Крыша

На крышу старого дома через чердачное окно забрался мальчик, подросток лет 13. Вокруг тишина. Илья – так звали мальчика – присел возле чердачного домика и задумался. Вдруг до него донеслись какие-то шорохи.
– Эй, кто здесь? Кого спрашиваю? Ты кто?
Илья посмотрел в ту сторону, откуда раздавались звуки, и увидел мальчишку приблизительно его же возраста. Вид у него был изможденный.
– Ты кто? – повторил свой вопрос Илья.
– Я Павлуха. А ты – кто такой?
– Илья… Ты чего здесь делаешь?
– А тебе какое дело?
– Да никакого дела нет. Так, сижу.
– Вот и я просто сижу. А ты чего?
– Да я жду, когда уроки в школе закончатся, потом домой пойду.
– А что, у вас уроки еще не закончились? У нас уже давно…. закончились…
– Везет…
– Почему везет? Я люблю уроки!
– Так ты что ботаник?
– Ботанику тоже люблю, но больше физику.
– Хм… Ботаник – это тот, кто учиться любит.
– А что, есть такие, которые не любят?!
– Конечно.А ты в какой школе учишься?
– В 11…. учился… А ты?
– В 19.
– Ааа…
– Павлух, а ты часто сюда приходишь?
– Ага… Здесь хорошо, никто не мешает, тихо.
– И я часто…
– А зачем?
– Так, сижу просто, смотрю вниз.
– А чего туда смотреть? Там раньше хорошо было, сад яблоневый и сторож, дед Трофим. Хм… гонял нас, бывало.
– Почему гонял?
– Яблоки воровали.
– Зачем их воровать? Да и не люблю я яблоки.
– А что ты любишь?
– Сосиски с макаронами. Вот сейчас приду домой, поем.
– Ну ты здоров врать! Сосиски, скажешь тоже. Это когда было-то?
– А ты что не ешь сосиски?
– Неа…
– А что ешь?
– Сегодня хлеб ел.
– И все?! Ну ты даешь…
– Ну ничего, вкусно…
– Ну ладно. А ты и правда, Павлуха, чего здесь сидишь?
– Сейчас мамка с фабрики вернется, я домой побегу. Без мамки боязно.
– А отец твой где?
– Как где? Там, как и все.
– Где это там?
– Мой, к примеру, дома.
– Он, что же, болеет?
– Почему болеет? Просто работы нет.
– Как это нет?! А на фабрике? У меня там и мамка, и сеструхи работают. А коли нужно, и я хожу. Ну это когда очень нужно или совсем боязно.
– Ты чего, Павлуха, всего боишься? Я так вообще ничего не боюсь.
– А как не бояться? Вон, в соседнем селе сарай сожгли и всех в нем! Кричали сильно и воняло, и до сих пор воняет! Звери!
– Кто звери? И зачем сарай сожгли? Может, что-то другое построят. Иногда так делают. Может мешал сарай-то?
– Им мы мешаем! Звери они!
– Странный ты, Павлуха. Слушай, а давай уже пойдем погуляем. Уроки в школе уже закончились, я могу идти.
– Не, Илья, я не могу. У меня еще дело есть.
– Так давай я помогу тебе, а потом пойдем.
– Ну помоги. Только не говори никому, что это я, а то поймают и… Все…
– Ничего я не понял. Ты что задумал? Это какое дело, за которое тебя ловить будут? И кто ловит-то?
– Полицаи…
– Павлух, ты что задумал? С полицией лучше не связываться.
– Илья, ты точно не проболтаешься?
– Да нет же, говори уже.
Павлуха вытащил из-за пазухи сумку и стал развязывать веревку на ней. Потом достал оттуда кипу каких-то бумаг. Одну протянул Илье. Илья прочел: «Товарищи, бейте врага! Не бойтесь смерти! Их лапы страшнее смерти! Любыми способами сражайтесь с ними, и победа будет за нами!».
Удивлению Ильи не было предела. Он молча смотрел на Павлуху, а потом его как будто осенило.
– Так ты рекламу разносишь! Я никогда не видел, чтобы так гейм рекламировали.
– Илья, какой гейм? Кто этот гейм? И что, ты говоришь, с ним делают?
– Ну, обычно, в инете показывают, а ты на листочке. Да и непонятно ничего: что за враг и какие у него лапы, да еще страшнее смерти… И вообще, ты, Павлуха, во что играешь?
– Играю?!!!
Павлуха от негодования стукнул кулаком в стену чердачного домика.
– Сам ты играешь… Я в лес пойду. Там дядька мой и брат двоюродный, они меня к себе берут. Мы на железке будем подрывать. Мне бы поскорее туда попасть! Ух, я бы тогда…
Павлуха вскочил, заходил резким мерным шагом. Потом крадучись подобрался к самому краю крыши, сжимая в руках свою кипу бумаг, посмотрел вниз и быстро нервно бросил туда бумаги. Илья вскочил и подбежал к нему.
– Эй, ты чего творишь? Совсем свихнулся от своих игр?
– Илья, ты бы не стоял столбом, заметят.
Павлуха дернул Илью за рукав куртки. Илья лег рядом со своим странным новым знакомым и стал смотреть вниз, но никаких бумаг не увидел. Как будто и не было никаких бумаг. А Павлуха тем временем как- то усмехнулся и произнес:
– Смотри – подбирают, читают. Они их тоже ненавидят.
Илья опять посмотрел вниз: все как обычно, люди спешат по своим делам. А вон и одноклассники идут, о чем — то громко спорят. И никто ничего не читает, никто даже не останавливается. Илья осторожно посмотрел на Павлуху.
– Павлух, а с тобой все в порядке?
– А с тобой?! Вот ты уроки прогуливаешь, разве ты в порядке? А я учиться хочу, жить хочу! Мамка папку ждет и тоже жить хочет! И сеструхи… Да ну тебя. В лес пойду, на железку поставят, узнают они тогда Павлуху!
Павлуха говорил это сквозь слезы. Илья встал и в полной решительности уйти прочь от этого странного парня все же произнес:
– Пойду я, странный ты… Жить хочешь, так живи. Чего тебе не живется? Все ведь в порядке.
Илья развернулся и сделал пару шагов, потом вдруг остановился, посмотрел в ту сторону, где лежал Павлуха, но никого не увидел. Подбежал к краю крыши, испуганно посмотрел вниз: просто люди, спешащие куда-то по своим делам.
– Павлухаааа!!! – что есть мочи закричал Илья. Люди стали задирать головы и размахивать руками. А Илья продолжал кричать, размазывая по щекам слезы.
– Ты же хотел жить!!! Так почему не живешь?!!! Ты где?!
Илья ползал по крыше, искал хоть что-то, что доказывало бы существование Павлухи. Вспомнив, что когда они только встретились, Павлуха сидел и что – то чертил на пыльной поверхности крыши. Илья вскочил и подбежал к этому месту. Там лежала надломленная ветка, а сквозь пыль слегка проглядывали цифры – 1943…

Светлана Гончарова

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

7 + 3 =