Фотохроника Владимира Чурикова: погружение в прошлое

В архиве Владимира Григорьевича Чурикова более пяти тысяч фотографий. Редкие снимки вековой давности и известные открытки с видами Старого Оскола – не просто частная коллекция, а настоящий виртуальный музей, который открыт для всех посетителей.

Старинные кадры наш герой разыскивает по всему свету: в интернете, архивах, музеях. Его цель – напомнить жителям города о былом. Совершить путешествие в минувшую эпоху призывает и его проект – «Окно в прошлое». Уникальная серия фотоколлажей, где старинные улицы города пересекаются с дорогами нового времени, хорошо известна старооскольцам.

Что такое память, зачем сохранять прежний облик города и почему история неотделима от понятия Родины? Своими мыслями Владимир Григорьевич поделился с корреспондентом «Православного Осколья».

– Откуда такой интерес к старым снимкам?

Владимир Григорьевич Чуриков

– Меня вдохновила мама, Александра Федоровна. Она родилась и выросла в Старом Осколе. Ее отец Федор Дмитриевич Павлов заведовал городским училищем, был человеком известным и уважаемым в городе. Рассказ о нем – отдельная история. Скажу только, что семья Павловых была интеллигентная, верующая, большая – у мамы было пять братьев и две сестры. Все они тесно общались между собой, всегда старались поддерживать связь друг с другом. При встречах вспоминали детство: какими были улицы, дома, как жили люди, как жила их семья. Любила такие встречи и рассказы и моя мама. В то время я не догадался записывать все эти разговоры, о чем сейчас очень сожалею. Павловы были прихожанами Казанско-Николаевской церкви, ныне разрушенной. Их дом (здание городского училища) стоял буквально напротив храма. А рядом высился Богоявленский собор. Мама описывала очень подробно расположение домов, улиц, вспоминала старых друзей и знакомых. Она даже застала владыку Онуфрия (Гагалюка), который тогда был определен на Старооскольскую кафедру. В ту пору Александра Федоровна закончила школу и собиралась продолжать образование в Воронеже. В один воскресный день после службы родители подвели ее к владыке. Он услышал, что девушка собирается уезжать на учебу, и, благословив ее, сказал: «Ну, тебе и посох в руки!». Мне всегда хотелось попасть в то время, или увидеть, хотя бы на фото, каким был город раньше. К сожалению, мамы не стало, но мечта у меня осталась.

– Значит, ваша коллекция началась со старых семейных фото?

Семья Павловых. Фото из личного архива В.Г. Чурикова

– К сожалению, фотографий города тех лет в нашей семье почти не сохранилось. Несколько снимков маме передали родственники и друзья семьи. К сожалению, эти изображения были плохого качества. Тогда это еще трудно было назвать коллекцией и полноценным увлечением. Всерьез я задумался о том, чтобы предметно заняться поиском старых фотографий города, в 2008 году. Восемь лет прошло, как я вернулся на постоянное место жительства в Оскол. Мне было уже за 50. Я трудился главным энергетиком на предприятиях города. Я часто рассказывал о своей мечте друзьям, коллегам по работе. И вот однажды мой друг и сослуживец Михаил Блажнов подарил мне диск со сканами страниц удивительного альбома «Курская губерния на старой открытке», выпущенного в 2004 году под редакцией Юрия Донченко. Это прекрасная книга, в которой собраны почти все коллекции открыток прошлых лет с фотографиями городов и поселков Курской губернии. Наконец-то я увидел наш город во времена детства моей мамы – красивым, скромным и таким родным… Я очень обрадовался этой находке, но вместе с тем и расстроился, что уже не могу показать эти фото маме: она ушла из жизни в декабре 2002 года. Тогда я и начал свои поиски. Некоторые фото подарил мне старший брат мамы Константин Федорович, который увлекался историей. Он тоже очень повлиял на мои взгляды, на увлечение художественными фотографиями и картинами.

– Константин Федорович учил вас фотоделу?

– Он учил меня видеть, подмечать детали и ценить прекрасное. Константин Федорович прекрасно рисовал. Это не было его профессиональным интересом. По образованию он был химиком и преподавал в ГРТ. Но, воспитываясь в интеллигентной семье, он впитал любовь к изобразительному искусству. Он признавал классическую русскую школу живописи за идеальный образец. Когда я был ребенком, он часто брал меня с собой на прогулку. В поисках красивых видов мы бродили по старинным улицам, ходили по лесам и лугам. Помню, однажды мы шли через поле, где росла рожь – высокая, в рост человека. Посреди колосьев стоял огромный дуб. Дядя Костя остановился, увидев эту картину и воскликнул: «Так это же Шишкин!».

В детстве я приобщился и к фотографии: у отца была камера, и это стало моим увлечением в школьные годы. Потом был долгий перерыв, но я вернулся к съемке с появлением цифровой фотографии. Сейчас все стало гораздо проще: даже в телефоне, который всегда с нами, появились достаточно хорошие камеры для фотосъемки. Красивый вид, милый ребенок на улице или пушистые облака – и я, щелкнув затвором, сохраню этот вид у себя. У меня много таких «случайных» снимков. Мне нравится фотографировать старинные здания, храмы города. Снимаю в основном для себя, в «Одноклассниках» выставляю только лучшие фото.

– Ваша коллекция старых фотографий тоже не предназначалась для широкого зрителя?

– Первоначально – да. Однако со временем мое мнение изменилось на противоположное. И сегодня я считаю, чем больше людей увидят – тем лучше. Причем нужно попытаться воссоздать все в наилучшем качестве, дать людям полное представление о том, как улицы Оскола выглядели в ту пору. Оригиналы многих фото зачастую сильно пострадали от времени: обрезаны, испачканы, потрепаны. Поэтому я делаю коррекцию. Несколько лет я собирал снимки, разыскивал интересные виды Старого Оскола – в книгах, архивах, в интернете. Первый снимок, который я выставил после обработки – это известная фотография с видом на город со Стрелецкого моста через реку. Снимок 30-х годов, там, где стоит мальчик на мосту. Я тогда даже толком не умел пользоваться программами обработки фото. Пособий учебных у меня не было. Работал долго, почти наугад жал кнопки компьютера. В итоге остался доволен фотомонтажом. Появилось много идей, задумок. Встал вопрос: кому это показать? Мамы в живых уже не было. Родственников и друзей, интересующихся этим, немного. Так появилась моя страничка в «Одноклассниках». Поскольку многие фотографии на страничке публиковались в открытом доступе впервые, то на страничку буквально хлынул поток посетителей. Я понял, что многих людей интересует тема облика города в прошлые столетия. Поэтому цель моего увлечения – не просто коллекционирование, а именно публичная демонстрация и пробуждение у людей интереса к краеведению.

– Значит, вы положительно относитесь к использованию программ для компьютерной обработки фотографий? Понятно, что для создания коллажа они необходимы, но нужно ли улучшать художественные снимки? Многие специалисты с вами не согласились бы…

– Я ничего не имею против бережной коррекции старых снимков. Да и в современных снимках компьютерная обработка почти всегда необходима. Не всегда есть возможность снять объект с нужного ракурса, или какой-то лишний предмет случайно попадает в кадр. Например, я как-то снимал Александро-Невский собор. Хотел повторить известный снимок Василия Смотрова, который он сделал через кованые врата. Мастеру повезло: он застал момент, когда их створки были распахнуты. А мне пришлось снимать через решетку и искать нужный ракурс. Естественно, итоговое фото нужно было корректировать: обрезать, убирать геометрические искажения и даже соединить два снимка в один, то есть преобразовать в панораму… Да, раньше профессиональные фотографы старались снять с первого кадра. Но у них просто не было возможности сделать качественную ретушь, и приходилось жестко экономить пленку. И как я уже говорил, многие прекрасные фото не пощадило время. Сегодня другие технологии, другие возможности. Почему бы их не использовать? Другой вопрос, насколько обоснованна будет коррекция.

– А как появилась серия «Окно в прошлое»?

– Вообще этот жанр называется таймерография, когда совмещают два снимка – из прошлого и настоящего. Это направление достаточно известно у нас в стране и за границей. Например, серия работ Сергея Ларенкова, посвященная блокадному Ленинграду, думаю, знакома многим интернет-пользователям. Меня очень впечатлили эти коллажи, и я подумал, почему бы не попробовать самому? Первый фотоколлаж из серии «Окно в прошлое», который я сделал – здание русско-азиатского банка. Это было почти десять лет назад. За основу был взят известный снимок, где на фоне старинного здания стоят две гимназистки. Подобрать такой же ракурс не составило труда. И как на удачу, в кадр попали молодые супруги с ребенком, которые шли по направлению к месту, где когда-то стояли девушки. При наложении снимков друг на друга получилась прекрасная сцена – встреча прошлого и настоящего. Результат мне понравился, и я решил продолжить работу. Вторым снимком для этой серии послужил известный снимок Эдуарда Гоппе, сделанный в 1893 году для статьи в журнале «Всемирная иллюстрация». Выпуск былпосвящен 300-летию Старого Оскола. На фото – вид города с колокольни Ямской церкви. С местом нахождения фотографа ошибиться невозможно! И вот в январе 2010 года я, получив благословение отца Александра, настоятеля Крестовоздвиженского храма, поднялся вместе с товарищем на второй ярус колокольни. У меня дух захватило: я стоял на том же самом месте, что и Эдуард Гоппе, 120 лет спустя! Сделав снимки, мы спустились вниз, и я помчался домой к компьютеру, чтобы поскорее посмотреть результат. На мое удивление, достаточно быстро удалось добиться совмещения снимков. Рельеф местности практически не изменился, да и здание присутственных мест с этой стороны сохранило первоначальный вид. Это был успех, захотелось двигаться дальше. Заинтересовались этими снимками и работники краеведческого музея. Так что в конце 2016 года они предложили мне организовать выставку с использованием фотографий этой серии и с тем же названием: «Окно в прошлое». Это превзошло все мои ожидания. Выставка прошла в музее в апреле-мае 2017 года и привлекла внимание прессы и зрителей. Сейчас у меня в планах продолжить работу над серией.

– Сложно работать в такой технике? В чем ее особенности?

– Обычно те, кто занимается таймографией, идут по простому пути: располагают параллельно две половинки разных фото. Например, слева дом в 2020 году, справа – его вид столетней давности. Такое изображение легче обработать в редакторе, да и художественных навыков особо не требуется. Конечно, это очень наглядно показывает перемены. Но мне кажется это скучным, слишком поверхностным. В своих коллажах я хочу не только передать разницу эпох, но буквально погрузить в прошлое зрителя. Поэтому обычно я делаю врезку старинного кадра в новый по центру. Здорово, если на снимках будут какие-то примечательные детали: строения, люди или животные. Это достаточно кропотливая работа, приходится продумывать много деталей, композицию. Зато такое маленькое окошко получается – «Окно в прошлое».

– Обрабатывая старинные снимки, вы изучаете их историю, обращаетесь к историческим книгам, воспоминаниям?

– Да, приходится делать это постоянно, что особенно важно при создании фотоколлажей. И тут опять же дело в построении кадра. Все-таки одного правильного ракурса недостаточно. Нужно изучать, каким был рельеф местности в прошлом, какими были строения сотню лет назад. Так, например, с одним снимком я очень долго возился. В центре кадра – несколько жилых домов. Вроде бы и улица не сильно поменялась, и строения в округе почти все сохранились, а горизонт с новым снимком у меня все никак не совпадал. Пришлось обратиться к воспоминаниям известного литературоведа Бориса Егорова, нашего земляка. Он описал это место. Оказалось, что один из домов на улице Ленина, где сейчас расположен магазин «Оптика», раньше был четырехэтажным. Это была первая высотка в нашем городе. Егоров его так и называл –- «большой дом». Уже позже верхний этаж разобрали, сегодня это низенький неприметный дом. И из-за этих архитектурных перемен у меня коллаж и не складывался.

– А за консультацией к профессиональным историкам обращаетесь?

– Когда я стал публиковать первые снимки в «Одноклассниках», мне стали писать любители истории, краеведы. Так, например, я познакомился с Александром Дригайло, председателем Совета старооскольского краеведческого музея. Любовь к старине оказалась нашим общим увлечением. Благодаря ему я познакомился с журналистами и профессиональными историками, краеведами А.П. Никуловым, М.И. Емельяновой, В.А.Вербкиным, С.М. Мищериной. Познакомился и с сотрудниками художественного музея и с его директором Е.М. Бойко. Познакомился и с мастером фотографии – В.М. Смотровым. Так у меня сложился круг друзей, с которыми я стал обмениваться информацией, вместе посещать архивы.

Оказалось, что и мне есть чем их удивить. Так, многие стали обращаться ко мне с просьбой подобрать фото к статье, уточнить автора и дату снимка.

– Неужели даже у специалистов такого уровня возникают сложности с установлением авторства снимков?

– К сожалению, это так. Имена авторов многих известных фотографий до сих пор неизвестны. Почему так происходит? Почему произведение становится известнее художника? Наверное, раньше не было такого жесткого закона об авторском праве. Меньше придавали этому значение, вот и стерлись, потерялись где-то эти имена. И ведь так происходит и в наши дни. Вспомните работы легенды старооскольской фотожурналистики – нашего современника Василия Смотрова. Многие его снимки «гуляют» по интернету без подписи. И блогеры, и журналисты не спешат их подписывать – мол, автор неизвестен. И у меня бывали случаи «пиратства» – мои работы без согласия и подписи выставляли в разных пабликах. С одной стороны, неприятно, а с другой, думаешь, больше людей увидят – это важнее.

– Вам нравится современный вид города, или вам ближе виды прошлого?

–  В свое время по работе мне довелось побывать в Ганновере. Я сделал несколько снимков города на память. В объектив попала и центральная площадь. Позже мне попала в руки открытка позапрошлого века с таким же видом. Она удивила меня: за это время почти ничего не изменилось. Я заинтересовался историей города. Оказалось, что в годы второй мировой войны центр сильно пострадал от бомбежек. Американские войска устроили там свою базу. Но жители бережно восстановили все буквально до последнего кирпича, не изменяя старинную архитектуру. Это великолепный пример бережного отношения к истории. У нас же исторический центр буквально потерял свое лицо. Только башня краеведческого музея еще напоминает о прошлом, хотя она стала выше. И многие здания – памятники архитектуры из-за реставрации, изменения ландшафта и использования их в коммерческих целях потеряли свой прежний вид. Меня это очень расстраивает.

– Вам жаль утраченного?

– Понимаете, когда подходишь к пенсионному возрасту, возникает острое чувство ностальгии. Для меня детство – самое прекрасное время. Я родился в 1951 году. Это было непростое время, страна только приходила в себя после войны. В старооскольских слободах на редком доме можно было увидеть железную крышу. А свежий хлеб был самым вкусным угощением. Это было время настоящей радости и тепла.

В 1968 году я уехал на учебу. Долгое время я жил и трудился на Украине. Бывал в Осколе раз в год. И каждый раз все больше замечал перемены в облике города. Что-то стало стираться из памяти… С переменами в исторической части тяжело мириться. Для меня идея отчего дома, малой родины – в их неизменности. Когда, покинув город на многие годы, ты возвращаешься и без труда узнаешь улицы и постройки, то чувствуешь себя действительно дома – там, где тебя помнят и ждут.

Посмотреть коллекцию Владимира Григорьевича можно тут: https://ok.ru/profile/345183044516

Беседовала Юлия Кривоченко

Фотоколлажи Владимира Чурикова

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

+ 77 = 80