (в миру Александр Михайлович Кононов) родился в 1871 году в Архангельской губернии в семье священника. Род Кононовых прослеживается до XVII века, и в нем было много замечательных священников – северных миссионеров.

Будущий святитель Александр Кононов получил духовное образование — окончил Архангельскую семинарию, а затем Санкт-Петербургскую Духовную академию. На IV курсе академии в возрасте 27 лет принял монашеский постриг с именем Никодим — в память святого Никодима Кожеезерского. Вскоре после этого был рукоположен в иеродиакона, а затем в иеромонаха.Тогда же он был назначен смотрителем Александро-Невского Духовного училища в Санкт-Петербурге, а также смотрителем Санкт-Петербургских Педагогических курсов. За свою деятельность отец Никодим был награжден многими наградами, в том числе в 1901 году он получил от Синода Библию «в поощрение любви его к детям, являемой делом и истиною». В том же году он был возведен в сан архимандрита.

Через 3 года отец Никодим был направлен в Калугу на должность ректора Калужской Духовной семинарии. А в 1909 году перемещен на должность ректора Олонецкой семинарии. В это время архимандрит Никодим получил благодарность от Калужского епископа за «неусыпные труды, понесенные в последнее особенно время по воздействию на взволнованные умы воспитанников, благодаря чему они прекратили брожение и покинули мысль, – если не навсегда, то на продолжительное время, – не подчиняться законным распоряжениям начальства», – говорилось в благодарственном слове архиерея.

Благодарил архимандрита Никодима и Синод за составление акафиста святому Иоанну Златоусту. Этот акафист был напечатан Синодом для церковного употребления. Акафист святителю Иоанну Златоусту был написан отцом Никодимом, когда он был еще студентом Санкт-Петербургской Духовной академии. Однако в то время цензор отклонил акафист примерно в таких выражениях: «Акафист гению должен писать гений, а не какой-то безвестный иеромонах».

В 1911 году в Санкт-Петербурге отец Никодим был рукоположен в сан епископа митрополитом Московским и Коломенским Владимиром (Богоявленским). В 1913 году владыка Никодим стал епископом Белгородским, викарием Курской епархии. Всё время своей архипастырской деятельности владыка был церковным песнотворцем, он составил акафисты преподобным Никодиму Кожеезерскому, Трифону Печенгскому и Иову Ущельскому, Соловецкому чудотворцу.

Духовный писатель, церковный историк, владыка Никодим был автором книг о подвижниках Архангельской и Олонецкой земли, а также являлся одним из главных составителей многотомного труда «Жизнеописания отечественных подвижников благочестия XVIII-XIX столетий». В 1910 была опубликована его книга «Старец отец Наум Соловецкий, подвижник-карел». Кроме этого, им были написаны несколько сборников жизнеописаний святых угодников Божиих Санкт-Петербургской и Вологодской епархий, а также подвижников Соловецкого монастыря. Занимался он и историей старчества.
Еще до назначения в Белгород будущий владыка Никодим был духовно связан с этой землей посредством великого угодника Божьего — святителя Иоасафа Белгородского. В своей речи при наречении во епископа Рыльского архимандрит Никодим, в частности, сказал: «Господь сподобил меня побывать в Белгороде, и я стоял у раки святителя Иоасафа в бытность ректором семинарии в Петрозаводске, где так мирно и отрадно жилось в кругу сердечных сотрудников, добрых питомцев, приветливого духовенства и мирных обитателей городка. Всем я был утешен и, благодаря Господа за Его щедроты, у нового Чудотворца Земли Русской одного просил от всего сердца моего, — да будет он добрым руководителем во все дни жизни моей в служении Церкви Христовой. Прошло около полугода с той поры, и в самый день кончины Святителя Государю Императору угодно было утвердить избрание Вашим Святейшеством меня на служение в пределах епархии святителя Иоасафа. В этом усматриваю явное Божие смотрение и в надежде на помощь святителя Белгородского смиренно предаюсь изволению Святителя, как воле Самого Господа нашего Иисуса Христа».

Епископ Никодим прибыл в епархию незадолго до открытия мощей святителя Иоасафа Белгородского. Именно им был составлен великолепный акафист Святителю. Протопресвитер М. Польский в книге «Новые мученики российские» пишет: «Этот благодатный труд Преосвященного является образцом среди акафистов, составленных в России… Красотою образов духовных легко запоминаясь, он рождает святую любовь к Угоднику Божию».

Проживая в городе, где жил святитель Иоасаф, владыка Никодим провел большую исследовательскую работу и на фактическом материале составил книгу под названием «Житие, прославление и чудеса святителя Иоасафа». В этот труд вошли ценные биографические сведения, иллюстрации, а также документально подтвержденные случаи чудесных исцелений, совершенных по молитвам святителя Иоасафа. За свои научные труды в 1917 году епископ Никодим был удостоен степени магистра богословия.
Запомнили белгородцы преосвященного Никодима и как пламенного проповедника Слова Божия. Об этом есть такое свидетельство: «Проповеди епископа Никодима отличались необыкновенной силой богословской истины, красоты, выразительности и убедительности».

Под руководством епископа Никодима и при его непосредственном участии были изданы три тома консисторских дел, связанных с деятельностью святителя Иоасафа, в Свято-Троицком мужском монастыре воссозданы его покои, создан уникальный музей святителя Иоасафа, обладавший обширным фондом документов.

В 1919 году, во второй день праздника Рождества Христова, Белгородский владыка прямо в алтаре Троицкого собора был арестован красным комиссаром Саенко за проповеди против грабежа и насилия.

До настоящего времени существовало несколько версий гибели епископа Никодима, трудно соотносящихся друг с другом и не позволяющих восстановить полную картину произошедшего. Однако за прошедшее время в архивах были обнаружены свидетельства современников, очевидцев и даже участников ареста, расстрела и захоронения владыки. Сопоставление этих свидетельских показаний с позднейшими заявлениями бывших чекистов позволяет восстановить произошедшее в те дни чуть ли не по часам.

Нужно отметить, что в Белгороде в то время наблюдалось двоевластие. В городе действовал военно-революционный комитет во главе с Леонидом Меранвилем, ему частично подчинялась Белгородская ЧК во главе с бывшим телеграфистом Михаилом Васильевым и милиция во главе с Владимиром Саенко. Помимо этого, в городе располагалась комендатура 2-й Украинской Советской армии во главе со Стефаном Саенко. Последний подчинялся кому-либо от случая к случаю, производил аресты, расстрелы и рубку людей часто по собственному усмотрению, привлекая иногда к этому белгородскую революционную милицию во главе с В.А. Саенко и подчиненных непосредственно себе китайцев из интернационального батальона.

Осенью того же года в свободном от большевиков Киеве состоялся Съезд архиереев юга России, в котором участвовал и епископ Никодим. Решение об аресте епископа Никодима было принято еще до его возвращения из Киева. Об этом свидетельствует старший уполномоченный Белгородского уездного ЧК С. Набоков, выехавший по приказу председателя ЧК Васильева в Харьков, установивший там за владыкой наблюдение и вернувшийся вместе с ним в Белгород в одном вагоне. Сразу по возвращению, рано утром, владыка был арестован по пути с железнодорожного вокзала в монастырь и доставлен в «чрезвычайку», откуда потом отпущен.

25 декабря 1918 г. по старому стилю в час дня Стефан Саенко явился в мужской монастырь в сопровождении двух солдат и арестовал епископа Никодима. В четыре часа того же дня он привез епископа обратно, по его приглашению пообедал вместе с ним в епископских покоях и ушел. Вечером владыка отслужил всенощную и в конце богослужения, около 7 часов вечера, произнес проповедь, где в очередной раз допустил критику большевиков. Скрытно присутствовавший на богослужении Стефан Саенко послал в пономарню двух солдат, которые передали ризничему монастыря иеромонаху Неофиту требование к епископу выйти из алтаря и явиться для допроса в «чрезвычайку». Епископ подчинился, тут же вышел и был увезен теми же солдатами. К 9 часам утра следующего (26 января по ст.ст.) дня епископ Никодим вместе с 8-ю крестьянами был приведен пешком в арестный дом (располагался на месте современного старого дома быта по ул. Преображенской) и заключен там в небольшую камеру вместе с тремя крестьянами. Владыка был в монашеском одеянии, с крестом на груди.

Весть об аресте епископа облетела весь Белгород. У женского монастыря, где в то утро должен был служить владыка, начал собираться народ, в среде которого активно обсуждалось, что если попросить за епископа всем миром, то того отпустят. Преподавательницы женской гимназии стали просить свою начальницу Марию Дмитриевну Кияновскую выступить в качестве представителя от народа. Мария Дмитриевна и часть людской толпы направились к зданию ревкома, остальная, значительно большая часть собравшихся, двинулась к арестному дому.

Увидев перед зданием ревкома протестующих, большевики пришли в большое волнение – председатель исполкома Меранвиль и Стефан Саенко вызвали к зданию солдат и не выходили до их прибытия. Солдаты прибыли, здание было оцеплено, на толпу навели пулеметы. Появились Меранвиль и Саенко, сильно перепуганные. Кияновская стала просить освободить епископа, но ни Меранвиль, ни Саенко её не слушали. На все вопросы и просьбы Меранвиль лишь отрезал: «С нами здесь не разговаривают!». Саенко находился в состоянии крайнего возбуждения и, размахивая нагайкой, в исступлении кричал: «Явная преступница! За буржуя стоишь!». Постепенно толпу наводнили агенты «чрезвычайки», были схвачены Мария Дмитриевна, священник Преображенской церкви о. Владимир Лимарев и несколько других человек.
Тем временем на другом конце города толпа жителей в несколько сотен человек подошла к арестному дому, требуя отпустить епископа. Явился начальник тюрьмы Волик и, стреляя из револьвера, потребовал разойтись. Люди расходиться отказывались и настаивали на освобождении епископа. Тогда Волик вызвал несколько десятков вооруженных солдат и, стреляя в воздух, разогнал толпу.

Разогнав при помощи солдат и стрельбы обе толпы жителей, большевики продолжили аресты – по указанию Меранвиля в мужской монастырь явились оба Саенко – комендант города и начальник милиции. Обвинив монахов в провоцировании народного волнения, комендант приказал начальнику милиции арестовать настоятеля о. Митрофана, казначея о. Даниила, благочинного о. Серафима и ризничего о. Неофита, после чего тот препроводил их в комендатуру. Там их снова встретил С.А. Саенко со словами: «Через вас, попов да монахов, вся революция пропала, я вас всех перережу или постреляю». Позднее, в 5 часов вечера, в комендатуру был приведен и о. Порфирий Амфитеатров. На пожарный двор (сейчас – двор Белгородского строительного колледжа) была выведена Мария Дмитриевна и убита Стефаном Саенко из револьвера тремя выстрелами в упор (двумя в грудь и одним в голову). Труп Кияновской раздели, сняли украшения и вывезли за город, где выбросили в снег вместе с другими расстрелянными.

Тем временем начальник милиции В.А. Саенко в сопровождении двух человек явился в тюрьму, долго ходил по двору тюрьмы, присматривался ко всему, заглядывая в помещения кухни, бани… Подошел к восточному углу кухни, стал всматриваться в этот угол, долго о чем-то пошептался со своими двумя пришедшими неизвестными и ушел.

В 9 часов вечера, когда народное волнение улеглось, в арестный дом прибыли секретарь ЧК Шапиро с начальником тюрьмы Воликом и под конвоем увели епископа Никодима в «чрезвычайку». Чтобы скрыть личность владыки, его там наспех постригли, переодели в длиннополую серую солдатскую шинель и студенческую фуражку, отобрали монашеское одеяние и епископский крест. В этом виде его привезли уже ночью в тюрьму. Там, в углу тюремного двора около кухни, для владыки в промерзшей земле была вырыта неглубокая могила. Владыку заставили раздеться, после чего В. Саенко, М. Васильев и С. Набоков тремя залпами расстреляли архиерея и сами же его закопали. Приготовленная для епископа могила была вырыта не по его росту, труп в ней не помещался, и его фактически втиснули в эту могилу на коленях лицом вниз. Указываемые позднее другими современниками переломы шейных позвонков, якобы от удара железным прутом, свидетельствуют, что труп владыки практически утрамбовывали в яму. Надзиратель тюрьмы Василий Шварев, присутствовавший при откапывании владыки, потом говорил: «его, видимо, туда утаптывали ногами, чтобы он поместился в ней».

Таким образом, к утру 27-го декабря 1918 г. епископ Никодим и Мария Кияновская были расстреляны, а руководство монастыря и благочинный о. Порфирий Амфитеатров – арестованы. Отец Порфирий будет расстрелян в январе 1919 г. во дворе той же тюрьмы, остальные через некоторое время – отпущены.
Опасаясь народных волнений, белгородские большевики приняли все меры к сокрытию совершенных убийств епископа Никодима и о. Порфирия Амфитеатрова. Обращавшимся к жителям, они говорили, что епископ и священник увезены в Харьков. И только по прошествии двух месяцев в местных «Известиях» от 26 февраля была помещена заметка: «Местные попы во главе с архиереем Никодимом повели среди крестьян злостную агитацию против советской власти. Уличенные в черносотенной агитации, архиерей Никодим и один из попов были по приказу Военно-Революционного Комитета разстреляны». В том же феврале тело епископа Никодима по приказу белгородского комиссара внутренних дел Ф.Я. Славгородского было выкопано из ямы в тюремном дворе, перенесено и зарыто в общей могиле с северной стороны ограды городского кладбища (сейчас – кладбище по ул. Попова). Холмик над захоронением всю весну и лето был украшен жителями цветами, а по вступлении добровольческой армии в июле 1919 г. в г. Белгород – вскрыт, а трупы извлечены. Останки епископа Никодима были торжественно перезахоронены с северной стороны Свято-Троицкого собора мужского монастыря – там, где сейчас облагораживается территория у пещерки святителя Иоасафа.

Епископ Белгородский Никодим был канонизирован Русской Православной Церковью как священномученик в 2000 году. Протоиерей Порфирий Амфитеатров в 1981 г. был включен Русской Православной Церковью за рубежом в Собор новомучеников и исповедников российских в лике священномучеников.

Рака с мощами епископа Никодима Белгородского, ставшего жертвой красного террора, хранится в Спасо-Преображенском кафедральном соборе Белгорода.

24 марта 2013 года, в день Торжества Православия, в Белгородском Спасо-Преображенском соборе для всеобщего поклонения были впервые вынесены мощи священномученика Никодима (Кононова).  Земля Святого Белогорья обрела еще одного небесного покровителя.

По материалам сайтов beleparh.ru, stal-nevsky.ru, а также книги протоиерея Олега Кобеца,
А.Н. Крупенкова, Н.Ф. Крупенкова «История Белгородской епархии».

 

Comments are closed.