Подари мне лучик

рассказ

– Отдай, это моя зарядка! – крикнул Федька и потянул провод зарядного устройства, вырывая его у брата.
– Нет, моя! – ответил Степка и рванул на себя.
Федя сильно потянул в свою сторону – проводок оторвался, и в руке у Степана осталась одна вилка.
– Ну вот, сломал, даун! – в сердцах сказал Степка.

– Это ты виноват, сам даун! – ответил Федька и отвернулся к окну, потому что как раз в этот момент в их комнату вошла мама. Она была на кухне и не слышала начала этой возни, но окончание явно не прошло мимо ее ушей. Степан стоял с поломанной зарядкой в руке, и уши у него горели.
Мама подошла к сыну, мягко потянула его к себе, и они уселись на диван. С другой стороны она пригласила сесть Федю. Она не стала ругаться и разбираться, в чем дело, только спросила:
– Федя, а ты почему так сказал?
– Он первый! – возмутился Федор.
– Ладно, – мама спросила по-другому: – Почему вы так обзываетесь?
– А у нас все так в классе говорят, – сказал Степка.
– Понятно. Так, господа Жуковы, сейчас придет папа, мы пообедаем и поедем в кино. Вечером посмотрим, может, зарядное устройство можно починить. А вторая ваша зарядка лежит в коридоре на полочке. Вещи нужно класть на свои места! Все, успокоились, помирились, вымыли руки, и за стол!
Мальчишки обрадовались. Не так уж часто им выпадает возможность всем вместе съездить в кино! От обид не осталось и следа.
К полудню пришел отец, он с утра «переобувал» машину, так как начались первые заморозки, и на дороге стал появляться гололед. Все пообедали, оделись и поехали. Кинотеатр находился в большом торговом центре, поэтому параллельно им удалось еще и приобрести зимнюю обувь мальчишкам.
Фильм был про хоккей. Он только что вышел на экран, и зал был полон зрителей. Сюжет очень интересный, захватывающий, великолепная игра известных актеров. Просмотр фильма доставлял большое удовольствие всем, кроме мамы. Ее мысли были далеко от событий, происходящих на экране.
Она воспитывалась в детском доме, после выпуска из которого получила профессию парикмахера, комнату в общежитии – в общем, путевку в жизнь. Еще находясь на обучении, она стала работать, где и познакомилась со своим будущим мужем Андреем Жуковым. Он пришел стричься, попал к мастеру Елене. Познакомились, стали встречаться, потом поженились. И не помешало то, что у Лены от рождения была проблема с ногой: одна была короче другой и как-то слегка вывернута набок. Но в детстве ее прооперировали, ногу удалось выпрямить. Лена долго лежала на вытяжке, однако небольшая хромота все же осталась…
Сначала жили с родителями Андрея, и именно его мать научила Лену всему: готовить, убирать, заботиться о себе и о муже. Она хотела заменить Лене маму, а Лена не сопротивлялась. Свекровь же привела Лену в храм. Тоже не без причины: жили вроде не один год, но с детками не получалось… Вот и молились вместе.
У Андрея был брат младший, Юра. Очень успешный, у него был уже свой дом, семья, сын Саша. Был свой бизнес. Но случилось несчастье. Как-то зимой они полетели на отдых в Египет, и самолет, на котором они летели, разбился. Трагедия. Хорошо еще, что Саша остался дома, он приболел, и родители решили не брать его с собой. Мальчишке было тогда семь лет. Андрей с Леной сразу взялись за оформление документов, но не хотели быть опекунами, претендовали на усыновление. Проблем не возникло, все было понятно. Родители Андрея тогда еще больше переключились на семью сына, во всем помогали. Решили, что супруги с Сашей переедут в дом Юрия – он требовал ухода и присмотра, да и бизнес Юры надо было как-то продолжать или хотя бы сделать так, чтобы не пришлось потом платить неустойку.
Саше было хорошо в новой семье, спокойно. Но и Лене, и Андрею очень хотелось своих детей. Супруги долго ходили по врачам, пробовали разные медицинские процедуры. Господь услышал их молитвы. Когда им было уже по тридцать три года, родились два замечательных парня – Федька и Степка. Сейчас им было по девять лет. Двойняшки, совершенно разные по характеру, темпераменту, интересам, взглядам. Они никому не давали скучать ни дома, ни в школе. Старшего Александра после окончания колледжа только проводили в армию. Жизнь в этой семье била ключом.
Дети подросли. У мужа стало получаться с оставшимся от брата бизнесом. Он занимался грузоперевозками, порой сам садился за руль, когда все водители были заняты. Лена работала парикмахером, ее ценили, были свои постоянные клиенты, и работа доставляла ей удовольствие. Не сравнить с тем временем, когда надо было достраивать дом, разбираться с делами брата, как оказалось, не совсем законными, и при этом заботиться о малышах-двойняшках.
Они преодолели трудности, сейчас все было хорошо. Но буквально полтора месяца назад Лена узнала, что беременна. Шок. Сорок два года, уже трое детей, престарелые родители, требующие внимания. Нет, конечно, речи о прерывании беременности не шло. И где-то в глубине души чувствовалась радость.
Прошло еще два месяца. Жизнь шла своим чередом. Беременность протекала спокойно, у Лены не было ни токсикоза, ни каких-то иных проблем. Она рассказала мужу, и он был счастлив. Очень хотел еще девочку. По плану следующее обследование должно было состояться на днях. Лена попросила мужа пойти с ней.
Обследование показало, что существует наличие некоторых факторов, которые могут указывать на хромосомные аномалии, точнее, на наличие у ребенка синдрома Дауна. Врач предложила им взять направление в областной центр к генетику, чтобы сделать там дополнительный анализ. Надо было лишь определиться с датой. Андрей видел, в каком состоянии жена, поэтому сказал, что они подумают и сообщат позже, а сейчас он отвез Лену домой.
Лена испугалась. Она не знала, что делать. Ей было страшно ехать в область, она с ужасом представляла себе, как ей будут делать обследование. Но врач настоятельно рекомендовала. Несколько раз указала на возраст.
Голова болела от переживаний и сомнений. Дети заметили, что с мамой что-то происходит. Лена видела, что от ее состояния всем некомфортно. Надо ехать в область, а там будь что будет. Так она подумала, но чувствовала, что это не ее решение.
Она отправилась за направлением. До поликлиники оставалось несколько шагов, как кто-то ее окрикнул.
– Девочка!
Лена оглянулась. Она думала, что обращаются не к ней. Но снова услышала:
– Девочка!
На Лену снизу вверх смотрела скрюченная старушка. Одной рукой она держалась за перила лестницы, ведущей ко входу в здание, другой опиралась на палку.
– Ты не очень спешишь?
Лена спешила. Запись к врачу у нее была через пятнадцать минут, а потом ей надо было вернуться на работу.
– Ты не можешь меня довести?
– Здравствуйте, а Вам куда надо? – спросила Лена.
– Да недалеко, до конца этого здания, – ответила старушка.
Она взяла Лену под руку, и они двинулись. Сделав несколько шагов, старушка остановилась отдохнуть, а спустя еще какое-то время выяснилось, что ей надо в банк, а до него еще целый квартал. Ей надо было заплатить госпошлину, чтобы получить паспорт, который у нее выкрали вместе с деньгами, вырезали из пакета в день, когда она получала пенсию. Теперь нужно восстановить документ. Сказала, что уже больше недели голодает, чай и хлеб и то покупает на деньги, которые заняла у соседки. Есть сын, она не одна, но он неправильный, поэтому она пенсию получает сама в банке, не хочет, чтобы почтальон приносил домой, боится, что сын заберет, а так хоть что-то можно купить. И соцзащита ей потому не помогает, что она как бы не одинокая… По пути еще несколько раз старушка сказала: «Девочка»…
Лена, слушая эту историю, совсем забыла, куда сама шла. К врачу она уже не попала, доработала день и пришла домой. Без направления. Весь остаток дня была под сильным впечатлением от того, что совсем рядом есть и такая жизнь.
В воскресенье в храме на исповеди Лена рассказала о своих переживаниях батюшке. Тот выслушал внимательно и сказал:
– Вам надо успокоиться и для себя решить, нужен ли Вам этот ребенок. И если он Вам нужен, то какая разница, каким он будет? Разве станете Вы его от этого меньше любить? Подумайте, что даст вам дополнительный анализ, сможет ли что-либо изменить то, что он подтвердит или опровергнет ваши опасения? Думайте лучше о себе, ваше здоровье и душевное спокойствие в любом случае – гарантия того, что все будет хорошо при любом исходе дела. Господь всегда рядом, молитесь, мы тоже будем молиться за Вас. Не волнуйтесь.
Лене стало легче. И правда, ну, что изменится? Конечно, она будет любить своего ребенка, что бы ни было. Да она его уже любит.
Пока она стояла в очереди на исповедь, обратила внимание на одну бабушку, которая стояла у подсвечника возле большой иконы целителя Пантелеимона. Она была занята работой с подсвечником, но Лена узнала в ней недавнюю свою спутницу и подумала о том, как тесен этот мир.
Через несколько месяцев должен был прийти в отпуск Саша. Все готовились к этому событию. Мальчишки соскучились по брату, да и родители тоже.
Сашу встречали на вокзале все вместе. Большая радость, столько рассказов, расспросов, разговоров. Планы на будущее. Саша окончил медицинский колледж и в армии еще более утвердился в своем желании связать жизнь с медициной. Родители поддерживали его решение.
На дни пребывания Саши дома пришлось следующее плановое обследование Лены. Тогда стало известно, что она ждет девочку. Больше всех радовался Андрей. Но Саша заметил что-то неладное с Леной, и вечером у них состоялся разговор. Женщина рассказала сыну о диагнозе, но не ожидала, что Саша столько знает об этом. Он говорил, что прогнозы могут быть очень положительными, главное – ничего не бояться. И Лена почувствовала поддержку.
Когда пришло время рожать, Лена была готова, она приняла ситуацию. Родилась девочка с явными признаками синдрома Дауна – раскосые глаза, плоское лицо. Малышку назвали Ульяной. С выпиской пришлось задержаться, были назначены дополнительные анализы и обследования. Были трудности с кормлением: девочка не могла сосать, и Лене пришлось сцеживать молоко для того, чтобы была возможность ее покормить.
Дома все было готово к появлению малыша: Андрей обо всем позаботился. Федор и Степан уже знали, что сестричка их будет особенная — об этом позаботился Саша.
Девочке нужен был особый уход, массаж, специальная гимнастика, и всему надо было учиться. Все включились в работу. Мальчишки по очереди развлекали Ульяну. Еще они распределили дежурство по уборке дома. Андрей взял на себя поход по магазинам и аптекам. Лена занималась ребенком. Ульяна часто болела, и порой Лену охватывала паника.
Вскоре вернулся из армии Саша. Он устроился работать в «Скорую помощь» и заочно поступил в медицинский. Часто по ночам он дежурил у детской кроватки, давая маме отдохнуть.
Как-то раз вернувшись со смены, Саша принес домой старинную икону целителя Пантелеимона. Икона была небольшая, но необыкновенная. Как будто излучала свет. Он рассказал, что ночью их бригаду вызвали к одной старушке, тут неподалеку. В квартире у нее все было разбросано, она сама лежала на полу с травмой головы, а в руках держала икону. Старушка была еще жива. Из ее сумбурной речи Саша понял, что ее сын пришел со своими друзьями, забрал деньги и ценности, но икону ей удалось спасти. Она просила пригласить батюшку. Бригада забрала старушку, хотя шансов не было. Время шло на минуты.
Пока они везли ее в машине до больницы, Саша позвонил отцу Тихону. Тот не отказал, приехал. Он узнал в умирающей женщине свою прихожанку. Ей вкололи обезболивающее, успокоительное, она попросила исповедать ее. Отец Тихон был готов, она не раз исповедовалась у него. Но в этот раз исповедь была необычной. Она рассказала о том, что, когда была молодая, работала в ресторане официанткой, там познакомилась с одним приятным мужчиной, богатым, но женатым, от которого забеременела. Но он отказался от девушки. У женщины родилась двойня, девочка и мальчик. Она понимала, что ей не потянуть в одиночку двоих детей, а тут еще и выяснилось, что у девочки какое-то уродство, что-то не так с ножкой. Женщина даже смотреть не захотела на дочь. Она оставила ее в роддоме, а сына забрала. Надеялась, что он вырастет и станет ее опорой. Она вернулась на свою работу, дослужилась до заведующей этого ресторана, и у нее появились деньги, связи и знакомства. Про свою дочь она никому не рассказывала, но и никогда не забывала о ней. Через знакомых она узнала, в каком детском доме находится девочка, и следила за ее судьбой. Это продолжалось до определенного времени, потом сын стал наркоманом, начал употреблять спиртное, вынес все из дома, и вот чем все закончилось. Она чувствовала свою вину перед Богом и своими детьми. Она просила отца Тихона молиться за них, и если у него получится, то передать дочери единственное, что у нее осталось – эту икону. Едва она успела договорить, буквально на руках у отца Тихона скончалась.
Батюшка давно знал Жуковых, и, как ему показалось, речь шла как раз о Елене. Выяснять он не имел никакого права – тайна исповеди. Но решил, что эта семья достойна хранения такой ценности, как старинная икона. Он отдал икону Саше и попросил передать матери. Лена удивилась, но икону взяла.
Шли годы. Ульяна пошла в обычный детский сад. Саша настоял, чтобы они ходили в бассейн, и у Ульяны там был большой прогресс, к школе она окрепла и в восемь лет пошла в первый класс. Мальчишки закончили школу и оба поступили в военное училище в Петербурге. Саша защитил диплом, он выбрал ординатуру по педиатрии, и после защиты практически сразу его пригласили работать в область. Лена думала, как было бы одиноко, если бы они с Андреем вот так остались одни. Теперь же в их жизни было их Солнышко, Ульяна, которую все очень любили. Конечно, кроме школы, бассейна им приходилось заниматься с логопедом, психологом и еще рядом специалистов. Для развития мелкой моторики Ульяне купили маленькие бусинки и специальную проволочку. Пока получались только длинные полосочки из бусинок, которые сама она называла лучиками. Вроде бы ничего особенного, да были эти лучики не так уж просты. У нее была какая-то особая манера плетения: из такого лучика она могла свернуть потом любую фигурку – сердечко или улитку.
У Ульяны было много друзей, в том числе и таких, как она, особенных. Вместе с родителями они устраивали разные игры, конкурсы, концерты. И всем-всем Ульяна дарила свои лучики. Они были желтые, оранжевые или золотые, под цвет солнышка. Ульяне это доставляло большую радость.
Приближался Новый год. На каникулы все дети должны были собраться дома. Лена увлеклась предпраздничной суетой, и хоть Новый год попадал на рождественский пост, она все равно изобретала что-то интересное.
В один из вечеров, когда они с Ульяной вырезали снежинки, Лена заметила, что Ульяна стала часто дышать. Лена потрогала лоб – нет, холодный. Она обняла дочку и почувствовала, что у той вот-вот выпрыгнет сердечко. Лена взяла Ульяну на руки и ощутила, как тело девочки обмякло, и она повисла на руках у матери. Лена схватила телефон. Она позвонила Саше, он сам вызвал «Скорую», и спустя два с половиной часа сам примчался в городскую больницу из областного центра. Он пошел к доктору, его долго не было, а когда он вышел, то сказал только, что нельзя терять время. Он отправил маму домой собирать вещи, сказал, что завтра рано утром они едут в областную детскую больницу. У Ульяны обнаружили порок сердца – требовалась срочная операция. Саша убедил местных докторов, чтобы операцию делали в его больнице, а потом на реабилитацию можно будет вернуться в свой город.
Лена доверяла Саше больше, чем себе. Она собрала все необходимое и взяла с собой икону, которую когда-то принес старший сын. Много раз она думала, как удивительно неслучайно все происходит в жизни, как попал в их семью Саша – теперь она уже даже не представляла, как бы они обошлись без него.
Все новогодние праздники маме с дочкой пришлось провести в больнице. Операция прошла успешно, но длилась более шести часов. Лена видела других детей и родителей, видела, в какой панике и страхе находятся они, случались ведь и смертельные исходы… а у нее такая поддержка! Она молилась в часовне близ больницы и обращалась к Пантелеимону-целителю.
Через две недели им позволили вернуться в родной город, но под наблюдение врачей в больницу.
У Саши была уже своя семья, и вот-вот должен был родиться ребенок. Федор со Степаном собирались назад в Питер. Ульяна уже поднималась с кровати и потихоньку ходила. Она скучала по своим братьям и друзьям и тосковала оттого, что мало пообщалась со всеми. Здесь можно было навещать ее, но, как назло, в отделении был карантин и никого не пускали. Утром они с мамой ждали обход. Их палата находилась на первом этаже, и вдруг они услышали, как в окошко кто-то тихо постучал. Ульяна подошла к окну. Она увидела своих одноклассников, друзей из логопедической группы, своего тренера по плаванию, батюшку Тихона. Они все кричали ей, махали руками, показывали разные смешные рожицы. А потом они разошлись по сторонам, и девочка увидела на дорожке нарисованное желтым мелом солнышко, а вокруг лежали ее лучики – желтые, оранжевые, золотые. За время своей болезни она и забыла про свое любимое занятие. Ульяна смеялась и даже не заметила, что ее доктор стоит рядом с ней и тоже смотрит в окошко. Он посмотрел на нее и сказал:
– Подари и мне свой лучик!
Вот здорово – Ульяне было занятие на последующие дни.
Доктор о чем-то поговорил с мамой, и лицо Лены тоже осветила улыбка.
– Нас скоро отпустят домой! – сказала она.
Конец этого учебного года Ульяне пришлось провести на домашнем обучении. Но им с мамой не было скучно. Так дожили до лета. С доктором, у которого они проходили постоперационную реабилитацию, они подружились семьями, часто встречались. Дело в том, что родителей Андрея тоже пришлось перевезти в дом, так как им нужна была помощь. А доктор приходил консультировать их на дому. Супруга доктора работала в городской администрации, они были добрыми и отзывчивыми людьми.
И вот в один из теплых летних вечеров большая семья собралась в летней беседке. Приехал и доктор с женой. Они пили чай, разговаривали, а уходя, супруга доктора дала Лене пригласительный билет на открытие Центра помощи особенным детям «Лучики», который они с мужем организовали в этом городе. Идею им подали Федор и Степан, они подсмотрели организацию и формы деятельности в подобных многочисленных фондах Санкт-Петербурга. Они даже там нашли спонсоров, заинтересованных в этом проекте. Саша, со своей стороны, обеспечил подбор специалистов для работы с детьми. Они получили разрешение от администрации, и им даже выделили помещение. Андрей помог с ремонтом. Привез оборудование, тренажеры. Отец Тихон освятил здание. Все потрудились и помогли, кто чем мог.
На открытие собралось много народа. Казалось, весь город приехал сюда. Сами организаторы не ожидали такого размаха. Право разрезать красную ленточку отдали Ульяне. Они с мамой подарили центру свою икону целителя Пантелеимона. У доброго дела было большое будущее, берущее свое начало от маленькой, особенной, но лучезарной жизни.
Когда пришло время рожать, Лена была готова, она приняла ситуацию. Родилась девочка с явными признаками синдрома Дауна – раскосые глаза, плоское лицо. Малышку назвали Ульяной. С выпиской пришлось задержаться, были назначены дополнительные анализы и обследования. Были трудности с кормлением: девочка не могла сосать, и Лене пришлось сцеживать молоко для того, чтобы была возможность ее покормить.
Дома все было готово к появлению малыша: Андрей обо всем позаботился. Федор и Степан уже знали, что сестричка их будет особенная — об этом позаботился Саша.
Девочке нужен был особый уход, массаж, специальная гимнастика, и всему надо было учиться. Все включились в работу. Мальчишки по очереди развлекали Ульяну. Еще они распределили дежурство по уборке дома. Андрей взял на себя поход по магазинам и аптекам. Лена занималась ребенком. Ульяна часто болела, и порой Лену охватывала паника.
Вскоре вернулся из армии Саша. Он устроился работать в «Скорую помощь» и заочно поступил в медицинский. Часто по ночам он дежурил у детской кроватки, давая маме отдохнуть.
Как-то раз вернувшись со смены, Саша принес домой старинную икону целителя Пантелеимона. Икона была небольшая, но необыкновенная. Как будто излучала свет. Он рассказал, что ночью их бригаду вызвали к одной старушке, тут неподалеку. В квартире у нее все было разбросано, она сама лежала на полу с травмой головы, а в руках держала икону. Старушка была еще жива. Из ее сумбурной речи Саша понял, что ее сын пришел со своими друзьями, забрал деньги и ценности, но икону ей удалось спасти. Она просила пригласить батюшку. Бригада забрала старушку, хотя шансов не было. Время шло на минуты.
Пока они везли ее в машине до больницы, Саша позвонил отцу Тихону. Тот не отказал, приехал. Он узнал в умирающей женщине свою прихожанку. Ей вкололи обезболивающее, успокоительное, она попросила исповедать ее. Отец Тихон был готов, она не раз исповедовалась у него. Но в этот раз исповедь была необычной. Она рассказала о том, что, когда была молодая, работала в ресторане официанткой, там познакомилась с одним приятным мужчиной, богатым, но женатым, от которого забеременела. Но он отказался от девушки. У женщины родилась двойня, девочка и мальчик. Она понимала, что ей не потянуть в одиночку двоих детей, а тут еще и выяснилось, что у девочки какое-то уродство, что-то не так с ножкой. Женщина даже смотреть не захотела на дочь. Она оставила ее в роддоме, а сына забрала. Надеялась, что он вырастет и станет ее опорой. Она вернулась на свою работу, дослужилась до заведующей этого ресторана, и у нее появились деньги, связи и знакомства. Про свою дочь она никому не рассказывала, но и никогда не забывала о ней. Через знакомых она узнала, в каком детском доме находится девочка, и следила за ее судьбой. Это продолжалось до определенного времени, потом сын стал наркоманом, начал употреблять спиртное, вынес все из дома, и вот чем все закончилось. Она чувствовала свою вину перед Богом и своими детьми. Она просила отца Тихона молиться за них, и если у него получится, то передать дочери единственное, что у нее осталось – эту икону. Едва она успела договорить, буквально на руках у отца Тихона скончалась.
Батюшка давно знал Жуковых, и, как ему показалось, речь шла как раз о Елене. Выяснять он не имел никакого права – тайна исповеди. Но решил, что эта семья достойна хранения такой ценности, как старинная икона. Он отдал икону Саше и попросил передать матери. Лена удивилась, но икону взяла.
Шли годы. Ульяна пошла в обычный детский сад. Саша настоял, чтобы они ходили в бассейн, и у Ульяны там был большой прогресс, к школе она окрепла и в восемь лет пошла в первый класс. Мальчишки закончили школу и оба поступили в военное училище в Петербурге. Саша защитил диплом, он выбрал ординатуру по педиатрии, и после защиты практически сразу его пригласили работать в область. Лена думала, как было бы одиноко, если бы они с Андреем вот так остались одни. Теперь же в их жизни было их Солнышко, Ульяна, которую все очень любили. Конечно, кроме школы, бассейна им приходилось заниматься с логопедом, психологом и еще рядом специалистов. Для развития мелкой моторики Ульяне купили маленькие бусинки и специальную проволочку. Пока получались только длинные полосочки из бусинок, которые сама она называла лучиками. Вроде бы ничего особенного, да были эти лучики не так уж просты. У нее была какая-то особая манера плетения: из такого лучика она могла свернуть потом любую фигурку – сердечко или улитку.
У Ульяны было много друзей, в том числе и таких, как она, особенных. Вместе с родителями они устраивали разные игры, конкурсы, концерты. И всем-всем Ульяна дарила свои лучики. Они были желтые, оранжевые или золотые, под цвет солнышка. Ульяне это доставляло большую радость.
Приближался Новый год. На каникулы все дети должны были собраться дома. Лена увлеклась предпраздничной суетой, и хоть Новый год попадал на рождественский пост, она все равно изобретала что-то интересное.
В один из вечеров, когда они с Ульяной вырезали снежинки, Лена заметила, что Ульяна стала часто дышать. Лена потрогала лоб – нет, холодный. Она обняла дочку и почувствовала, что у той вот-вот выпрыгнет сердечко. Лена взяла Ульяну на руки и ощутила, как тело девочки обмякло, и она повисла на руках у матери. Лена схватила телефон. Она позвонила Саше, он сам вызвал «Скорую», и спустя два с половиной часа сам примчался в городскую больницу из областного центра. Он пошел к доктору, его долго не было, а когда он вышел, то сказал только, что нельзя терять время. Он отправил маму домой собирать вещи, сказал, что завтра рано утром они едут в областную детскую больницу. У Ульяны обнаружили порок сердца – требовалась срочная операция. Саша убедил местных докторов, чтобы операцию делали в его больнице, а потом на реабилитацию можно будет вернуться в свой город.
Лена доверяла Саше больше, чем себе. Она собрала все необходимое и взяла с собой икону, которую когда-то принес старший сын. Много раз она думала, как удивительно неслучайно все происходит в жизни, как попал в их семью Саша – теперь она уже даже не представляла, как бы они обошлись без него.
Все новогодние праздники маме с дочкой пришлось провести в больнице. Операция прошла успешно, но длилась более шести часов. Лена видела других детей и родителей, видела, в какой панике и страхе находятся они, случались ведь и смертельные исходы… а у нее такая поддержка! Она молилась в часовне близ больницы и обращалась к Пантелеимону-целителю.
Через две недели им позволили вернуться в родной город, но под наблюдение врачей в больницу.
У Саши была уже своя семья, и вот-вот должен был родиться ребенок. Федор со Степаном собирались назад в Питер. Ульяна уже поднималась с кровати и потихоньку ходила. Она скучала по своим братьям и друзьям и тосковала оттого, что мало пообщалась со всеми. Здесь можно было навещать ее, но, как назло, в отделении был карантин и никого не пускали. Утром они с мамой ждали обход. Их палата находилась на первом этаже, и вдруг они услышали, как в окошко кто-то тихо постучал. Ульяна подошла к окну. Она увидела своих одноклассников, друзей из логопедической группы, своего тренера по плаванию, батюшку Тихона. Они все кричали ей, махали руками, показывали разные смешные рожицы. А потом они разошлись по сторонам, и девочка увидела на дорожке нарисованное желтым мелом солнышко, а вокруг лежали ее лучики – желтые, оранжевые, золотые. За время своей болезни она и забыла про свое любимое занятие. Ульяна смеялась и даже не заметила, что ее доктор стоит рядом с ней и тоже смотрит в окошко. Он посмотрел на нее и сказал:
– Подари и мне свой лучик!
Вот здорово – Ульяне было занятие на последующие дни.
Доктор о чем-то поговорил с мамой, и лицо Лены тоже осветила улыбка.
– Нас скоро отпустят домой! – сказала она.
Конец этого учебного года Ульяне пришлось провести на домашнем обучении. Но им с мамой не было скучно. Так дожили до лета. С доктором, у которого они проходили постоперационную реабилитацию, они подружились семьями, часто встречались. Дело в том, что родителей Андрея тоже пришлось перевезти в дом, так как им нужна была помощь. А доктор приходил консультировать их на дому. Супруга доктора работала в городской администрации, они были добрыми и отзывчивыми людьми.
И вот в один из теплых летних вечеров большая семья собралась в летней беседке. Приехал и доктор с женой. Они пили чай, разговаривали, а уходя, супруга доктора дала Лене пригласительный билет на открытие Центра помощи особенным детям «Лучики», который они с мужем организовали в этом городе. Идею им подали Федор и Степан, они подсмотрели организацию и формы деятельности в подобных многочисленных фондах Санкт-Петербурга. Они даже там нашли спонсоров, заинтересованных в этом проекте. Саша, со своей стороны, обеспечил подбор специалистов для работы с детьми. Они получили разрешение от администрации, и им даже выделили помещение. Андрей помог с ремонтом. Привез оборудование, тренажеры. Отец Тихон освятил здание. Все потрудились и помогли, кто чем мог.
На открытие собралось много народа. Казалось, весь город приехал сюда. Сами организаторы не ожидали такого размаха. Право разрезать красную ленточку отдали Ульяне. Они с мамой подарили центру свою икону целителя Пантелеимона. У доброго дела было большое будущее, берущее свое начало от маленькой, особенной, но лучезарной жизни.

Марина Чепелева

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

+ 57 = 66