Протоиерей Игорь Мягкий

И крестить детей, и реставрировать храм ему приходилось тайком…

Где же служил отец Игорь?

Протоиерей Игорь Мягкий

Протоиерей Игорь Мягкий

Если поинтересоваться у старооскольских старожилов о том, в каком именно храме служил протоиерей Игорь Мягкий, то можно получить самые разные ответы. Кто-то скажет, что в Крестовоздвиженском, кто-то – в Никольском села Незнамово, кто-то – в Троицком, кто-то – в Ильинском. И все эти ответы будут верны.
А еще отец Игорь служил в Архангельском храме села Роговое, Успенском храме поселка Касторное, Николаевском храме города Грайворон. Служил он и в Польше, и в Чехословакии, и на Волыни. За четыре десятка лет священнического стажа ему неоднократно приходилось менять место жительства. Иногда по воле священноначалия, иногда по семейным обстоятельствам, а порой и под дулом немецких автоматов…
Первые годы служения отца Игоря в священном сане пришлись на беспокойное военное время. Но и в дальнейшем покоя он не искал. Уже на склоне лет, будучи больным-диабетиком, он ежедневно пешком ходил из центра города в Стрелецкую слободу, в Троицкий храм. А вернувшись домой, зачастую вынужден был тут же снова отправляться на требы. За такую отзывчивость на нужды верующих его стали называть безотказным батюшкой. Не боялся отец Игорь совершать таинство Крещения на дому втайне от гражданских властей, которые зорко следили за тем, чтобы Церковь была лишь филиалом дома престарелых.
Богослужение священник Игорь Мягкий совершал благоговейно и с усердием. Часто говорил проповеди. Пекся о вверенной ему пастве. Некоторым прихожанам даже поздравительные открытки в дни больших церковных праздников отправлял.

Школа жизни

Родом протоиерей Владимир Лаврович Мягкий из духовного сословия. Родился он 23 июня 1916 года в городе Казатине (Винницкая обл.). В 1942 году епископом Иоанном Брестским и Ковельским рукоположен в сан диакона. В 1944 году епископ Днепропетровский и Запорожский Димитрий рукоположил его в сан пресвитера. Поначалу священник Игорь служил в Воскресенском соборе города Ковеля, но в августе 1944-го его перевели в Варшаву. Здесь отец Игорь прослужил совсем немного, так как уже в октябре был угнан в Германию на тяжелые принудительные работы.
К исполнению главных своих обязанностей священнику Игорю удалось вернуться лишь весной 1945 года. После разгрома немецких войск он служил в Петропавловской церкви города Карлсбад (Чехословакия). А в следующем году Святейший Патриарх Алексий (Симанский) перевел наскитавшегося по чужбине отца Игоря на родину. С 1946 по 1962 год он служил на Украине.
В 1955 году иерей Игорь Мягкий закончил Ленинградскую духовную семинарию. В 1960 году, завершив учебу на заочном секторе Ленинградской духовной академии, получил ученую степень кандидата богословия.

«Мы любим своего батюшку»

В период хрущевских гонений на Церковь отец Игорь остался без прихода и по совету своего архиерея обратился в Курск к владыке Леониду (Полякову): «Могу ли я рассчитывать на получение священнического места в одном из приходов Курской епархии?». Место нашлось сначала в Грайвороне, затем в Приосколье.
С 24 августа 1962 года священник Игорь был определен на служение в Свято-Никольский храм села Незнамово. А с 4 июня 1964 года переведен в Крестовоздвиженскую церковь, что в Ямской слободе. За 12 лет своего служения в этом храме отец Игорь Мягкий сумел наладить здесь нормальную приходскую жизнь. «До него наш храм находился в нищете и разорении, – писали прихожане епископу. – Он стал честно и по-настоящему трудиться, и на наших глазах храм стал преображаться. Появились новые церковные сосуды, облачения священнические, кресты на престолах, Евангелия. Провели электрический свет. Было проведено отопление… В нашем храме службы совершаются через день, несмотря на то, что у нашего батюшки болят ноги – язва на ногах, да и живет он далеко от храма. Мы, прихожане, очень любим своего батюшку и дорожим им».
«На службах отца Игоря – Божия благодать и радость в храме, – говорила Мария Федоровна Рукавицына. – Стоишь, и все дела житейские отступают».

«Пастырским терпением преодолеть искушения»

Личное дело протоиерея Игоря Мягкого хранится в Курском епархиальном архиве в двух папках. В то время как дела большинства священников легко умещаются в одной папке. Полтома составили письма прихожан Крестовоздвиженского храма архиепископу Курскому и Белгородскому Хризостому с просьбой вернуть отца Игоря обратно в Ямскую церковь. Дело в том, что летом 1976 года священника после двенадцати лет службы в Ямской слободе перевели в село Роговое.
Ямская паства восприняла это событие, как гром среди ясного неба. «Мы его очень уважаем и любим как наставника, – писали прихожане владыке Хризостому. – Он очень много потрудился. Наш священник никаких замечаний по церковной линии не имеет… Сейчас в нашем храме нет никакой радости, а царит какое-то угнетение». Писем подобного содержания пришло несколько. И почти все письма венчались листами с длинными колонками подписей. Но были письма и от отдельных лиц. «Он был простой и добрый», – писала А.Г. Сидорова. «Он нужен нам, – взывали Болтенкова и Долгих. – Вся округа плачет по нем. Утолите наши слезы».
Одно из коллективных прошений даже завершилось такими угрожающими словами: «Если не будет по-нашему, поедем в Москву к Патриарху и товарищу Куроедову». В.А. Куроедов был председателем Совета по делам Русской Православной Церкви и в период хрущевских гонений на Церковь по заданию партии занимался плановым сокращением церквей, монастырей и духовенства.
Отец Игорь стал жертвой хитроумной интриги, искусно сплетенной подчиненными товарища Куроедова и их добровольными помощниками из числа якобы верующих. По советскому законодательству того времени настоятель храма был не главой церковной общины, а временно приглашенным исполнителем религиозных обрядов. Отца Игоря роль наемника явно не устраивала. Он не мог не заботиться о Доме Божьем и использовал все возможные средства для того, чтобы не допустить обветшания храма. Он убеждал приходской совет не скупиться на благоукрашение церкви, богатую утварь, дорогие облачения. Самостоятельно организовал ремонт алтаря, используя личные пожертвования своих духовных чад. Затеял широкомасштабную реставрацию иконостаса, чем вызвал недовольство председателя ревизионной комиссии прихода. Та, не долго думая, доложила о кипучей деятельности батюшки местному уполномоченному по делам РПЦ товарищу Бажинову.
Чтобы не дразнить гусей, отец Игорь благословил мастера-реставратора заниматься своей работой в ночные часы в запертом храме. Но и это стало известно Бажинову. Уполномоченный возмутился от такой дерзости священника и поставил вопрос о лишении отца Игоря права совершать религиозные обряды. Припомнили ему и другие инциденты. Например, то, что он брал от людей молоко и прочие продукты, когда прихожане навещали священника во время его болезни.
В период сгущения туч над головой отца Игоря владыка Хризостом советовал ему не волноваться, а «тактичностью и пастырским терпением преодолеть искушения, которые неизбежны в этом мире».
На какой-то момент показалось, что буря прошла стороной. И именно в это затишье, не дожидаясь нового натиска недругов Церкви, архиепископ Хризостом подписал указ о переводе протоиерея Игоря Мягкого в другой храм. На многочисленные просьбы вернуть пастыря в Ямскую слободу владыка коротко отвечал: «Отец Игорь переведен в другой приход для церковной пользы». А однажды не сдержался и добавил: «Вы думаете только о себе, а я – о многих. В этом случае трудно угодить всем…».
Так ямской период (1964-1976 гг.) в жизни отца Игоря закончился. Но не закончился старооскольский.

Время утрат

В марте 1977 года протоиерей Игорь Мягкий вернулся в наши края, но не в Ямскую слободу, а в село Незнамово. Через четыре года его ожидал перевод в Троицкий храм Стрелецкой слободы.
Весной 1983 года тяжело заболела матушка отца Игоря Валентина Марьяновна. После инфаркта она надолго слегла в больницу и нуждалась в постоянном уходе. За больной ухаживали дочь и сам отец Игорь. Приближалась Страстная Седмица с продолжительными и напряженными службами, а за нею Пасха с освящением куличей и прочей снеди. Батюшка боялся оставлять свою любимую матушку, столько лет служившую ему надежной опорой и прочным тылом. Он телеграфировал архиепископу Хризостому просьбу хотя бы на две недели (Страстную и Светлую) командировать ему на помощь второго священника. Но владыка вынужден был ответить отказом: «Не могу исполнить вашу просьбу, поскольку нет свободного священника. С любовью о Господе архиепископ Хризостом».
Вскоре в Курск из Старого Оскола пришла еще одна телеграмма: «Очень прошу Ваших молитв о усопшей моей матушке Валентине. Протоиерей Игорь Мягкий». Несмотря на телеграфный стиль послания, чувствовалось, что потерю близкого человека батюшка переживает очень тяжело. Владыка Хризостом поспешил отправить овдовевшему священнику слова утешения: «Примите мое искреннее соболезнование. Царство Небесное матушке Валентине. А Вам, отец Игорь, желаю благодатной помощи Божией и крепости».
Крепости отцу Игорю хватило лишь на полтора года. В октябре 1984 года он по состоянию здоровья был освобожден от должности настоятеля Троицкого храма и почислен за штат. Однако через несколько месяцев заштатный священник нестерпимо затосковал по главному делу своей жизни – церковному служению. Дочь Елена заметила состояние отца Игоря и отважилась обратиться к епископу с просьбой – вернуть батюшку в строй. С 8 июля по 1 октября 1985 года протоиерей Игорь был временно командирован в Ильинский храм для совершения богослужений.
Службы в этой церкви стали для отца Игоря последними. 23 октября он почувствовал себя нехорошо, самостоятельно пришел в больницу и там скончался.

Священник Владимир РУСИН

Comments are closed.