Лифт

Понедельник. Утро. Звонок будильника. Быстрый подъем. Как всегда, первая мама. Свистит чайник. Папа умывается в ванной, мама будит мальчишек. Приходится повышать голос, так как после выходных не хочется вставать.
Да и лето не так давно закончилось, ещё помнится свободное от уроков и тренировок время! Но мама подгоняет, и парни сползают с постелей. Все надо делать быстро. Умыться, сделать зарядку, одеться, позавтракать и отправляться кому в школу, кому на работу.
Мама уже зовет завтракать, а Димка с Сашкой еще стоят возле двери в ванную, там папа торопился и поранился бритвой, чем и задержал сыновей. Димка, обычно ласковый и веселый, стоит насупившись и шмыгает носом. А Сашка в силу своего переходного возраста ворчит и бубнит что-то себе под нос. Но вот наконец-то все позавтракали, оделись и уже стояли в коридоре на изготовке. У Димки никак не получалось завязать шнурки. Ему намеренно не помогали, чтобы он научился делать это самостоятельно. Папа нервничал и постоянно смотрел на часы. Сегодня важные встречи и еще совещание с утра. Мама нетерпеливо теребила в руках ключи. Димка справился, Сашка уже нажал кнопку вызова лифта, но тут вспомнил, что забыл сменку. Пока он возвращался, лифт уехал на другой этаж. Пришлось ждать. Папа уже не сдерживал свое возмущение, громко и раздражительно высказывал свое негодование. Мама пыталась успокоить его, но тщетно, так что сама уже начала раздражаться. Мальчишки затеяли возню, за что старший успел схлопотать подзатыльник. Нервы на пределе. Вот и лифт! Все выдохнули и вошли в кабину. Лифт тронулся, проехал несколько этажей вниз и…застрял.
Игорь снова громко возмутился и стал жать на звонок вызова диспетчера. Там сразу ответили. Спросили, что случилось, уточнили количество пассажиров в кабине и где именно остановился лифт. Попросили не беспокоиться и заверили, что лифтер скоро придет на помощь. В этом подъезде довольно часто такое случалось, потому, кроме добавления к общему раздражению еще одной весомой капли, больше ничего беспокойства и не вызывало. Лифтерская находилась в соседнем доме, и обычно лифт быстро снова запускали.
– Это ты виноват, – говорит Димка, – если бы ты за сменкой не вернулся, мы бы уехали уже!
– Сам ты виноват, – возразил Сашка, – ты шнурки не мог завязать долго!
– Тихо, вы! Вроде кто-то идёт!
Действительно, на лестнице послышались шаги. В дверь постучали, где-то выше. Это была женщина-лифтер, она хотела еще раз уточнить, где находится кабина. Семья Ливановых жила на десятом этаже, и поскольку лифт спустился не более чем на два этажа, то можно было предположить, что кабина находилась где-то между восьмым и седьмым этажами. Пассажиров предупредили, что временно будет отключено освещение, и попросили сохранять спокойствие. Через некоторое время свет выключился. Но больше не включился… Выяснилось, что кабина села на «ловители», это означало, что ее надо было столкнуть с ловителей и либо поднять, либо опустить до ближайшего этажа. В кабине четыре почти взрослых человека, только Димка пока еще второклассник, Сашка уже в девятом. Сдвинуть такую кабину в одиночку сложно, неудивительно, что у местного лифтера ничего не получилось, нужно было вызывать аварийную службу. Женщина спустилась, чтобы вновь успокоить пассажиров, повесить предупреждающую табличку в подъезде о том, что лифт не работает. Большая часть жителей подъезда уже разошлась, и было довольно тихо.
Ливановы услышали, как лифтер вызывала аварийную службу, и из ее разговора с диспетчером аварийки стало понятно, что сегодня утром дежурит только одна бригада, и она сейчас на вызове, необходимо ждать. Игорь Владимирович схватился за телефон, нужно было позвонить на работу, отменить утреннее совещание, перенести дела. Инна Александровна звонила в школу, предупредить учителей. Сашка подсвечивал своим фонариком на телефоне, параллельно проверяя свои сообщения, но интернет в лифте ловил плохо, и он злился, что у него «не грузит». Когда все закончили свои телефонные переговоры, то услышали, что Димка тихо плачет.
– Дима, ты что это? – мама обняла сына.
– Мне страшно, мама, а вдруг мы задохнемся! А вдруг мы упадем в лифте вниз и разобьемся! – Димка всхлипывал, и было похоже, что у него вот-вот начнется истерика.
– Ну, по формуле ускорения свободного падения, с этой высоты мы будем лететь со скоростью примерно 30 м/с, а значит…
– Неудачная шутка, – уже спокойно, но все еще напряженно сказал отец. Почему-то ему тоже вдруг представилась картина, как срывается лифт. Но он сразу прогнал эти мысли.
На самом деле ситуация не из приятных. Душно. Начало сентября выдалось жарким, и хотя ночи уже были холодными, стены многоэтажки не успевали остывать. Галстук давил, в костюме было неудобно, для Игоря это стало настоящим испытанием. Ему хотелось все это снять, а ведь он так тщательно сегодня одевался! Инна Александровна боялась долго находиться в замкнутом пространстве, так что как бы ни старалась, а и ее постепенно начинала охватывать паника. У нее началась тахикардия, и Димка, прижавшись к ее груди, слышал частое биение ее сердца. Игорь взял жену за руку. Глаза постепенно привыкли к темноте, и было уже не так жутко, хотя и непонятно, что же все-таки будет дальше. Димка глубоко вздохнул и почувствовал запах его любимых маминых духов, которые напоминали аромат свежесрезанных садовых роз.
– А помните розы? – вдруг спросил Димка.
– Какие розы? – папа пытался нащупать Димкину руку.
– А я знаю, – Сашка радостно продолжил. – Это розы, в пещере, там, в меловой. Помните, да, Димка, те? Нам сказали, что они уже десять дней стоят, а были как совсем свежие, ну, мам, пап, помните?
– Точно, были розы, – поддержал разговор папа. – Там вообще все так удивительно, там же всегда постоянная температура и зимой, и летом.
Это они вспомнили, как весной ездили в Холки, в Свято-Троицкий пещерный монастырь. Должны были поехать от школы, но поездка не состоялась из-за того, что не набралось достаточное количество желающих. Тогда Игорь и еще пара родителей, прихожане их храма, решили поехать своим ходом. Игорь бывал там и раньше, но с удовольствием поехал еще раз, а вот Инна и мальчишки были там впервые. Инна переживала, когда ехала, что из-за ее боязни замкнутого пространства ей может стать плохо в пещерах, но, наоборот, чувствовала себя там великолепно. Вспомнили и «лестницу грешников» и подумали, что сегодня в самый раз бы им всем было по ней пройтись. С утра так суетились, так спешили, и из-за спешки папа поранился, и Сашка сменку забыл, и переругались, и подрались, раздражались и гневались, все ступенечки бы сосчитали до одной. Если бы в кабине был свет, то, наверное, было бы заметно, кому стало стыдно и у кого горели уши. Как будто какое-то наваждение сегодня с утра на всех. Вот и понятно, что всем надо было остыть и подумать. Вспомнили рассказ монаха о молитве в меловой келье, о монастыре, его истории и делах. Игорю как строителю вообще была интересна вся необычная конструкция монастыря. И керамический иконостас – красота на века! Воспоминания были общими, оттого приятными и живыми. И они все будто перенеслись в то подземное святое место, в котором, несмотря на тесноту, всем было хорошо. А какая акустика там интересная, мужской голос усиливается будто, а женский, наоборот, становится тише…
– Как Вы там себя чувствуете? – уже мужской голос спросил пассажиров.
Приехала машина аварийной службы, и лифтеры поднялись наверх.
– Сейчас, может, слегка потрясет, не бойтесь, мы поднимем кабину на этаж.
– Слава Богу! – Инна заплакала.
– Ну что ты, родная, все же хорошо.
Мужчины все обняли маму.
Кабину осторожно подняли до площадки восьмого этажа. Аварийным ключом открыли дверь и по одному помогли выйти всем членам семьи Ливановых. Когда они вышли, все поблагодарили своих освободителей, а лифтеры смотрели на них удивленными глазами, они никогда не видели настолько счастливых людей, которых только что освободили из простоявшего около сорока минут лифта. Обычно все ругались и возмущались.
Семья вернулась в квартиру. Они умылись, привели себя в порядок, спешить уже было некуда, все инстанции были предупреждены, до следующего урока в школе было еще более получаса, так что все спокойно собрались, помолились перед выходом из дома и не спеша пешком спустились вниз. Мама перекрестила детей, а они пожелали родителям хорошего дня и побежали в школу. Когда пришли, оказалось, что первый урок у всех сняли, была учебная пожарная тревога.
В машине Игорь попросил у жены прощения. Глупо же получилось. Ругали лифт. Такой он эдакий, а о себе-то и забыли совсем. Точнее, думали о себе, как им плохо, а вот, например, про людей, которые все время стояния лифта были вынуждены спускаться и подниматься пешком, вообще никто не вспомнил. Вот им всем и урок, на школьные занятия опоздали, зато здесь очень даже неплохо получилось поучиться, и физику вспомнили, и историю, и молитву…
«Пусть не доверяет суете заблудший, ибо суета будет и воздаянием ему» (Иов 15.31).

Марина Чепелёва

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

27 + = 33