Знамя над Старым Осколом

Старший сержант В. Овсянников. 1944 г. Надпись на обороте: «На память Вовику-сыночку»

В семейном архиве семьи Овсянниковых есть черновик письма в одну из местных газет, в котором ветеран Великой Отечественной войны Василий Антонович Овсянников, водрузивший красный флаг над Старым Осколом 5 февраля 1943 года, предлагает напечатать свои записки «ради памяти о погибших товарищах». Видимо, ему было почему-то отказано, ответа в бумагах семейного архива мы не нашли. Мы посчитали своим долгом перед памятью Василия Антоновича и его погибших товарищей обнародовать его воспоминания.

Василий Антонович Овсянников родился в 1897 году, закончил Казацкую неполную среднюю школу, затем геологоразведочный техникум и получил специальность инженера-геодезиста. До войны работал сначала преподавателем математики в родной школе, затем завучем, а в 1941 г. стал ее директором.
С началом войны в марте 1942 был уволен «вследствие принятия на военную службу». Наградной лист (25 мая 1945 г.) перечисляет фронты, которые прошел наш земляк: Воронежский, Степной, 4-й Украинский и 1-й Белорусский.

Бои за Старый Оскол

«В боях под Касторной была окружена Воронежская группировка (около 10 дивизий) немецких войск. Значительная их часть вырвалась из кольца; двигались на юг, в сторону Старого Оскола. Нашей 107-й стрелковой дивизии было приказано освободить Старый Оскол. После 2-х дней отдыха в Острогожске части дивизии по заснеженным дорогам прошли 110 км и заняли исходные позиции в селах Незнамово, Н-Кладовое, Лапыгино и хуторах Ильины, Чумаки. Боевой день 27 января начался атаками наших пехотных полков на Старый Оскол, Каплино и Ламскую. Пушки стали бить по немецким позициям Ездоцкой и по склону города.
Враг оказывал упорное сопротивление. В это время я находился на временном наблюдательном пункте у опушки Незнамовского леса. Хорошо было видно – на позициях немцев поднималась снежная пыль. Разносился грохот наших пушек. Видно было, как стрелявшие два немецких орудия и один пулемет прекратили огонь.
Помню 30/1. Морозный ясный день. Улицы пусты. Лишь изредка показывались фигуры немецких солдат в длинных шинелях.
Батарея старшего лейтенанта Устюшкина вела огонь в поддержание пехоты и на подавление вражеских минометов. Сбита верхняя часть башни водокачки и наблюдатель. Немцы установили пушки на буграх в городе, в Казацкой, Федосеевке и Ламской, на Речной улице, на Зеленой улице. Оттуда они вели огонь по наступающим нашим воинам.
Особенно жестокие бои развернулись в Каплино, на железнодорожном переезде у Майсюковой будки и на канатной фабрике.
После короткой артподготовки батареи 1-го дивизиона батальон вновь пошел выбивать фашистов из занятой ими части Каплино. Начался бой, принявший упорный и затяжной характер. Гитлеровцы кидались в контратаку, лезли напролом. Мы стреляли, а они шли уверенно, нагло, быстро, в рост, треща автоматами на ходу. Дома и улицы переходили из рук в руки по нескольку раз. Уже более полусотни вражеских трупов валялись по улицам села, а контратаки их не прекращались. При непрерывной трескотне автоматов и пулеметной стрельбе отважные воины второй роты, пригнувшись по пояс и ползком по снегу, проникали в расположение улиц, занимаемых немцами. Осторожно пробираясь к дзотам и домам, открывали огонь по противнику, забрасывали его ручными гранатами. Ряды их тоже редели.
Командир 522 полка Мирошников из своего КП через каждые 20-30 минут вызывал тылы, требовал от артиллеристов помощи, считая, что пехота нуждается в более интенсивной поддержке артиллерии. Он развертывал карту, отыскивая и отмечая места, чтобы представить, как далеко по донесениям по телефону продвинулся батальон, какие позиции занимают роты. А бой гремел. К исходу дня Каплино было освобождено от оккупантов. Лишь отдельно расположенные окраины – Макурьевка возле канатной фабрики и поселок Донбасс на правой стороне реки Оскол еще оставались в руках противника. (Здесь погиб командир1-го батальона капитан Ермаков, позже похоронен жителями вблизи Канатной фабрики).
…В этот день авиация противника продолжала налеты на боевые порядки наступавших наших частей. Наши зенитки тут же открывали по ним огонь. Несколько самолетов было отогнано. В районе между слободой Ламской и канатной фабрикой подразделения 504-го и 516-го стрелковых полков подверглись нападению с воздуха. Двум самолетам удалось сбросить бомбы на позиции нашей пехоты 504-го полка, после чего немцы открыли интенсивный минометный огонь, а в час пополудни бросились в контратаку. Под натиском врага наши стрелки оставили северную окраину Ламской – поселок Новоселовку. Сказалась большая насыщенность противника артиллерией.
Батареи дивизионной артиллерии подавили огонь трех станковых пулеметов, 4-х дзотов с солдатами, расшвыряли 30 подвод с боеприпасами, уничтожили до двух рот пехоты противника, была захвачена в плен группа немцев, мадьяр и румын.

31 января 1943

Задолго до рассвета новый командир 1-го батальона майор Харлачев собрал командиров рот, политруков и командиров взводов и поставил задачу – выбить фашистов из канатной фабрики.
В 5 часов утра 1-й батальон и взвод 7-й роты 3-го батальона выступили из Каплино в сопровождении одной 45-мм пушки пошли в направлении канатной фабрики. Пушка произвела несколько выстрелов. Наша пехота, рассыпавшись в цепь, продвигалась вперед. Фашисты пока молчали, но, подпустив поближе, открыли огонь. Роты залегли. Сигнал с КП командира батальона – и рота побежала к фабрике, а противник в это время усилил огонь. Но тут из соснового леса выскочили бойцы 7-й роты и ударили по фашистам во фланг. Немцы пришли в замешательство, сопротивление их стало ослабевать, огонь резко спадать. Тут пронеслось дружное «ура!», стрелки кинулись на штурм фабрики. Короткий бой, немцы были выбиты из фабрики и стали отходить к поселку Макурьевка, стрельба прекратилась, не успевших уйти фашистов взяли в плен, среди них оказались человек девять предателей, одетых в форму немецких солдат. Над ними тут же состоялся справедливый суд. Командир батальона приказал расстрелять их. Ночная мгла покрыла поле боя.
Прибыла кухня, батальон пополнился боеприпасами. Поужинав, бойцы разместились в бараках фабрики и домах, отогрелись, повеселели, кто-то запел: «Ревела буря, дождь шумел», тут нашлись еще двое, подхватили: «Во мраке молнии блистали». Но отдых был коротким…
В ходе боевых действий в частях и подразделениях дивизии не прекращалась политическая работа. Ставили конкретную боевую задачу: в ближайшие сутки овладеть Старым Осколом. Эта работа, проделанная командирами, политработниками, партийными и комсомольскими организациями, обеспечивала наступательный порыв, боевую смекалку и отвагу у личного состава дивизии.

1 февраля 1943

Удержать фабрику оказалось труднее, чем ее захватить. С рассветом на следующий день, сосредоточившись в молодом сосновом лесу, немцы бросились на канатную фабрику. Из бараков и домов по наступающему врагу открыли огонь. Но немцы подвигались. В их цепи упал один, другой. У нас тоже кто-то застонал. Фашисты подтащили два пулемета и стали палить из них. Наши стрелки из ручных пулеметов и автоматов обливали их свинцом. Пробовали гитлеровцы зайти в тыл, но вязли в снегу, в это время их настигали пули наших автоматчиков и снайпера Шевердяева. Все их попытки восстановить утерянные позиции и вытеснить наших удалых воинов из фабрики потерпели провал.
Понеся большие потери в живой силе, немцы скрылись в лесу. На поле боя они оставили около пятидесяти убитых солдат и офицеров. Но таяли и ряды батальона.
Не щадя сил, настойчивыми атаками немецкие военачальники стремились завладеть канатной фабрикой. Им нужно было любой ценой прочистить дорогу для прохода войск «Воронежской группировки» (немецкой колонны, движущейся по дороге из Горшечного на Старый Оскол – остатки десяти немецких дивизий). В Старом Осколе у них были оборудованы мастерские для ремонта танков.
Наступила ночь. Атаки немцев прекратились. В ночной темноте автоматчикам доставили боеприпасы и продовольствие. Представилась возможность отдохнуть, но надолго ли?
В районе слободы Ламской после краткой артподготовки противник дважды пытался прорвать боевые порядки батальонов 504-го и 516-го полков и ударить в тыл частям 522-го полка, ведущим бои северо-западнее с. Каплино, у деревни Красные Кусты и вблизи жел. дорожного переезда севернее Набокино. Но каждый раз встречали достойный отпор и возвращались на исходные позиции. Таким образом, значительных изменений рубежей, занимаемых нашими батальонами в этот день в районе Ламской, не произошло.

2 февраля 1943

Кашкаров Николай Иванович, житель Старого Оскола, погиб на 20-м году жизни. Накануне боя он приготовил письмо родителям, в котором радовал родителей предстоящей встречей. Но отправить письмо так и не пришлось. В день освобождения Старого Оскола боец сержанта Кашкарова утром и доставил письмо матери героя – Марфе Михайловне Кашкаровой. Представьте себе состояние матери. В 12 часов дня она уже была на месте происшедших боев, но и мертвого сына не нашла. Местные жители похоронили его.
По приказу подполковника Глазырина в ночь на 3-е февраля позиции батарей 2-го и 3-го дивизиона были поставлены в наступающие порядки наших стрелковых полков. Образовался коридор около 2000 метров. Не разгадали немцы замысел гвардии полковника Бежко. Решив, что им удалось наконец прорвать боевые порядки дивизии, колонны и транспорт противника устремились к Старому Осколу. Развернувшись фронтом внутрь «коридора», наши роты открыли по ним огонь. Батареи прямой наводкой били в самую гущу фашистов. На близком расстоянии звуки выстрелов и разрывов сливались в один резкий звук. Гитлеровцы оказались под огнем с двух флангов. Уцелевшие под огнем и вновь подходившие фашисты развернулись фронтом в обе стороны шляха и повели минометный, пулеметный огонь и стрельбу из автоматов по нашим наступающим войскам.
Ночь на 4-е февраля прошла спокойно. Командиры собрали оставшихся в живых после двухсуточных боев красноармейцев. Из двух батальонов осталось человек 25. Покушали, отдохнули, а в ночь отправились на исходные рубежи под Федосеевку. Бойцы разместились в двух окраинных хатах Каплино. Утром группа стрелков пошла в наступление. Под прикрытием пулеметного огня одна часть фашистов на машинах начала постепенно покидать Федосеевку и отходить на Старый Оскол, другая часть сдалась в плен. Конвоировать их в тылы дивизии доверили жителям Каплино.
Одновременно вражеские войска из «Воронежской группировки» возобновили наступление на Старый Оскол по шляху из Горшечного. Оба батальона 516-го полка преградили им путь вблизи жел. дорожного полотна. Одна за другой приближались к нам немецкие цепи. Расстояние между нами и противником быстро сокращалось. Уже можно было рассмотреть лица с надвинутыми на лоб касками. Вот они подошли на расстояние прицельного выстрела. Тут их встретили ружейными залпами, передняя цепь повалилась, но за ней появилась вторая, третья. С открытых позиций начали бить наши батареи гвардейцев 7-го пушечного артполка. Фашисты продолжали наступать. И откуда их взялось столько!
Пехота врага заполнила все поле по фронту. К 12 часам батальоны 516-го полка незаметно оказались в окружении, а бой продолжался с неослабевающей силой. Трупами немцев было усеяно все поле.
В 2 часа пополудни роты 504-го и 522 полка под командованием полковника Мирошникова атаковали канатную фабрику и село Каплино. Мирошников находился на самых опасных участках боя, вдохновлял бойцов и командиров личным примером.
Усталых, не желающих воевать румын и мадьяр, немцы не могли заставить продолжать сопротивление, они бросали оружие и с поднятыми руками стояли возле домов. Вражеская группировка была разгромлена, с. Каплино очищено от оккупантов.

4 февраля 1943

Вот это здание, на котором 5 февраля 1943 г. был водружен красный флаг. В 30-е годы здесь размещался узел связи. В годы ВОВ он был эвакуирован. В послевоенное время в здании было почтовое отделение. С 1996 г. это краеведческий музей.

Уничтожен батальон пехоты и 200 подвод с боеприпасами противника. Оставалось еще боевое охранение немцев, артиллерийские части в Ламской и в разбитом здании жел. дор. станции. Но сопротивление врага было сломлено.
В полночь на 5-е число немецкие части стали покидать позиции по всему фронту дивизии. Они пытались взорвать железобетонный мост через полотно магистрали в слободе Пушкарке. Ночью сняли орудия и минометы в Ламской, лошадьми отвезли их в слободу Ездоцкую и там бросили возле церкви, а сами ушли в западном направлении. В то же время они оставили жел. дорожное депо и станцию Старый Оскол.
В 2 часа ночи на 5-е февраля семь наших разведчиков с разных сторон появились на Речной улице Ламской. Их встретил житель слободы Николенко Федор Тимофеевич, он сообщил об уходе фашистов из Ламской. Наши разведчики в сопровождении пяти собак направились к городу.
Многократные попытки немцев своими контрударами задержать наше наступление потерпели неудачу.

5 февраля 1943

Победители. 1946 год. Овсянников В.А. – второй справа.

Не возобновляя боя перед рассветом, немцы оставили Старый Оскол и отошли в западном направлении, оставив прикрытие. В темноте еще слышались отдельные выстрелы, трескотня автоматов и стук пулеметов. В 7.00 часов два батальона 516 стрелкового полка вошли в город. Артиллерийские части сменили позиции и заняли новые рубежи на западной и юго-западной окраинах Старого Оскола.
Радостно встретили нас жители города. Состоялся торжественный митинг представителей командования дивизии и жителей. Мы повстречались с родственниками и знакомыми. Автор этих строк посетил семью, повстречался с малолетним сыном Вовой. На другой день со своим подразделением продолжил поход на Белгород. Так кончилась жестокая борьба нашей дивизии на подступах к Старому Осколу с коварным и злобным врагом, борьба, унесшая много жизней наших боевых друзей.
В результате тяжелых боев задача, поставленная перед дивизией, была выполнена. Никогда не забудем тех, кто отстоял, оросив своей кровью, землю нашей любимой Родины».

Заключение

Овсянников В.А. 1956 г.

Читая записки нашего земляка Василия Антоновича Овсянникова, мы не могли не поразиться многим качествам этого человека. Во-первых – скромность. Нас поразил тот факт, что он нигде не говорит в своих записках, что это именно он водрузил красный флаг над городом! В семейном архиве сына ветерана, Овсянникова Владимира Васильевича, хранится много вырезок из газет разных лет. В них говорится, что именно сержант Овсянников В.А. и старший сержант Медведев водрузили флаг над городом. В войну это было самое высокое здание в городе, теперь это краеведческий музей.
Читая записки ветерана, мы поняли, чем отличается нынешнее поколение от поколения людей, прошедших войну. Они, видевшие ужасы той войны, гибель товарищей, поняли, что главные нравственные ценности – сама жизнь, преданность Родине, чувство товарищества и взаимовыручка в бою за свободу.
Для нас – многих сегодняшних, почему-то ценностью является дорогой телефон, лайк в инстаграме, претензии к государству. Что останется после нас, кроме фоток в инстаграме?
Сменилось уже несколько поколений. За эти годы город наш вырос и помолодел. Построили десятки новых микрорайонов. Но память о мужестве советских воинов, совершивших героический подвиг зимой 1943 года при освобождении нашего города, будет жить в нашем сердце всегда.

Учащиеся старооскольской православной гимназии Михаил Плетнев, Матвей Семенюк, Евгения Меленьева.
Руководители: Ю.В. Плетнева, учитель истории и православной культуры; И. А. Сафонова, учитель истории.

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

+ 35 = 40