История собора в честь Богоявления Господня

Старый Оскол. Начало 20-го века

Старый Оскол. Начало 20-го века

По мнению историка-краеведа А.П. Никулова, основание соборной церкви можно отнести к 1593 году, ко времени, когда «государевы люди» приступили к закладке города-крепости Оскол. В XVI в. церковь во имя Преображения Господня была деревянной, построена в Малом остроге (позже Нижняя площадь). Ее местоположение на протяжении ряда веков было неизменным (современная территория от кинотеатра «Октябрь» до мелового обрыва над рекой Оскол).
Из источников известно, что в 1596 г. к собору пристроены приделы. Описание внешнего вида соборной деревянной церкви приводится в «Оскольской дозорной книге за 1615 г.»: «Соборная церковь представляла собой дубовый четырехгранный сруб с шатровой кровлей, на вершине которой глава с крестом. С западной стороны трапеза с колокольницей и два колокола по три пуда. Было два придела: северный освящен во имя князя Владимира Киевского, а южный во имя св. вмч. Феодора Стратилата. Церковное здание было на подклети и окружено папертью. Главная икона храма – Преображение Спасово – местная, украшена богатым окладом из тонких листов тесненого серебра с напаянным из свитой серебряной позолоченной проволоки ажурным узором. В алтаре напрестольный образ Пресвятой Богородицы в золотом окладе. Алтарь от храма отделялся иконостасом с царскими вратами».
Из того же источника узнаем о церковно-священно-служителях: «Рядом с храмом стояли дворы соборного священника отца Богдана Иванова, который в составе Оскольской делегации принял участие в Земском соборе по выдвижению на престол Михаила Романова, и дьячка Макара Иванова. В 1616 г. церковь сгорела, и черкасы увели в плен сына отца Богдана Филата».
Новый пожар 14 июня 1628 г. начался от вновь отстроенной церкви в честь Рождества Пресвятой Богородицы. В 1629 г. церковь восстановлена с приделом во имя Архистратига Михаила.
С 1633 г. по 1635 г. «стояла в пусте», записано в источниках, «ибо попа Курдюма убили татары, а дьяка по штату в церкви не было». Колокола в церкви сняли и по указу государя использовали их вместо расколовшегося вестового колокола.
В 1640 г. священник Афанасий, утвержденный в конце 1635 г., жаловался, что «прихода мало, крестьян нет, денежного жалованья нет, нет пономаря и просвирницы… земля, по ней ходят из города дорогою, от татарского разорения и хлебного недороду лежит в пусте». В этом же 1640 г. были отлиты и присланы новые колокола, печатные церковные книги и иконы, утверждено дьяконское место. Отцу Афанасию и дьякону определено хлебное жалованье.

Современный вид месторасположения храма

Современный вид месторасположения храма

Исследование архивных материалов историка-краеведа А.П. Никулова привело к заключению, что, вероятно, в первой половине XVII в. была построена новая церковь, так как в 1646 г., согласно окладным книгам, соборная церковь значится во имя Знамения Пресвятой Богородицы с приделом во имя святителя Николая Чудотворца. Далее, пишет исследователь в «Историческом исследовании Оскольского края», церковь значится как храм Рождества Пресвятой Богородицы. Та же церковь упоминается и в документах за 1656 г. и 1690 г. Вероятно, она была перестроена при возведении новых городских стен в 1678 г. Но иных документов до конца столетия нет.
По утверждению А.П. Никулова: «В 1715 г. церковь сгорела и была восстановлена в следующем году под тем же названием. В последующие годы она располагалась на прежнем месте, внутри крепости, напротив западных проезжих ворот. Строительство кирпичной церкви, вероятно, началось одновременно с Успенской и Троицкой церквами. И предположительно к 1767 г. она была достроена. Освящение главного престола, возможно, произошло позднее, так как действовала другая деревянная церковь во имя Гурия, Самсона и Авива, также считавшаяся Соборной церковью. Располагался каменный храм почти в центре крепостных сооружений и просуществовал без переделок до 1840 г.».
Как сообщает историк XIX века А.П. Синдеев, до 1782 г. не имеется никаких сведений, а в 1782 году упоминается о «Соборной церкви во имя Рождества Богородицы». По новому плану, Высочайше конфирмованному в 1784 г. Екатериной II, Соборная церковь остается на старом месте и стоит, вероятно, до 1833 г., когда на месте ее закладывается новый храм во имя Богоявления Господня.

Рисунок 19-го века

Рисунок 19-го века

Трудами и усердием купца Алексея Ивановича Иванова строительство завершено к 1840 г., а 15 августа того же года освящается епископом Курским и Белгородским Ювеналием (Половцевым) с главным престолом во имя Богоявления Господня. Правый престол был освящен в честь иконы Пресвятой Богородицы «Знамение», а левый, где во всем иконостасе лики святых отделаны в серебряные ризы усердием Максима Никифоровича Симонова и его жены, освящен во имя Рождества Пресвятой Богородицы.
Освященный в 1840 г. храм – красивой архитектуры, стены его отделаны под мрамор, иконостасы позолочены по дереву червонным золотом. Длина храма около 43 метров, ширина свыше 34 метров, а высота – 37 метров.
Из древних священных вещей замечателен напрестольный крест с надписью: «7190 (1682) г., октября в 25 день, сей крест построил Московского Собора Спаса, что у Великого Государя вверху, Протопопов Иван Лазарев и сын его государственной палаты дьяк Василий Иванович Протопопов по родителям своим» (крест этот в 1892 г. был похищен).
Здесь находился образ святителя Тихона Задонского, пожертвованный епископом Курским Сергием(Ляпидевским), будущим митрополитом Московским в 1861 г. при проезде через Старый Оскол из Задонска, где он участвовал при открытии святых мощей свт. Тихона; икона Пресвятой Богородицы «Знаменская», о которой сохранилось предание, что в 1831 г. после обнесения ее вокруг города (во время эпидемии) холера прекратилась. С этого времени она особенно чествуется жителями.
Ранее, в 1811 г., была выстроена каменная колокольня с шестью колоколами, к концу столетия звучало уже восемь колоколов. Под аркою этой колокольни устроена церковь во имя трех святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста, а в 1814 г. в их честь учреждается «трехсвятительская ярмарка». Колокольный иконостас сделан под зеленый мрамор по серебру, с позолоченной резьбой.
Исторические сведения о церковно-священно-служителях, о приходской жизни собора второй половины XIX в. немногочисленны.

Соборный сад

Известно, что вокруг церкви старанием церковного старосты Михаила Александровича Иванова устроен сад, под который занято место, пожертвованное купцом Стефаном Матвеевичем Кобозевым. Сад (несмотря на возвышенную местность и меловой грунт) рос успешно и находился в лучшем состоянии, чем городской сквер, возникший почти одновременно с соборным и находящийся с ним в одинаковых условиях.
Краевед В.Е. Гладков в книге «Сказы старого города» дает следующее описание соборному саду: «Шедевром этой части площади была не только соборная церковь, но и соборный сад. Он располагался ярусами, находился позади собора и являл собой настоящее чудо садоводства. Тремя террасами он спускался над обрывистой меловой скалой к правому берегу реки Оскол. В нем были фруктовые деревья: яблони, груши и другие. Но не только они привлекали глаз человека. Поражали его великолепные аллеи с богатейшими зарослями желтой, белой и бело-розовой акации, белой и персидской сирени, клумбы разнообразных цветов».

Приходское образование

Реальное училище

Реальное училище

В 1888 г. старанием священника Соборной церкви А.И. Положинцева открыты религиозно-нравственные чтения, а затем «обществом пособия бедным» открываются «публичные народные чтения» книг литературного и научного содержания; тем же обществом в 1892 г. открывается воскресная школа для взрослых неграмотных обоего пола, которую посещают более ста человек. При соборе находилась четырехклассная церковно-приходская школа, в которой дети изучали весь курс наук. Выпускники школы получали право продолжать свое образование в Высшем начальном училище, находящемся рядом, с 1907 г. и в реальном училище.

Краткие сведения о церковно-священно-служителях
Богоявленского собора в конце XIX века

С 12 августа 1879 г. настоятельствовал священник Николай Васильевич Попов. С 11 января 1887 г. помощником настоятеля назначен священник Андрей Иосифович Положинцев. Ранее был надзирателем при Старооскольском духовном училище; с ноября 1888 года выполнял обязанности священника по Старооскольскому тюремному замку; с ноября 1892 г. читал Закон Божий для взрослых в воскресных курсах при городском училище и, кроме того, состоял секретарем в городском Правлении Общества пособия бедным.
С 30 ноября 1866 г. на диаконском послушании находился Александр Тимофеевич Истомин. С 22 ноября 1878 г. по 1889 г. состоял законоучителем в частной женской школе г. Старый Оскол. С 1 октября 1889 г. учительствовал в церковной школе грамотности, выполнял обязанности кружечного по церкви и с 1888 г. состоял смотрителем Старооскольского Епархиального свечного склада.
С 1870 г. диакон (на псаломщической вакансии) Матвей Борисович Молотков. Ранее состоял псаломщиком в селе Вуколово, Щигровского уезда (Курской губ.).
С 16 марта 1881 г. на псаломщической вакансии находился Михаил Захарьевич Переверзев.
В начале ХХ века приход составляли 592 человека, жители Гуменской слободы и деревни Соковое. Клир состоял из настоятеля протоиерея Иоанна Порфириевича Каллистратова, двух священников – Александра Васильевича Иваницкого и Матвея Яковлевича Тимонова, дьякона Иоанна Ивановича Кириченко, трех псаломщиков – В.И. Ефремова, Н.Ф. Истомина, Т.Г. Саранчина. (Справочная Книга о церквах, приходах и причтах Курской епархии за 1908 г.).

Празднование 300-летия Старого Оскола

Протоирей Александр Иванов, настоятель Богоявленского собора в 1913-1914 г.

Протоирей Александр Иванов, настоятель Богоявленского собора в 1913-1914 г.

А.П. Синдеев, автор «Краткого исторического очерка города», сообщает, что 15 января 1893 г. вопрос о праздновании 300-летнего юбилея города внес для обсуждения на заседание городской Думы священник Андрей Положинцев. Дума утвердила празднование. Была разработана программа праздника. В ней предусматривались религиозные и светские торжества. Предполагалось открытие общественной библиотеки. Детям-сиротам строился детский приют, намечалось издание краткого исторического очерка города, ремонт богадельни.
Праздник начался 10 мая 1894 г. в шесть часов вечера. Среди приглашенных гостей на юбилейных торжествах присутствовал архиепископ Херсонский и Одесский Иустин(Охотин), в прошлом управляющий Курской и Белгородской епархией. Раздался первый удар соборного колокола, за ним отозвались колокола других церквей, и звон разнесся по всему городу, извещая жителей, что праздник начался. В соборе при огромном стечении народа проходила Всенощная. Литию совершали на площади перед собором. Здесь же отслужили панихиду по всем усопшим горожанам.
На следующий день в девять часов утра в соборном храме в присутствии почетных гостей была отслужена Божественная литургия. Затем вокруг города прошел крестный ход с молебнами. По окончании крестного хода в столовой «общества пособия бедным» был предложен бесплатный обед на 1000 человек. Праздник и народное гуляние продолжались до утра. Юбилей удался на славу.
В 1913 г. при Богоявленском соборе было учреждено общество трезвости во имя святого мученика Вонифатия. Актив общества проводил общедоступные противоалкогольные духовно-нравственные чтения с демонстрацией световых картинок, раздавал листовки и брошюры соответствующего содержания, устраивал общенародные пения и паломничество к святым местам.
В папке с материалами по организации в Старом Осколе общества трезвости, хранящейся в Государственном архиве г. Курска, последний по времени документ – рапорт протоиерея Александра Иванова, благочинного 1 Старооскольского округа, направленный в 1914 г. епископу Рыльскому Феофану (Гаврилову), управляющему Курско-Белгородской епархией. В рапорте говорится о том, что «22 июля в 6 часов вечера в городе был торжественно совершен крестный ход при полном собрании всего градского и пригородного духовенства. Начало крестного хода последовало от градского собора. На нижней площади пред собором был отслужен молебен Спасителю и Божией Матери, а затем началось шествие со святыми иконами и хоругвями на верхнюю площадь при колокольном звоне и пении «Спаси, Господи, люди Твоя…». Тысячная толпа сопровождала крестный ход…».

Участники крестного хода 1914 г., перед отправкой на фронт

Участники крестного хода 1914 г., перед отправкой на фронт

На верхней площади перед началом молебна соборный священник Матвей Тимонов прочитал Высочайший Манифест о войне с Германией. С призывом «объединиться всем вокруг обожаемого Монарха, принять вызов Германии с благодушием и молиться об успехе русского оружия в полной надежде на помощь Божию и Покров Матери Божией, заботясь о призрении семейств призванных на войну воинов» выступил благочинный, протоиерей Александр Иванов. По окончании речи был отслужен молебен о здравии Государя Императора и даровании победы нашему воинству с возношением установленного многолетия. После крестного хода духовник местной воинской команды священник Александр Иваницкий сопровождал «записанных нижних чинов» до железнодорожного вокзала.
В 1917 году в России произошел октябрьский переворот, в результате которого к власти пришло коммунистическое правительство. Ее особенностью был ярко выраженный богоборческий характер. Первые годы существования социалистического государства ознаменовались массовым отходом от церкви верующих, особенно крестьян. Отход от церкви был не только массовым, но и бурным, сопровождавшимся разрушением церквей и гонениями по отношению к священнослужителям.

По материалам архивов

Вид на храм в 30-е годы

Вид на храм в 30-е годы

Жизнь приходов городских церквей в августе 1920 года красочно описывает «словесный доклад Председателя протоиерея Василия Иванова на заседании Благочиннического Совета 1-го Старооскольского округа», в котором говорится о благодатной и полезной деятельности старост церквей города, в том числе и Соборной церкви – Дионисия Михайловича Мещерякова. «Ревностные служители алтаря Господня», – сообщает докладчик, – «…в период оскудения священства в г. Старый Оскол, по случаю бегства всех священников с белогвардейцами, самоотверженно способствовали к поддержанию Богослужения в церквах, приискивая и привозя посторонних священников, нужда в которых была неотложная по причине свирепствовавшего тифа…».
В «Отчете» Старооскольской комиссии по изъятию церковных ценностей на волне кампании в помощь голодающим Поволжья сделана следующая запись: «Из Соборной церкви разных серебряных предметов изъято 53 штуки. Оставлено во временное пользование: 1) сосуд с прибором; 2) дарохранительница; 3) крест; 4) ковшик; 5) тарелочка. При изъятии присутствовали – Матушанский, Рощупкин и Мещеряков. Май 1922 г.».
В 1923 г. согласно Декрету «Об отделении церкви от государства» здание соборной церкви и все ее имущество передано в бесплатное арендное бессрочное пользование и заведование религиозной общиной при означенной церкви. (Из «Клировой ведомости Соборной Благовещенской церкви за 1923 г.»).
В эти годы духовенство находилось на положении нищих, а храмы облагались непосильными налогами. Представители местной власти относились к служителям культа безразлично, холодно, но в то же время и дерзко.
Едва Русская Православная Церковь в 1922-1923 гг. выбралась из огня гражданской войны, как в стране разразилась новая, получившая в отечественной истории название «обновленческий раскол». Проблема обновленчества непосредственно коснулась приходской жизни глубинки, когда все приходы были обложены налогами на содержание Высшего Церковного Управления и проведения «Поместного собора» 3 мая 1923 г.
Вспоминает старейшая жительница г. Старый Оскол Екатерина Анатольевна Моржаретто: «Папина сестра Мария была замужем за священником. Он в Богоявленском соборе служил. Его звали Леонид Матушанский. Когда произошел раскол, он стал обновленцем. После смерти жены он уехал отсюда на Украину. Мы слышали, что он работает где-то на шахте бухгалтером. Больше мы за него ничего не знаем».

Священномученик Онуфрий

Священномученик Онуфрий

В декабре 1929 года была образована Старооскольская кафедра, первым епископом ее был назначен владыка Онуфрий (Гагалюк). Богоявленский собор, где власти разрешали служить епископу, всегда был полон, верующие люди стремились попасть на архиерейскую службу.
Из воспоминаний старожилов: «На службах у владыки, конечно, народу много было. Люди шли туда, чтобы попасть к нему».
Уже при жизни старооскольцы называли его «святой владыка». «Владыка Онуфрий обыкновенный простой человек, среднего роста. Внимательный, нежный, ласковый. Всегда принимал, всегда с ласкою. Подойдешь, он как родной отец».
В 1933 г. епископа Онуфрия (Гагалюка) арестовали.
Из воспоминаний Ирины Федоровны Гамовой: «Служба шла, подъехали два милиционера на «линейке» с лошадью. Милиционер зашел в храм, вывел его. Что там было – передать невозможно, какой там крик был. Владыка вышел, потом повернулся ко всем людям и говорит: «Старооскольцы, где бы я ни был, в каком бы я положении ни был, я вас никогда не забуду». Посадили его и увезли».
К началу 1930-х годов власти от запрета звонить в колокола перешли к их изъятию. В октябре 1930 года Председатель СНК СССР А.И. Рыков в пояснении к директиве об изъятии колоколов сообщил: «Мы решили использовать их в первую очередь для чеканки мелкой разменной монеты, которая до сих пор чеканилась из импортной меди». (Из сборника документов «Русская Православная Церковь и коммунистическое государство». Москва. 1996 г.).
Из документа 1936 г., который хранится в фондах архива г. Курска, следует, что приходская община Богоявленского собора распалась в 1931 году из-за неуплаты крупной недоимки (11206 рублей) по налогу со строений, земельной ренты и страховых пошлин. Бездействующая церковь, находящаяся под складскими помещениями Заготзерно на протяжении пяти лет, от тяжести зерна дала большую трещину и угрожала обвалом. Старооскольский Райисполком ходатайствует о закрытии храма, ликвидации имущества с использованием строительного материала для местных нужд коммунального строительства в городе. Латунь, черный металл с икон и иконостаса, согласно заключенному договору, сдали Цветметаллу г. Курск и ХОЗО НКВД.

Вид на храм в 1935 г.

Вид на храм в 1935 г.

По воспоминаниям местного жителя Рема Ивановича Мелентьева: «В 1936-1937 гг. уродился хороший хлеб, все городские храмы (шесть штук) были отданы под хлебохранилище. Церкви не работали, но были еще целы. Я ходил с друзьями, бултыхался в хлебе, нам было по шесть лет. Помню, фрески были даже целы». Далее: «В 1937-1938 годах видел, как разрушали Богоявленский собор, я шел тогда со школы, учился в первом классе. У храма было очень много народа. Я остановился посмотреть. Из-под храма убирали кирпичи, храм как бы отрывали от фундамента и подкладывали дубовые чурбаки, обливали их дегтем и керосином, затем поджигали. Когда все прогорало – храм рушился. Перед разрушением колокола сбрасывали, все плакали, на колени становились. Инициатор разрушений – НКВД, конкретные фамилии: Агарков и Стульнев».
За первые три десятка лет существования Советской власти бывшая Нижняя (Торговая) площадь изменена до полной неузнаваемости. Главная улица Старого Оскола – Курская – в 1918 году была переименована и стала называться Интернациональной. Имя Ленина было присвоено ей в год 90-летия вождя (1960 г.). Бесследно исчез с площади собор. Вырос там парк имени А.М. Горького. В этом парке возвышался монументальный памятник В.И. Ленину, указывавшему правой рукой на север (появившийся еще до разрушения Богоявленского собора). Из-под его руки вверх по бывшей Курской улице текла красная река. Так власти использовали кирпич, оставшийся после разрушения храмов: для укрепления мостовой.

Научный сотрудник Александро-Невского собора Светлана Шестакова
«Православное Осколье» №2 от 13.01.2012 г.
«Православное Осколье» №3 от 20.01.2012 г.

Comments are closed.