Наследие русского разума и православного сердца

В конце XX столетия в Россию стали возвращаться уникальные архивы и труды людей, не принявших революцию 1917 года и советскую власть, творивших и скончавшихся на чужбине. Постепенно мы стали знакомиться с сочинениями философа и публициста Ивана Ильина (1882-1954), писателей Ивана Бунина (1870-1953), Ивана Шмелева (1873-1950) и многих других…

«Православие светло и приветливо… Русский язык, кажется, единственный язык в мире, который в слово «правда» вложил два по существу противоположных смысла: «правда» – это то, что есть, действительность, факт. И «правда» – то, чего нет, чего еще нет, но что должно быть. Правда свидетельского показания о настоящем и правда Божьего обещания о будущем сливаются в одно слово и почти в одно понятие. И русский православный народ веками и веками работает для этого слияния: для превращения Божьей правды в правду реальной действительности», – эти слова принадлежат русскому журналисту, историку и писателю Ивану Лукьяновичу Солоневичу (1891-1953), которого гражданин Российской Федерации XXI века знает плохо или не знает вовсе.

Убеждения Солоневича далеко не всякому придутся по вкусу. Они не вписываются в идеологические схемы и трафареты. Русскую историю Иван Солоневич рассматривал исключительно с русской и православной точки зрения. Он не считал, что революция являлась неизбежной и вытекала из неких законов всемирного исторического процесса. В эмиграции сам для себя Солоневич сделал «страшное открытие», «…оно давало совсем иной ответ на вопрос о причинах революций, чем тот, какой мы привыкли давать на экзаменах по истории, политической экономии, философии и другим смежным доктринам современной социальной астрологии. Этот ответ говорил, что социальная революция есть прорыв к власти ублюдков и питекантропов… Что социальная революция устраивается не «социальными низами», а биологическими подонками человечества. И не на пользу социальных низов, а во имя вожделений биологических отбросов».

Основными признанными работами Солоневича считаются: «Россия в концлагере», «Диктатура слоя», «Белая Империя», «Великая фальшивка Февраля», роман «Две силы» и, конечно, «Народная монархия».

Самый главный труд жизни Ивана Лукьяновича Солоневича – «Народная монархия» – был завершен только в Южной Америке, а последняя часть его вышла после смерти автора в 1955 году.

Солоневич создавал «Народную монархию» для тех, кто любит Православную Россию, кто хочет, чтобы она развивалась независимо и честно, чтобы никогда больше в стране не разворачивались кровавые революции и гражданские войны.

Иван Лукьянович считал, что никакая демократия, обустроенная по чужим лекалам, не даст русскому народу решать свою судьбу самостоятельно. Русская монархия мыслилась Солоневичем как союз царя и народа, без всякого «средостения» в виде правящего сословия, преграждавшего общение самодержца и простых людей.

Солоневич в «Народной монархии» (как и в других своих книгах и статьях) утверждает, что без Православия само существование России нельзя даже и вообразить. Но Православие не замыкается лишь на нашем государстве. Оно гораздо шире, ибо в Церкви виден сам Господь наш Иисус Христос: «Православие – не только догматически, но и практически – выступает в мире как религия наибольшей человечности и наибольшей любви. Как религия наибольшей надежды и наибольшего оптимизма. Православие оптимистично насквозь, и учение о Богочеловеке есть основной догматический опорный пункт этого оптимизма: Бог есть абсолютная Любовь и абсолютное Добро, и между Богом и человеком есть нерушимая непосредственная личная связь – ибо Бог, как и человек, есть ЛИЧНОСТЬ, а не слепая сила природы. Человек, следовательно, в этом мире не одинок. И не бесцелен».

Солоневич находит русскую духовную силу именно в Православии: «Будущее все равно принадлежит дружбе и любви – зачем торопить их злобой и ненавистью? Мы все равно сильнее других – зачем культивировать чувство зависти? Ведь наша сила – это сила отца, творящая и хранящая, а не сила разбойника, грабящего и насилующего. Весь смысл бытия русского народа, весь «Свете Тихий» Православия погибли бы, если бы мы хотя бы один раз, единственный раз в нашей истории стали бы на путь Германии и сказали бы себе и миру: мы есть высшая раса – несите к ногам нашим всю колбасу и все пиво мира…»

Россия по Солоневичу – православная страна, которая осознает свою оригинальную жизнь по-своему. Россия не принадлежит ни Европе, ни Азии. Она – целый мир, великая цивилизация, отличающаяся от рядом лежащих миров и цивилизаций. И выстоявшая перед враждебным натиском только потому, что имеется особый Божий Промысел о России. Неслучайно Солоневич нередко цитирует слова полководца Александра Васильевича Суворова: «Мы – русские! С нами Бог!» Русские «…защищали самих себя. Защищали и против Азии, и против Европы. Европа собиралась нас съесть точно так же, как собиралась и Азия. Неудача никак не зависела ни от азиатских, ни от европейских дружественных чувств по нашему адресу…»

«Левые» давно уже объявили Солоневича «фашистом» и «черносотенцем» (за приверженность России, монархии и Православию), а «правые» – «коммунистом» и «чекистом» (за любовь к «черному» народу, а не «белой кости» – аристократии). И на этом успокоились. Ярлычки приклеены, и бабочка по имени «Иван Солоневич» надежно пришпилена булавочками в коллекции политических врагов. И его противников не смущают ни заключение в советском лагере (из которого он сбежал вместе с сыном Юрием и братом Борисом в Финляндию), ни ссылка в Германии за то, что предрек еще в 1941 году крах немецкой армии.

Солоневич был слишком неудобен и либерально-консервативной эмиграции из России и социалистам всех мастей, ибо он всегда стоял горой за Православие и свободу «русского мужика», а следовательно, был против помещичьего землевладения и против колхозного строя…

Идеологические воззрения Ивана Лукьяновича возникли как следствие его непростой судьбы, порой напоминающей авантюрный рассказ.

Он родился 13 ноября 1891 г. на территории Гродненской губернии Российской империи в «мужицко-поповской семье». Отец, Лукьян Михайлович Солоневич, прошел путь от сельского учителя до редактора газеты «Северо-Западная жизнь», одной из крупнейших в Белоруссии. Мама, Юлия Викентьевна, была дочерью православного священника. Так что тяжелую жизнь крестьянина и сельского духовенства Иван Солоневич знал не понаслышке –– большинство родственников принадлежало к этим сословиям. Так он рисует быт обычного священника, проживающего вдали от городской черты: «…огромная семья, босоногие мальчишки, которых нужно обуть, чтобы отправить в семинарию; босоногие девчонки, которых нужно одеть, чтобы отправить в епархиальное училище и потом выдать замуж. На обед ведро картошки, кусок масла и полведра огурцов: нужно Степушку снаряжать в семинарию».

Свое воспитание в семье сам И. Л. Солоневич называл «религиозно-консервативным» и благодарил родителей за него. Так что соблазны революционной деятельности и насаждаемого интеллигенцией атеизма Ивана не затронули совсем. Когда его сверстники боролись с царским режимом, Солоневич профессионально занимался спортом, учился и работал.  Свою журналистскую деятельность он начал в редакции газеты «Северо-Западная жизнь», помогая отцу.

Иван Лукьянович сумел поступить в Петербургский университет. Его однокурсником являлся поэт и путешественник Николай Степанович Гумилев. Однако высшего образования Солоневичу, как и Гумилеву, получить не довелось. Помешали нехватка средств, Первая мировая война, а затем и революция. Перспективная спортивная карьера тоже не задалась: в 1914 году Иван Лукьянович занял второе место на всероссийских соревнованиях по поднятию тяжестей. Но пришли иные тяжести – мятежи, голод, эпидемии – навалившиеся на всю страну, поднять которые за счет одной только физической силы уже было невозможно.

В столице Российской империи Иван Солоневич успешно трудился в самом популярном издании того времени – газете «Новое время», где неоднократно пересекался с выдающимся журналистом М. О. Меньшиковым и великим русским философом В. В. Розановым. Газета «Новое время» занимала позиции защиты самодержавия и Православия. Подобная позиция полностью соответствовала представлениям самого Солоневича.

Февральскую революцию 1917 года Иван Лукьянович не принял. В самый разгар событий Солоневич оказался в гуще народа. Он ходил и ездил по Петербургу, переименованному в Петроград, и все разворачивалось на его глазах. Итогом наблюдений за революционным брожением масс и предательством элиты стала книга И. С. Солоневича «Великая фальшивка Февраля», где он четко назвал вещи своими именами: «…русская революция не имела никаких оправданий — ни моральных, ни социальных, ни экономических, ни политических. Ее устроил правящий и ведущий слой — университетская, военная, земельная и финансовая знать. И каждая в своих узкоэгоистических интересах». Октябрь 1917 года привел к тому, что Иван и два его брата, Всеволод (1895-1920) и Борис (1898-1989), оказались в рядах Белого движения.    Гражданская война отплатила им сторицей. Правда, настигла братьев Солоневичей не пуля, а сыпной тиф. Всеволод умер, а Иван и Борис выжили, хотя и находились на самом краю смерти. Эвакуироваться вместе с белыми Солоневичам не удалось. Пришлось кое-как устраиваться жить в Советской России. Они занялись работой по организации и пропаганде спорта. В 1928 году Иван Солоневич выпустил брошюру «Самооборона и нападение без оружия», которую распространяли среди сотрудников НКВД. Впрочем, в советскую эпоху, вплоть до 1991 года, никто не собирался вспоминать, что у истоков борьбы самбо стоял «антисоветчик» Солоневич.

В 1932 году младший брат Ивана, Борис Солоневич, был арестован по делу нелегального скаутского движения, но его отпустили, оставив под подозрением. Данное событие и привело к попыткам побега Солоневичей из СССР.

В 1933 году при неудачном бегстве из страны Советов Иван Солоневич с сыном Юрием и Борис Солоневич с женой Ириной были схвачены и осуждены. Иван, Борис и Юрий попали отбывать срок в лагеря «Беломорско-Балтийского комбината». И вот оттуда им удалось в конце июля 1934 года уйти в Финляндию через болота и леса.

В 1936 году И. С. Солоневич издает книгу «Россия в концлагере», перебирается в Болгарию и начинает выпускать газету «Голос России». Антисоветская деятельность Солоневича была признана опасной НКВД. 3 февраля 1938 года в результате террористического акта при взрыве в редакции «Голоса России» погибли жена Ивана Солоневича, Тамара, и секретарь Николай Михайлов. Иван Лукьянович вынужденно перебирается в Германию. После же окончания Второй мировой войны, в 1948 году Солоневич уезжает из Европы в Аргентину.

До конца своих дней Иван Солоневич мечтал вернуться домой, но это ему сделать было не суждено. Он скончался во время операции в итальянском госпитале в Уругвае и похоронен в соответствии с православными традициями в этой столь далекой от Родины стране.

Грешный раб Божий Иван Солоневич ушел ко Господу. Нам же осталось его наследие в виде книг, статей и мыслей. Главное — его понять и принять. Наследие русского разума и православного сердца…

Александр Гончаров

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

22 + = 30