Эпоха новомучеников и исповедников

9 февраля Русская Православная Церковь совершает празднование Собора новомучеников и исповедников Церкви Русской.
В этот же день вспоминаются все пострадавшие за веру Христову.

Нам сейчас сложно понять то, что происходило в первой половине XX века, когда после революции 1917 года сломалось буквально все – от власти и до быта.
А для православных верующих людей России наступило время гонений, сравнимых разве что с расправами древнеримских императоров-язычников над ранними христианскими общинами во II-IV веках от Рождества Христова.
Существует заблуждение, что репрессии против духовенства и мирян нашей Церкви развернулись лишь после Октябрьского переворота 1917 года.
После Февральской революции проводились неоднократно аресты и насильственные отправки «на покой» известных архиереев.
28 февраля революционеры арестовали митрополита Петроградского и Ладожского Питирима (Окнова) за «черносотенство» и как «приверженца» Распутина. Митрополита в конце концов отпустили. Он уехал в Пятигорск. В революционном Петрограде архиерею оставаться было опасно. Отошел ко Господу в 1920 г. в Новороссийске.
В апреле 1917 года была проведена чистка среди духовенства. С епископских кафедр и с приходов устранялись «контрреволюционеры». А уже в мае 1917 года был арестован за монархические убеждения и непризнание Временного правительства епископ Екатеринбургский и Ирбитский Серафим (Голубятников). Потом его лишили кафедры. Владыка погиб в Московском Новоспасском монастыре в 1921 году. Обстоятельства его кончины неизвестны.
Почти полностью был изменен состав Святейшего Синода под прямым воздействием революционеров-февралистов.
Временное правительство одним махом отобрало у Церкви церковно-приходские школы и передало их в ведение министерства просвещения. Причем религиозные школы у мусульман, иудеев и т. д. не отнимались.
Правительство Российской республики также негласно поддержало стремление Грузинской Православной Церкви к автокефалии и закрыло глаза на захват храмов РПЦ в Закавказье, принадлежавших общинам, не желавшим отрекаться от Матери-Церкви.
Но все-таки гонения до прихода к власти большевиков надо считать умеренными. Все Временные правительства признавали Церковь и даже финансировали деятельность церковной организации.
Все значительно осложнилось после захвата власти господином, настрочившим в письме писателю Максиму Горькому (1913 г.) следующее: «Всякая религиозная идея, всякая идея о всяком боженьке, всякое кокетничанье даже с боженькой есть невыразимейшая мерзость, особенно терпимо (а часто даже доброжелательно) встречаемая демократической буржуазией, – именно поэтому это – самая опасная мерзость, самая гнусная «зараза». Миллион грехов, пакостей, насилий и зараз физических гораздо легче раскрываются толпой и потому гораздо менее опасны, чем тонкая, духовная, приодетая в самые нарядные «идейные» костюмы идея боженьки…».
Эти слова принадлежат главному советскому вождю В. И. Ульянову (Ленину). Письмо он заканчивает так: «Обидно дьявольски» (ПСС. Т. 48. – С. 228).
Советская власть показала себя через неделю. 13 ноября (н. ст.) 1917 года в Царском селе красноармейцы расстреляли протоиерея Иоанна Кочурова – выдающегося русского пастыря-миссионера. Поводом послужила организация крестного хода против гражданской войны.
Батюшка Иоанн стал первым из сонма новомучеников и исповедников Российских.
25 января (7 февраля) 1918 года революционерами был зверски (множество колотых и огнестрельных ран) убит почетный председатель Поместного Собора, митрополит Киевский и Галицкий Владимир (Богоявленский). По сведениям историков, владыку убили анархисты, примкнувшие к большевикам.
25 декабря (ст. ст.) 1918 г. епископ Белгородский Никодим (Кононов), резко выступавший против насилия и грабежей, производимых большевиками, был ими же и схвачен. Правда, епископа отпустили. Но на следующий день его вновь арестовали.
В Белгороде поднялось народное возмущение, которое советские власти с трудом прекратили. Начальница женской гимназии Мария Дмитриевна Кияновская, выступившая с просьбой освободить владыку, была помещена в заключение и затем убита. Мародеры сорвали с нее сережки и даже очки.
Владыку Никодима (Кононова) расстреляли в тюремном дворе. Чтобы хоть на какое-то время скрыть преступление, священномученика переодели в солдатскую шинель.
Отца Порфирия Амфитеатрова, любимого прихожанами и отягощенного болезнями, также признали опасным для советской власти и расстреляли в январе 1919 года. Место погребения его тела никто не знает.
В 1922 году советская власть инспирировала публичный суд над митрополитом Петроградским и Гдовским Вениамином (Казанским). Страна страдала от невиданного голода, вызванного не только климатическими условиями, но и безалаберным хозяйствованием новых правителей. Необходимо было переключить внимание масс.
Митрополита, отнюдь не выступавшего против передачи церковных ценностей на помощь голодающим, обвинили в обратном. Вместе с архипастырем на судилище приговорили к казни десять человек, но шестерых «помиловали», заменив расстрел заключением. Суд, проходивший с 10 июня по 5 июля 1922 года, свою функцию не выполнил. Многие люди, убежденные поведением архипастыря, после суда и его гибели пришли в Церковь. Выдающийся русский богослов Владимир Онуфриевич Лосский всегда говорил, что подвиг священномученика Вениамина вдохновил и направил его к воцерковлению.
Архипастыри, иереи и православные миряне становились жертвами преследований за веру. Их убивали, они погибали в тюрьмах и лагерях, страдали и выживали. И благодаря им Православие сохранялось в нашей стране.
Гонения на христиан в России носили часто непрямой характер. Церковь и православных верующих пытались душить и экономически, и культурно. И дело даже не в различных акциях «воинствующих безбожников». Детям священников не давали нормально учиться. Возникали проблемы с непомерными налогами. Об этом свидетельствуют документы: «Страховое обложение церквей, особенно в сельских местностях, иногда достигает таких размеров, что лишает общину возможности пользоваться церковным зданием… Сбор авторского гонорара в пользу Драмсоюза необходимо поставить в строго законные рамки, таким образом, чтобы сбор производился только за исполнение в церкви тех музыкальных произведений, которые или национализованы, или же по авторскому праву принадлежат какому-либо лицу, а не вообще за пение в церкви чего бы то ни было, в частности при богослужении; чтобы исполнение служителями культа своих богослужебных обязанностей не рассматривалось как исполнение артистами музыкальных произведений и потому церкви не привлекались бы к уплате пятипроцентного сбора со всего дохода, получаемого духовенством, т. е. и дохода от треб, совершаемых даже вне храма. Необходимо прекратить взимание сбора за страхование певчих, отмененного в июне 1929 г. и взимаемого с церквей за пропущенные годы (иногда с 1922 г.) по день отмены, причем вместе с пеней сбор иногда достигает очень значительных сумм (напр., 4000 руб. с лишком).
Необходимо отменить обложение церквей различными сельскохозяйственными и др. продуктами (напр., зерновыми или печеным хлебом, шерстью и т. п.)…
Чтобы служители культа, не занимающиеся сельским хозяйством, скотоводством, охотой и т. п., не облагались продуктами упомянутых занятий (зерновым или печеным хлебом, шерстью, маслом, дичью и т. п.), причем иногда в экстренном порядке («в 24 часа»)… Чтобы при назначении трудовой повинности принимались во внимание как сообразный со здравым разумом размер налагаемой повинности (напр., на священника села Люк Вотской области наложено срубить, распилить и расколоть 200 кубов дров), так и возраст и состояние здоровья подвергаемых повинности» (Памятная записка о нуждах Православной Патриаршей Церкви в СССР. 10 февраля 1930 г., Митрополит Нижегородский Сергий (Страгородский) – П. Г. Смидовичу, ГА РФ. Ф. 6343. Оп. 1. Д. 263. Л. 67 – 68.).
Несмотря на яростную атеистическую пропаганду, православный народ сопротивлялся. Люди отстаивали свои права ходить на богослужение и праздновать Пасху Христову. И иногда властям приходилось отступать.

Ленинград. Фабрика им. Свердлова. Собрание в крутильно-катушечном цехе от 14 апреля прошло бурно, докладчика прерывали криками: «Дайте нам свободно праздновать наши праздники. Насильно заставлять работать нельзя». «Лучше Пасху отгулять, а 1 мая работать».
Фабрика «Красное Знамя». Созванное 9 апреля собрание рабочих шпульного отдела по вопросу об антипасхальной кампании было сорвано. Докладчика прерывали криками: «Довольно нам врать! Мы как веровали, так и будем веровать, нас кругом жмут, ничего нет»…
На фабрике «Канат» организованный 19 апреля антипасхальный митинг (присутствовало 400 человек) был сорван. Докладчику мешали говорить. Рабочие потребовали, чтобы им открыли ворота (ворота были заперты), и разошлись.
Московская область. В Орехово-Зуевском округе на 1-й ткацкой фабрике антипасхальные митинги были сорваны по ряду цехов. Из 2600 человек работать 20 апреля согласились лишь 200 человек.
(Справка ИНФО ОГПУ об отрицательных моментах в настроении женской части населения города и деревни. 25 августа 1930 г., ЦА ФСБ Ф. 2. Оп. 8. Д. 655. Л. 883-908).

Гонения на Русскую Православную Церковь сопровождались не только открытым богоборчеством, но и предательством.
В Советской России существовало движение обновленцев, созданное при помощи властей и ставившее своей целью «реформирование» Православия вплоть до низведения его до обмирщвленного «протестантизма». И обновленцы, нарушавшие все церковные каноны, правила и традиции, нашли поддержку… у Константинопольского патриархата.
В 1924 году Константинополь признал обновленческий Синод, а патриарх Григорий VII заявил, что русский святой патриарх Тихон (Белавин) обязан уйти на покой. Само же патриаршество в России следует упразднить.
Воистину, ничто не ново под Луной. Современный патриарх Константинопольский Варфоломей, поддержавший раскольников и самосвятов на Украине, действует вполне по лекалам Григория VII. Раскольническая церковь Украины удивительным образом напоминает обновленцев XX века. Думается, что в итоге и конец ее будет аналогичным. Когда обновленцы стали не нужны властям, то их аккуратно прикрыли и забыли…
Духовные соблазны XXI века не так уж сильно отличаются от им подобных из XX столетия. Преодолеть их православный христианин в состоянии, но лишь опираясь на опыт и заветы новомучеников и исповедников Церкви Русской. И нельзя нам не вспоминать слова священномученика Онуфрия (Гагалюка), первого епископа Старооскольского: «Православные христиане обладают величайшим сокровищем в мире – святой православной верой. Но они должны не забывать, что на это сокровище их посягают многие злые враги: и обновленцы, и католики, и всякие сектанты, и неверие. Если иной православный не может, по своей неосведомленности, доказать лживость всех этих учений, то пусть он по крайней мере твердо держится своей святой веры, ни под каким видом не давая увлечь себя лжеучениями».
Святые новомученики и исповедники Церкви Русской, молите Бога о нас, грешных!

Александр Гончаров

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

6 + 3 =