Протоиерей Виталий Курилович

Свидетельские показания, которых не было

Протоиерей Виталий Курилович из села Каплино (1884-1937)

Протоиерей Виталий Курилович из села Каплино (1884-1937)

В 1937 году протоиерея Виталия Куриловича, последнего настоятеля Покровского храма в селе Каплино, признали «польским шпионом» и приговорили к расстрелу на основании показаний четырех свидетелей. Когда в 1965 году по просьбе дочери священника Зиновии Витальевны Васильевой дело было пересмотрено, двоих свидетелей уже не было в живых, один выбыл из села в неизвестном направлении, а четвертый сказал: «В предъявленном мне протоколе от 3 декабря 1937 года подпись похожа на мою, но зачитанные мне показания, изложенные в протоколе от моего имени, я подтвердить не могу, потому что об антисоветской деятельности Куриловича мне ничего не известно».
Старший лейтенант КГБ Станкевич, проводивший в 1965 году пересмотр дела, вызвал новых свидетелей из числа жителей села Каплино, которые в 1930-е годы знали местного священника. Все они отзывались о батюшке хорошо. Даже бывший учитель, признавшийся, что «к попам питает неприязнь», не смог вспомнить ничего, компрометирующего отца Виталия. Верующие каплинцы видели в нем доброго пастыря. Неверующие односельчане ценили священника «как грамотного человека и специалиста по ремонту различной техники». К нему часто приносили на починку примусы и велосипеды. Против колхоза он не только не выступал, но и бескорыстно оказывал колхозникам помощь. Когда в колхоз поступали плуги, сенокосилки или жатки нового образца, никто не знал, как ими пользоваться. Отец Виталий неоднократно помогал наладить новую технику и учил, как с нею управляться. За свои услуги платы не брал.
С председателем федосеевского колхоза у священника сложились приятельские отношения. Они вместе ловили рыбу на реке Оскол.
Словом, обвинение в том, что отец Виталий «вел активную агитацию против применения в колхозах комбайнов, тракторов и других сельскохозяйственных машин», не имело основания. Да и ложность других наветов обнаружилась. Следователь КГБ, заметив, что по делу не производилось очных ставок, заключил: «материалами дополнительной проверки не подтверждается, что Курилович был враждебно настроен против советской власти».
Правда, в последних допросах священника имеются некоторые противоречивые признания в шпионской деятельности. Но принимая во внимание, как велось следственное дело отца Виталия, надо полагать, что их автором был сам следователь НКВД. В 1965 году это поняли, и протоиерей Виталий Курилович был реабилитирован.

Самый красивый храм в России и Украине

Протоиерей Виталий Николаевич Курилович родился в 1884 году в селе Бокуйма Дубенского уезда Волынской губернии в семье вольных крестьян. В 1908 году он закончил Волынскую Духовную семинарию. Приняв священный сан, служил на Волыни. В годы Первой мировой войны был полковым священником. В 1915 году перед наступлением немцев эвакуировался вглубь России. До 1917 года был священником Кромского женского монастыря. До 1920 года служил в селе Опальское. До 1928 года – в селе Космодемьянское Свердловского района. В 1924 году привлекался к судебной ответственности за несоблюдение правил о домработницах. В 1928 году арестовывался ОГПУ.
Последние девять лет своей жизни отец Виталий жил в селе Каплино Старооскольского района и служил в Покровском храме, который называл самым красивым из виденных им в России и на Украине.
В годы пребывания в Старом Осколе священномученика Онуфрия (Гагалюка) отец Виталий находился с ним в молитвенном общении и даже рекомендовал ему ставленников для занятия пустующих священнических мест в приходах Старооскольской епархии. (В частности, отец Макарий Попов был рукоположен в сан пресвитера по рекомендации протоиерея Виталия Куриловича).
Жил священник в Каплино в церковной сторожке. В 1930-е годы он овдовел. Дети разъехались по другим городам. Более тесную связь с отцом поддерживала восемнадцатилетняя дочь Надежда, второкурсница Старооскольского педучилища.
Об аресте отца и о его дальнейшей судьбе дети узнали не сразу.

«Польский шпион»

Арестовали отца Виталия 9 ноября 1937 года и заключили в Старооскольский изолятор при УНКВД. Допросы начались лишь через месяц. До этого допрашивали свидетелей и арестованного по другому делу работника Старооскольской почтовой конторы Д., консультанта по международной корреспонденции. Д. сообщил, что Курилович в 1936 году обращался к нему за советом, как выехать в Польшу. Там проживали его престарелая мама и братья. Работник почтовой конторы посоветовал отцу Виталию обратиться в Польское консульство, что тот и сделал. Но это не принесло желаемого результата. Священник несколько раз ездил в Москву. Его в консульстве хорошо принимали, все выслушивали, обещали помочь с выездом. Но советская сторона потребовала за оформление загранпаспорта 250 рублей, которых у батюшки не было. Отец Виталий пожаловался в РИК и попросил бесплатный национальный паспорт.
В начале ноября священник зашел на почту и радостно сообщил Д., что его вызвали в милицию и пообещали выдать паспорт. По всей видимости, визит в милицию и закончился арестом, потому что никто из соседей не видел, как отца Виталия увозили из церковной сторожки.
Сам работник почты признался, что лично писал за границу письма контрреволюционного содержания, общался с людьми, имеющими родных и знакомых в Латвии, Чехословакии, Уругвае, Франции, Харбине и Иерусалиме, а в 1933 году получил из Польши от Ягодзинского в ценном письме один американский доллар. Надо полагать, этого хватило для высшей меры наказания.
У протоиерея Виталия Куриловича при обыске, помимо различных документов, фотографий и переписки, была изъята одна золотая десятирублевая монета. По мнению следствия, она являлась гонораром священнику за шпионские услуги.
7 декабря 1937 года, в день памяти великомученицы Екатерины, отец Виталий был допрошен первый раз.
– Вы были связаны с польской разведкой, – заявил батюшке оперуполномоченный НКВД и потребовал дать следствию показания об этой связи.
– С польской разведкой я связи не имел, – ответил священник.
Следователь обвинил его во лжи и сообщил, что у сотрудников НКВД имеется информация о посещении отца Виталия польским разведчиком. Священник признал, что летом 1936 года к нему на квартиру вместе с одной женщиной, пришедшей забирать починенный примус, заявился перебежчик из Польши. Фамилию свою он не назвал. Да и женщина с примусом была в Каплино проездом. Она живет в Донбассе.
Следователь потребовал отца Виталия признать себя польским шпионом.
Батюшка рассказал, что за последние два года трижды ездил в Москву в польское консульство, где заполнял анкеты, отвечал на устные вопросы, ел конфеты, но деньги у сотрудников консульства не брал.
Последняя часть протокола допроса от 7 декабря плохо стыкуется с предыдущим ходом беседы. В ней содержится признание, сделанное от имени священника в том, что он был завербован сотрудниками консульства для шпионской работы в пользу Польши и дал устное согласие передавать шпионскую информацию о настроении населения, «главным образом, молодежи». За это священник якобы получал вознаграждение.
Протокол второго допроса, датированный 8 декабря, еще более сумбурен и неконкретен. В нем мелькают имена нескольких старооскольских священников, арестованных позднее протоиерея Виталия Куриловича (священника Леонида Астанина, протоиерея Михаила Павлюка и других). Но сам отец Виталий не проходит свидетелем по их делам, что, скорее всего, свидетельствует о фальсификации показаний, содержащихся во втором протоколе.
В обвинительном заключении «преступная деятельность» каплинского батюшки подана с еще большим размахом. Сказано, что он «по заданию посольства собирал шпионские сведения об экономическом и политическом состоянии районов Курской области для передачи польской разведке». Указано, что отец Виталий за шпионскую работу получал деньги, в чем признался, и хотя «дальнейшую свою практическую работу в пользу Польши отрицает, изобличается показаниями свидетелей». Ну, о том, как собирались свидетельские показания, мы говорили выше.
Протоиерея Виталия Куриловича обвиняли в том, что он, «вопреки желанию населения и верующих», выступал против закрытия церкви и засыпки ее зерном; в том, что он критиковал сталинскую конституцию; в том, что восхвалял жизнь в Польше и фашистский строй; в том, что был «тесно связан с кулаками из села Жуково, с которыми распространял контрреволюционные листовки»; в том, что «использовал в своей агитации недород прошлого года»; в том, что общался с другими священниками и «интересовался настроением колхозников»; в том, что «у себя на квартире читал проповеди, где призывал верующих поддержать религию и не идти вместе с коммунистами».
2 января 1938 года постановлением НКВД и Прокурора СССР протоиерей Виталий Курилович был осужден к высшей мере наказания – расстрелу. 15 января 1938 года в 24 часа приговор привели в исполнение.

Новый Покровский храм в Федосеевке

Храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы

Храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы

Величественный Покровский храм в Каплино вскоре после расстрела его последнего настоятеля разрушили. Говорят, что часть церковного кирпича пошла на строительство аэродрома. Поучаствовали в разорении церкви и некоторые местные жители. Рассказывают об одной женщине, которая потихоньку натаскала себе кирпичей и пристроила из них к дому флигелек. С той поры каждую весну в этом доме с флигельком из церковного кирпича случались пожары, и саму хозяйку в селе прозвали Гарасевной. А когда-то она, наверное, Герасимовной была.
Прошли годы. И большая часть старинного Каплино, включая то место, где был разрушенный храм, стала частью современной Федосеевки. А топоним «Каплино» у старооскольцев в первую очередь ассоциируется с большим городским кладбищем. Старожилы этих мест удивляются, как так вышло, что маленькая Федосеевка («три двора») поглотила центр Каплино и превратилась в большой пригородный микрорайон.
Несколько лет назад возникла идея построить в Федосеевке храм. А сейчас эта идея воплощена в жизнь. Новый Покровский храм в селе Федосеевка, конечно, уступает размерами храму довоенному и располагаться несколько в стороне. Но его строительство, безусловно, стало важной вехой в истории села и вдохнуло в него новую жизнь. Ведь, неслучайно архивные материалы о жизни и мученической кончине последнего священника, служившего здесь, были обнаружены и обнародованы после начала строительства новой церкви.

Священник Владимир РУСИН
«Православное Осколье», №23 от 11 июня 2010 года.

Источники:
Архив УФСБ РФ по Белгородской обл. Архивно-уголовное дело N 8312.
База данных факультета ИПМ Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета.
Воспоминания Косарева Ивана Андреевича, жителя села Каплино.

2 Responses to Протоиерей Виталий Курилович

  1. Виталий Курилович — это мой прадед,моей бабушке Зиновии-отец.Это она делала запрос о своём отце.Мы не знаем где его могила,если кто знает,сообщите пожалуйста.

  2. Ольга Курилович (Васильева) says:

    Так у вас же все документы остались и запросы после смерти Зиновии Витальевны. Там все и указано — ответ КГБ — захоронение не известно. Или не сохранили? И ордена и медали деда Никанора. Вы же посчитали себя единственными наследниками. Дети Михаила для вас были и есть не в счет. Значит надо было лучше хранить.