Увидеть своего врага – и победить

«Легче всего справиться с алкогольной зависимостью. К пятому занятию у людей пропадает тяга к спиртному», – такой оптимистический прогноз иерея Андрея Широких имеет серьезное основание. С 2017 года отец Андрей проводит для всех желающих бесплатные курсы по преодолению зависимости от алкоголя и табака. Первый опыт он приобрел в Бурятии, где находился в миссионерской поездке.
После того как был назначен настоятелем Дмитриевского храма в селе Хорошилово, священник продолжил оказание помощи страждущим в Старооскольском округе. В прошлом году батюшка провел курсы для зависимых и их родственников. В этом году намеревался повторить обучение, но вмешался коронавирус: из-за эпидемической ситуации занятия пришлось отложить на неопределенный срок. Поэтому мы попросили отца Андрея рассказать читателям «Православного Осколья» о той программе, которую он использует при проведении курсов, в чем состоит ее особенность и насколько она эффективна в преодолении тяжелых зависимостей.

– Отец Андрей, что подтолкнуло Вас так глубоко изучить проблему зависимости людей от алкоголя и табака?
– Интерес к этой теме возник, когда я стал священником. Ни для кого не секрет, что большинство наших прихожан – женщины. Часто у них одна общая беда – пьющий муж, сын, отец, брат. Они приходят в храм за помощью. И у меня возник вопрос: как помочь этим людям? Я нашел лекции протоиерея Игоря Бачинина. Он занимается проблемой лечения зависимостей с 1995 года. В настоящее время отец Игорь – председатель Иоанно-Предтеченского братства «Трезвение» Русской Православной Церкви. Также изучил статьи наркологов, психиатров, психологов и других специалистов. В Белгородской и Старооскольской епархии лечение зависимых проводится в реабилитационном центре «Воскресение» в селе Малые Маячки. Центром 10 лет руководит протоиерей Иоанн Суворов. Здесь накоплен большой опыт. Статистика впечатляет: из 1000 человек, которые прошли через этот центр, сейчас в трезвости живут 936 человек. То есть 93 процента реабилитантов завязывают с алкоголем, табаком, наркотиками. Даже обычные клиники дают процентов 30.
– В чем уникальность метода, который предлагает Русская Православная Церковь?
– Курс для зависимых включает 10 занятий. Здесь не только лекции, но самостоятельная работа реабилитантов – каждый день они отвечают на вопросы дневника, учатся подробно анализировать свое состояние, проявление порока, взаимосвязь его с другими грехами. В чем соль методики? Фактически это процесс самоисцеления. Методика строится на основах святоотеческого наследия и разработках современной психологии. Святоотеческое наследие раскрывает действие страсти в человеке: как она начинается, ее развитие, воздействие и последствия. Этот механизм переведен на язык современной психологии. Для людей он понятен. Поэтому человек, желающий покончить с зависимостью, хорошо осознает свой недуг и остановится способен ему сопротивляться. По сути, мы показываем ему врага. Мы говорим: вот враг, вот так он с тобой борется, а ты борись с ним в ответ. Поэтому, если человек работает, исполняет инструкции, обычно к пятому-шестому занятию у него пропадает желание употреблять табак, а с алкоголем еще проще: желание пить пропадает к четвертому-пятому занятию. После 10 занятий людям предлагается дать обет трезвости. Абсолютно добровольно, никакой принудиловки. Обычно обет трезвости предлагается дать пожизненно. Это довольно легко сделать. У людей, которые не употребляют алкоголь больше года, появляется к нему стойкое отвращение. Говорю исходя из собственного опыта: я дал обет трезвости шесть лет назад, и для меня состояние опьянение представляется просто ужасным.
– Вы сказали, что у человека после четырех-пяти занятий пропадает желать пить? У вас есть конкретные примеры?
– Конечно. Первый курс я провел в Бурятии. На занятия пришли всего два человека, но случилось чудо: парень бросил пить, а девушка – курить. Они были такие радостные, окрыленные. Но я их сразу предупредил: надо менять свою жизнь. Иначе тяга вернется. С молодым человеком так и произошло. Он продолжать бывать в старой компании, где рекой лилось спиртное, в конце концов не удержался и стал употреблять алкогольные напитки. Поэтому самое главное, что должно произойти с человеком после курсов – это воцерковление, то есть человек должен прийти к Богу, начать жить по вере. На наших беседах мы немного подталкиваем человека к Церкви, потому что в Церкви произойдет окончательное укоренение человека в трезвости. Трезвость – это не просто воздержание человека от алкоголя, табака или еще чего-то. Трезвение – одна из христианских добродетелей. Когда человек трезвится, он не дает ничему завладеть своим разумом. Здесь могут быть любые страсти. Сейчас сильно распространена игромания, зависимость от интернета (кибераддикция), телевизора. Руководствуясь этими курсами, человек научится работать не только с тягой к алкоголю, но сможет справиться с остальными проблемами.
– Почему Вы сказали, что выводить из алкогольной зависимости легче, чем из табачной?
– Зависимость от алкоголя больше физическая. Употребление табака – это психологическая зависимость. Поэтому бросить курить тяжелее, чем бросить пить. Наркомания – тоже зависимость психологическая. Она связана с получением удовольствия. Наркотики вызывают эйфорию, но длится она недолго. Поэтому, чтобы чувствовать себя нормально, им приходится постоянно увеличивать дозу. Эти методы хорошо работают с зависимыми от алкоголя и табака, но наркоманам они могут дать лишь первоначальный толчок. Человеку придется отправиться в реабилитационный центр, где он должен прожить не менее полугода, чтобы эффект выздоровления закрепился.
– Как проходили курсы в Старом Осколе в прошлом году?
– Сначала я пригласил родственников зависимых. Их пришло около 20 человек. Как показывает практика, с родственниками бывает тяжелее, чем с самими пьющими и курящими. Они поначалу готовы все выполнять, но когда слышат, что от них требуется, идут на попятную. Предлагаемые меры люди считают слишком жестокими и даже циничными. Поэтому я объясняю, что любая забота, которую оказывают люди своим зависимому родственнику – это забота его зависимости. Им нужно научиться отделить родственника от его зависимости, провести границу: где человек, а где его пристрастие. И для многих это бывает сделать тяжело – побороть в себе созависимость. Человек должен поставить ультиматум: или ты идешь на курсы и бросаешь пить, или я перестаю тебе готовить, стирать, общаться, вплоть до разрыва отношений. Здесь нужно быть последовательным и проявить мужество. Немногие родственники идут до конца, им становится жалко своих родных. Но человек в состоянии зависимости умело пользуется жалостью. Они все манипуляторы. Это холодные, жестокие, расчетливые люди, которые переступят через все, лишь бы удовлетворить свою страсть. Открою секрет: будут заботиться родственники или не будут – человек все равно погибнет от своей страсти, он все равно сопьется. Но до того момента, пока он сопьется, он пустит по миру свою семью, угробит здоровье родителям, жене и детям. Поэтому, если человек не хочет лечиться, расстаться со своим пристрастием, самое безопасное – отгородиться от него. Я знаю одного человека, который пил, пока была жива его мать. Она заботилась о нем, платила за него долги, продукты ему приносила, просила других родственников, чтобы его опекали. Когда она умерла, заботы стало гораздо меньше. И человек задумался, куда он идет.
– А как же заповедь: жена да убоится мужа? Разве женщина может выставлять условия своему мужу?
– Мужчина, который находится в таком состоянии, похож на ребенка. В нем нет зрелости, твердости. И если у мужика не хватает твердости, то придется женщине проявить ту самую твердость. Потом, когда мужики бросают пить, им становится стыдно за свое поведение. Одна мама, у которой пил сын, сделала все по нашей методике: перестала готовить ему, стирать, убирать, в квартиру его пускать. Он скандалил. Она полицию вызывала, замки меняла. В конце концов он плюнул, прошел наши курсы, бросил пить и сказал матери следующее: «Мама, ты почему так поздно на эти курсы меня отправила?». Когда человек наконец освободился от страсти, то он увидел трезвыми глазами себя, свою жизнь, свое поведение. Пока человек не бросил пить, он неадекватен, он как сумасшедший. Разве нормальный человек будет брать деньги на продукты для детей и покупать себе алкоголь? Это ненормально.
Если родственники хотят выздоровления своего близкого человека, приходится пересмотреть отношение к нему, и самый тяжелый пункт санкций – разрыв отношений. Человеку говорят: пока ты не завяжешь, мы с тобой общаться не будем. Как показывает практика, поначалу мужчина гордо сопротивляется. Сколько он продержится? Месяц? Два? Он пьет? Да. И будет пить даже больше. Но наступает время, когда бедняга очухивается на квартире у друга в каком-нибудь бомжатнике. И тогда он вспоминает: «А вот жена любила меня. И дома всегда было что поесть, и я спал на чистой простыне. Дети вокруг меня бегали, все меня любили, уважали, ценили. А сейчас я где?». И тут наступает самое тяжелое для жены – твердо сказать ему: «Я приму тебя, но ты должен пройти курсы». И точка. Время слов закончилось. Нужны какие-то действия. И пока муж не начнет делать хоть что-то, с ним никто разговаривать не будет.
– Вы утверждаете, что курсы дают высокий процент избавления от зависимости. Почему подобного мы не наблюдаем в учреждениях официальной медицины? Разве она не может использовать подобные методы?
– У наркодиспансеров есть своя особенность. Дело в том, что многие люди, которые там оказались, избавляться от зависимости не хотят. Они попадают туда в крайнем случае. Врачи быстренько их латают, и на реабилитацию времени уже не остается.
К нам обращаются те, кто хочет исцелиться. Те, кто не хотят, к нам не идут. И те, кто не особо хотят, тоже не задерживаются. После первого занятия уходят. Они мечтают, чтобы я их перекрестил, по лбу хлопнул рукой, они вышли – и больше не пьют. К сожалению, такого не будет. В нашем случае, кто работает над собой, тот бросает. Человек должен понять, что зависимость – это бегство от решения жизненных проблем, от действительности: начальник злой, работа тяжелая, жена плохая. Человек не может ничего сделать с действительностью, поэтому пытается от нее отрешиться. Но на самом деле он должен поменять свое отношение к ней. Христианин должен противиться злу, а действительность принимать, научиться смотреть на нее другими глазами.
– За лечение зависимых сегодня берутся многие, часто используют протестантскую программу «12 шагов». Есть ли разница в методах?
– Подход протестантский зиждется на тех основах духовной жизни, которые у них сформировались. В их программе «12 шагов» есть одно слабое место – больные, которые вроде как освободились от зависимости, помогают таким же больным, но еще неисцеленным. Но как больной может помочь больному? Чаще всего ремиссия идет, пока человек находится в центре. Пока над ним стоит старший товарищ и за ним наблюдает, он держится. Как только пропадает контроль со стороны куратора, человек тут же принимается за старое. Человек практически неспособен к самостоятельной трезвой жизни. Мы же даем им возможность самим столкнуться со своим недугом нос к носу, понять его и победить. Такому человеку куратор, который следит за его трезвым образом жизни, не нужен. Ему нужен куратор другого рода, который будет заниматься его духовной жизнью. Человек может пойти в любой храм, жить христианской жизнью, участвовать в Таинствах Церкви, он может спокойно трезво жить дальше.
– Отец Андрей, надеюсь, что в скором времени Вам удастся провести занятия со страдающими от зависимостей людьми и помочь им преодолеть их.
– Да, я тоже надеюсь на милость Божию и возвращение нашей жизни в обычное русло.

Беседовала Светлана Воронцова

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

85 − = 84