Солдатское: храм и люди

Старые русские села обладают своей редкой и неповторимой красотой, которую они проносят сквозь столетия. Меняется ландшафт, строятся дома и прокладываются новые улицы, прилагаются к предкам своим и рождаются поколения жителей, но нечто особенное (может, и душа?) живет постоянно в истории села.
А осью истории является храм. Через него проходят род и род: от колыбели и до последнего часа. Разрушение храма является и разгромом самого сельского мира. Когда же, опомнившись, люди воссоздают храм, то они восстанавливают и самих себя.
Поздней осенью, в светлый и достаточно теплый ноябрьский день съемочная группа ИМЦ «Православное Осколье» отправилась в село Солдатское, возникшее в XVII веке в районе русского фронтира (порубежья – ред.). Нашей целью являлся храм Рождества Христова, сооруженный в первой половине XVIII века, разбитый богоборцами так, что осталась только часть колокольни, и вновь поднявшийся из руин.
В Солдатское мы отправились с местным краеведом Натальей Тихоновной Шакаловой, трепетно относящейся к истории своей малой родины. Нам было необходимо не только снять храм, но и поговорить с людьми, знающими о печальных и радостных днях его.
Из Старого Оскола выехали солнечным утром, но уже в дороге поползли вокруг клочья осеннего молочно-белого тумана, заполонившего овраги, лощины, да и холмы тоже. И подумалось:
– Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Какие уж тут съемки!
Постепенно приближаемся по дороге к селу. Наталья Тихоновна рассказывает, что новая дорога проходит по одному из ответвлений Кальмиусской сакмы, по которой некогда приходили на Русь с набегами ногайцы.
При въезде в Солдатское туман стал расходиться. Сам же храм Рождества Христова предстал в легкой туманной дымке, постепенно истончающейся под лучами ноябрьского солнца. Храм кажется подобным белому кораблю, вышедшему из дымки моря.
Встречаемся с протоиереем Алексием Михелевым. Входим в храм. Здание небольшое и, конечно, уступает в размерах трехпрестольному храму, существовавшему до 1939 года. Но здесь уютно. И течет сердечное спокойствие. Большинство икон письма XX-XXI веков. Но имеются и иконы, написанные до 1917 года. На иконе «Распятие Господа нашего Иисуса Христа» (с клеймами праздников) с обратной стороны читается дарственная надпись о передаче ее в память об усопшей Хионии Афанасьевне Зубковой от 10 сентября 1890 года.
Загадку представляет икона Божией Матери «Скорбящая радость» («Всех скорбящих утешение»), имеющая медный оклад с надписями о «сооружении» в 1754 году и «изготовлении» в 1859 году. Здесь можно высказать только предположение, что данный оклад перешел к иконе от более старой, принадлежавшей еще деревянному храму XVIII века.
В храме хранится еще и Богослужебный Апостол на церковнославянском языке, изданный в далеком от нас 1915 году, во время Первой мировой войны. Эту книгу не только приятно читать, но даже и подержать в руках.
Из храма мы направляемся в школу, где в музее находится гипсовый окрашенный киотный крест, найденный при прокладке газопровода недалеко от северной стороны Христорождественского храма. Крест старообрядческий. Изготавливали такие кресты обычно из меди или бронзы. Таким образом, он тоже представляет загадку села Солдатское.
Далее мы отправляемся поговорить с людьми. Может быть, кто-нибудь из старожилов поведает нам более подробно о событиях, связанных с историей храма до Великой Отечественной войны.
Сперва отправляемся в Кабищи. Это один из районов села. Собственно, тут и обживалась часть первых поселенцев. Здесь красиво. Солнечные «зайчики» прыгают по глади маленького пруда. Погода стоит совсем не характерная для ноября.
Продолжаем странствования по селу. Несмотря на помощь Натальи Тихоновны, пока не удается узнать что-то конкретное о храме. Уходят люди, бывшие свидетелями жизни храма в первой половине XX столетия…
Переезжаем скромный мосток через речку. Люди ловят рыбу. Чуть далее виднеется заброшенный колодец.
Добираемся до домов, примыкающих к сосновому бору. Воздух здесь такой, что его хочется пить и пить полной чашей. А эхо звонкое и совершенно непривычное для ушей городского обывателя.
Из одного из домов выходит женщина. Начинаем с ней разговор. И Бог посылает удивительную встречу!
Зинаида Федоровна Мишина хорошо помнит свою покойную тетушку, всю свою жизнь певшую на клиросе храма Рождества Христова. Она рассказывает, как ее тетя Иулиания Захаровна Малахова с подругой Полиной отправились пешком в Старый Оскол на богослужение, которое совершал священномученик Онуфрий (Гагалюк), первый епископ Старооскольский.
После богослужения епископ Онуфрий благословил Иулианию, видя глубокую веру девушки, на хранение девства и служение Церкви Христовой. Матушка Иулиания исполнила завет святого владыки. Она с любовью хранила четки, которые священномученик Онуфрий подарил ей. После ее смерти они были переданы в музей святителя Онуфрия (Гагалюка) при старооскольской православной гимназии.
Господь даровал Иулиании Малаховой долголетие (свыше 90 лет). И в этом видится Промысл Божий, ибо она смогла дожить до восстановления храма, разбитого в 30-е годы прошлого века.
Мы прошли вверх по улице до одного из окраинных домов, примыкающих к лесу. Здесь у нас и состоялся весьма важный разговор с Николаем Егоровичем Малаховым, бывшим лесничим, изготовившим из дуба рамки для 33 икон.
Николай Егорович вспомнил, что храм начали разбирать, когда он учился в первом классе школы, то есть еще до 1939 года. Храм разваливали активисты. А люди растаскивали кирпич.
Н. Е. Малахов опроверг версию о том, что в годы Великой Отечественной войны в храм попала бомба. Богослужения в развалинах храма возобновились в годы войны. Первую пристройку к храму делали из сосновых досочек и колышков…
Нам понравился сельский храм, самим своим существованием связывающий нити прошлого и настоящего времен. Нам понравились люди – они хранят память о былом.
И мы надеемся, что обязательно еще вернемся сюда, чтобы снять новые кадры для фильма и рассказать о храме и людях села Солдатское.

Александр Гончаров

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

− 1 = 4