Вернуться к Священнослужители

Протоиерей Андрей Зиновьев

Протоиерей Андрей ЗиновьевДесять лет возглавляет приход Свято-Никольского храма в Соковом протоиерей Андрей Зиновьев. Как говорит батюшка, Соковое – скорее дачный поселок, чем село. Народ на зиму перебирается в городские квартиры, а летом съезжается вновь.
Отцу Андрею больше по душе сельская жизнь, хоть и вырос он в обычной квартире трехэтажного дома. Родина его – в недалеком от Старого Оскола поселке Горшечное. А крестьянскую закалку получал летом у бабушки в деревне. Вместе с отцом косил, помогал справляться с многочисленным кукарекающим и гогочущим подворьем, и даже приловчился доить корову. Любовь к земле, к многоликой природе, в которой заложено непременное постоянство и неизбежная сменяемость, крепко засела в нем. А может быть, он и родился с этим чувством тяги к простому патриархальному быту, забытому сегодня многими селянами.

– Если есть возможность, у человека обязательно должен быть кусочек земли, какое-нибудь хозяйство, – говорит батюшка. – Это и взрослым полезно, и детям. Если человек с детства не привыкнет трудиться, пот проливать, за кем-то ухаживать, ему будет трудно жить в дальнейшем. Вырастая, нам все время надо о ком-то заботиться, помогать, а учиться этому нужно с младых ногтей.
Сам отец Андрей недавно обзавелся собственным домом, как раз напротив храма, и занялся обустройством подворья. За год щенок Буля превратился в мощного бульмастифа. Буля – абсолютно добродушное существо, от полноты чувств она готова свалить вас с ног. Но думаю, с непрошеными гостями обойдется гораздо строже, согласно своему собачьему служению.
Протоиерей Андрей ЗиновьевСбоку дома прилепился длинный ряд кроличьих клеток в два яруса. Прежде чем приступить к разведению длинноухих питомцев, отец Андрей внимательно изучил соответствующую литературу, внес собственные задумки в конструкцию клеток, чтобы были удобные и гигиеничные, завез несколько кролей на развод… и дело пошло. Сейчас у батюшки почти двести голов этой пушистой разномастной живности. За зиму съедают сена больше, чем корова. Косит и заготавливает для них траву сам отец Андрей. Конечно, можно и купить. Но он не хочет. Разнотравья кругом – море. Вот здесь и пригодились отцовские уроки. Соседи на него смотрят с удивлением: и зачем батюшке это надо?
Но отец Андрей за свое:
– Как я буду проповедовать любовь к земле, если сам не буду на ней работать? И вообще лучшая проповедь – и слова, и дела. Надо не только рассказывать, но и показывать. Хозяйство человека дисциплинирует. Я на примере животных могу многие наставления старцев объяснить. Вот крольчиха – если тощая, то потомства от нее не жди. И если ожирела – тоже не понесет. Во всем мера нужна, сдержанность.
Пост для чего нужен? Чтобы человек учился от чего-то отказываться. Если он пристрастие к еде поборет, то сможет и с другими страстями справиться. Пост – это тренировка терпения.
А что такое тренировка, отцу Андрею хорошо известно. Спортом с детства увлекается. Семь лет в секции дзюдо занимался, а еще любил лыжи, гимнастику, стрельбу. И поныне физической культуры не оставляет. Бегает, купается круглый год в реке Оскол. В прошлом году участвовал в феврале в ежегодном заплыве, посвященном освобождению Старого Оскола. Подружился с велосипедистами, благословил их на поездку по святым источникам. Сам с большим желанием с ними бы отправился путешествовать, но приход на две недели никак оставить нельзя. На него старооскольские спортсмены смотрят и уважать начинают, а потом уже спрашивают о жизни, о вере. Глядишь, кто-то и в храм пришел, не только свечку поставить, но и поглубже себя копнуть.
– Те, кто спортом серьезно занимается, очень целеустремленные, настырные. Они хорошие, порядочные люди. Их нужно к церкви привлекать. Если они к Богу придут, то будут лучшими православными, потому что привыкли над собой работать, себя не жалеть, – говорит отец Андрей.
Местные подростки к батюшке давно приглядываются. Он их и на турнике обставит, и кульбиты делает, которые парнишки не могут, и гимнастический «мостик» у отца Андрея легко получается в свои 34 года, а молодым не по зубам такие трюки.
– Верующий – это не значит слабый. Вера учит самоорганизации. А для мальчишек нужен авторитет, тот, кто сильнее их. Когда я в армии служил, никого не уговаривал поститься или на службы в храм ходить. Сам ходил, а ребята смотрели, потом спрашивали, а затем начинали жить по-христиански. У нас в военном оркестре крещеные солдаты-срочники постились, в дни увольнений ходили в храм.

Протоиерей Андрей Зиновьев. Присяга

Присяга

Армейскую службу отец Андрей проходил в Москве в оркестре при военном институте, так как учился он до того в музыкальном училище. Играл на кларнете и марши, и джаз. Однажды в увольнение пошел в кинотеатр, а зашел в Новодевичий монастырь и оказался на Всенощной. И все. С этого дня началась другая точка отсчета.
То, что пережил восемнадцатилетний паренек за несколько часов, трудно описать – произошла встреча с Богом. Теперь ему стали неинтересны кинотеатры и простые прогулки. Так бывает, когда человек долго страдал от жажды и вдруг увидел чистый родник, пьет и не может напиться. В свободное время он шел в Елоховский Богоявленский собор. В начале девяностых годов еще не было столько православной литературы, как сейчас. Но по признанию отца Андрея, половина его библиотеки состоит из книг, приобретенных в Москве в то время.
После службы в армии отец Андрей в музыкальное училище не вернулся, а стал пономарем в Горшеченском Свято-Никольском храме. Через полтора года поступил в Курскую Духовную семинарию и вскоре оказался в качестве дьякона в Александро-Невском кафедральном соборе в Старом Осколе.
– В моей жизни нет ничего примечательного, даже не знаю, о чем тут можно писать, – уверяет отец Андрей. – Главное занятие – священство, приходские заботы, а все остальные интересы – второй очередью.
Протоиерей Андрей ЗиновьевУникальность священнического призвания невозможно ни с чем сопоставить. Богослужения в храме, крестины, венчания, панихиды – все то, что способствует спасению человеческой души. И благолепие дома Божьего очень важно.
В Свято-Никольском храме – деревянный резной иконостас, который сразу обращает внимание зашедшего. Батюшка говорит, что мастерски режет по дереву его брат Алексей, учитель рисования и православной культуры, а отец Андрей у него в помощниках. Зато строительством котельной возле храма батюшка занимался собственноручно вместе с прихожанами. Сейчас вот трубы менять надо, где-то протекает.
Но и других увлечений у батюшки «воз и маленькая тележка». О кроличьей ферме отца Андрея мы уже сказали. В помощниках у него – двое старших сыновей, младший пока только из коляски наблюдает. Но самая большая радость – пасека. О разведении пчел он мечтал с детства.
– Пчел очень люблю, даже люблю, когда кусают. Укусы их чрезвычайно полезны. Все мои детские фотографии – на пасеке. Сейчас у меня 20 семей. Правда, матушка поругивает, что сильно уж увлекаюсь пчелами.
Протоиерей Андрей ЗиновьевУльи у отца Андрея непривычные: многокорпусные, высокие, как многоэтажный дом, а рамочки в ним небольшие, вполовину меньше обычных. Зато выкачать с такого «домика» можно две фляги меда.
В скором времени отец Андрей думает усовершенствовать свою пасеку, сделать ее павильонной, а рамки – круглыми. Но эти технические подробности поймут только пчеловоды-профессионалы.
Рассказывать об отце Андрее можно, поверьте, еще много. О том, какие песни он поет под гитару и почему увлекся изучением английского языка. Но мы не ставили своей целью написания большого очерка. Просто захотелось рассказать о той стороне жизни священника, которая начинается, когда он выходит за церковную ограду. Для некоторых людей она может стать отправной точкой решения, придут ли они завтра в храм и будут ли доверять проповеди священника. Личный пример гораздо более убедителен, чем все слова, звучащие в мире.

Светлана Воронцова