Дарья Гаврилец: «Буду как солнышко»

Насколько востребована сегодня русская народная культура у современной молодежи? Когда вокруг столько чужеземного, кажется, что наши «корни» зарыты где-то совсем глубоко. А возрождение видится невозможным. Только народная память – не пустые слова, и встречаются молодые люди, которые не просто интересуются русскими традициями, бытом, а живут и дышат ими.

Даша Левша – рукодельница, которая вот уже три года ведет страничку в «Инстаграме» (instagram.com/dasha.levsha). Девушка много пишет про культуру, творчество, историю и веру. А её работы, с русскими узорами и полевыми цветами, гуляют не только по нашей стране, но и по Европе. Такая востребованность объясняется просто – в каждом вышитом ею стежке «Русью пахнет». А сама мастерица воплощает в себе то, о чем рассказывает в своем блоге и творчестве: она самобытна и совсем не похожа на современную девушку – русая коса до пояса, яркая одежда с юбками и платьями в пол. Но ее трудно назвать не модной. Даша умеет преподнести народное искусство гармонично и стильно. Ее часто благодарят за мотивацию, искренность и светлые мысли. А количество читателей блога – уже более восьми тысяч.

Дарья Гаврилец (такова фамилия нашей героини, а Левша – творческий псевдоним) в России, в Старом Осколе, живет только два года. Родом она из казахских степей – города Рудный Костанайского района. Несмотря на непростые для постсоветских стран 90-е и 2000-е, в семье Гаврилец воспитывалось пятеро детей: мальчик и четыре девочки. И у всех дочек длинные русые косы.

– В своем блоге ты часто пишешь о важности семейных ценностей. Расскажи о своей семье. И что ты сама оттуда почерпнула?

– Федор Михайлович Достоевский в «Братьях Карамазовых» писал, что самое лучшее воспитание – это хорошее воспоминание, которое вынес человек из детства. И могу сказать: у меня золотые родители. Отец очень уважал и уважает труд, чему научил и нас. Бабушка с дедушкой, конечно, много рассказывали о своих родителях – участниках войны. Говорили о важности помнить об этом и быть благодарными подвигу предков. А мама привила любовь к чтению, рукоделию, истории.

Хотя мы долго всемером жили в двухкомнатной квартире, родители приложили немало усилий для нашего творческого развития. У нас были всевозможные краски, конструкторы, пазлы. Книги мама скупала целыми сериями.

– Я знаю, что ты придерживаешься определенного стиля в одежде, стараешься носить исключительно длинные юбки и платья. Почему?

– Отчасти на это повлияло все тоже воспитание. У мамы тонкий вкус и острое неприятие всего чужеродного, навязанного. Поэтому, когда в разгульные девяностые девочки во дворах носились в футболках «Титаник» и кислотных легинсах, мы все же ходили в чистых, наглаженных одеждах, без вызывающей безвкусицы. Нас так и называли – наглаженные дети. Но, как говорила императрица Александра Федоровна: «Обстановка и вещи не только формируют вкус, – это на поверхности. Главное – они формируют нравственность и восприятие мира». В свой «переходный период» у меня тоже было желание быть как все. Но я быстро поняла, что это не мое.

Длинные юбки, платья я полюбила давно. На мой взгляд, это не только женственно, но и правильно с позиции здравого смысла и веры. К примеру, покупая соблазнительную одежду, женщина подписывает негласный договор на борьбу за внимание мужчин, соперничество с другими женщинами. Совпадает ли это с женской миссией нести мир и добро? Никак нет. Наша одежда – это целое мироощущение, мировоззрение.

Дарья с сестрами

– Немало внимания ты уделяешь христианскому быту, а как ты сама пришла к вере?

– У родителей была атеистическая молодость. Но они всегда искали смысл жизни, не любили ни в чем поверхностности. Мама начала ходить в храм, когда мне уже было девять лет, а папа – еще позже. Но этот переход был для нас, детей, очень гармоничным. Православие ответило и на мои внутренние вопросы тоже.

С детства мне нравились посты, потому что в них есть смысл. А еще у нас было очень много интересных традиций. К примеру, в рождественский пост играть спектакли. Мы шили костюмы, готовили сценки, каждый, кто приходил в гости, должен был прочесть рождественский стих. Еще одна традиция – копить конфеты. Мы не ели их весь пост. А те, которыми нас угощали или выдавали к Новому году, складывали в большую копилку – коробку из-под телевизора. К Рождеству вскрывали, делили.

На Пасху мы всей семьей обязательно были на Всенощной. Всю службу целиком отстаивали. И в памяти до сих пор картина: как мы идем на рассвете домой пешком из храма.

– В своем блоге ты описываешь очень интересную историю, о том, как ты сама начала заниматься рукоделием. Расскажи об этом подробнее.

– Да, иначе, как чудом эту историю не назовешь. Женщины в моей семье умели прекрасно шить и вязать, но так сложилось, что сама мама не могла нам передать своих знаний, в силу той же занятости. И она молилась: «Господи, пошли моим дочерям женщину, которая научит их рукоделию». Однажды на церковном пороге к нам с сестрами подошла старая дама в вышитом платье, кружевном палантине и резной тростью. И сказала, что хотела бы передать нам свое искусство. Мы познакомились. Это была Анна Ивановна Тимофеева – заслуженная артистка Казахской ССР, певица. Она умела все: вязать кружева, шить белой и цветной гладь, вязать крючком, на спицах. Ее изделия гуляли по музеям, расходились по всему свету. И хотя нам, девчонкам, казалось это скучным, Анна Ивановна привила нам вкус к женственности, изящности, эстетике. Показала, как можно выглядеть достойно в любых обстоятельствах. Наша дружба продолжалась десять лет. Уже после ее смерти мне в наследство достались три мешка советских ниток. Ими я шью до сих пор.

– Ты занимаешься не только вышивкой, но еще и реставрируешь старую мебель и предметы интерьера. Откуда такие умения?

– Да, одно из моих любимых занятий – давать вторую жизнь старым вещам. Но мне важна не только функциональность, но и декоративность предметов. А умения – я отучилась на художника-декоратора и потом восемь лет работала в столярной мастерской, которую в свое время открыл мой папа. Наш дедушка – столяр, да не простой, он краснодеревщик и мастерит мебель любой сложности. Со временем в цех пришла работать бабушка, брат и я.

Почему и я хочу своим детям привить любовь к различным видам рукоделия, потому что хочу, чтобы они были не потребителями, а созидателями, умели занять себя.

– Уже в России ты начала вышивать сумочки с узором из полевых цветов, которые пришлись по душе не только россиянкам. Кто приобретает твои работы за рубежом?

– Это русские люди, которые по разным причинам переехали в Германию, Италию, Швецию, США. Как-то мне написали, что сумочки вызывают ассоциации из детства – русское поле. Наверное, это ностальгия по Родине, и я рада запечатлеть для них ее частичку.

– Я знаю, что знакомство с будущим супругом и твой переезд в Старый Оскол, тоже, иначе как чудесным стечением обстоятельств не назовешь…

– Да, я составила анкету и просто наудачу разместила ее на православном сайте знакомств «Азбука веры». Прошло всего две недели после публикации, и в «ВКонтакте» мне написал Артем. Но если я перед этим долго думала, каким должен быть мой муж, составила очень точное и краткое описание: «Чтобы дома строил, скворечники мастерил, станки мог запустить», то удивительнее история Артема, как он нашел меня.

Артем покрестился в 27 лет. А когда ему было 28, он, будучи на стройке своего дома, вдруг подумал, что пора уже жениться. Открыл сайт православных знакомств, увидел мою анкету с «запросами» и узнал себя: дом он уже строил и станки столярные у него есть! Пришлось ехать за невестой за тысячи километров.

С самого первого дня, с самой первой строчки Бог нас ведет даже не по тропинке, а по ковровой дорожке. Настолько чувствуется воля его о нас. Поженились мы 21 апреля 2018 года. А повенчались 22 сентября на день памяти святых праведных Богоотец Иоакима и Анны в храме Преподобного Сергия Радонежского. А в этом году у нас родилась дочка Агата.

Я убеждена, что главным центром жизни человека должен быть его дом. Дом – продолжение нас, наше лицо. И у нас с мужем совпадают взгляды на все.

– Когда смотришь на тебя, читаешь твой блог, кажется, что ты из другого времени. А какой период нашей истории близок тебе самой?

– Это конец XIX века. Мой золотой век – жизнь усадьбы Абрамцево во времена Саввы Мамонтова. В это время художники подняли народное творчество на самые вершины искусства, возродили интерес к нему, вопреки всем модным поветриям. И хочется, чтобы и сейчас мы больше внимания уделяли своему наследию.

– Ты ведешь занятия по вышивке в воскресной школе при храме Сергия Радонежского. А как возникла эта идея?

– Меня научили навыкам вышивания, и я захотела поделиться этим с другими. Когда я переехала в Старый Оскол и разместила об этом информацию в своем блоге, мне написала матушка, супруга протодиакона Сергия Епифанцева. Оказалось, она давно была постоянной читательницей моего блога. Мы подружились. С ней я поделилась своей идей о занятиях в воскресной школе, она меня поддержала и познакомила с администрацией храма.

– В твоей жизни происходило немало удивительного. Как думаешь, это ты умеешь видеть чудо в повседневной жизни или ты полагаешься во всем на волю Божью, потому вокруг тебя много чудес?

– Чудес вокруг меня действительно много, начиная с того, как находились пропавшие вещи, заканчивая тем, как Анна Ивановна нашлась, как я замуж вышла. У меня есть твердое убеждение – как Бог даст, так и будет. И ощущение, что Бог меня не оставит. Я, наверное, просто никогда не унываю, всему радуюсь, как ребенок, работаю по максимуму. Я не чувствую себя одиноко. И даже, если в какие-то моменты трудно, значит, так надо. Стараюсь помнить, что раньше меня не оставлял Господь, значит, и дальше так будет. Никогда не обижаюсь на Бога.

Мой девиз – слова святого праведного Алексия Мечева: «Со слезами прошу и молю вас: будьте солнышками, согревающими окружающих вас, если не всех, то семью, в которой Господь поставил вас. Будьте теплом и светом для окружающих. Так старайтесь, чтобы светильник ваш ярко горел».

Беседовала Светлана Малявина
Фото из личного архива Дарьи Гаврилец

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

1 + 8 =