Свет Царского Села

Царскосельская икона Божией Матери «Знамение» являлась святыней царского рода Романовых. Эту икону в XVII веке, по преданию, привез в дар царю Алексею Михайловичу патриарх Константинопольский Афанасий III (1597-1654), прославленный в лике святых как святитель Афанасий Цареградский, Лубенский чудотворец.

Эта икона византийского письма первоначально находилась в Москве. Но когда царь Петр Первый перенес столицу в Петербург, то и икону переправили тоже.
От Петра Алексеевича икона Божией Матери «Знамение» перешла к его дочери Елизавете. И именно она, став императрицей, повелела возвести церковь. Специально для чтимой иконы в Царском Селе не позднее 1747 года был выстроен Знаменский храм.
Елизавета Петровна молилась перед совершением государственного переворота в 1741 г. перед иконой, понимая, что совершает грех, отстраняя от престола императора-младенца Иоанна VI. Елизавета Петровна тогда пообещала Богу, что за время ее правления ни один человек не будет приговорен к смертной казни. И свой обет она исполнила.
В последний год своего правления Елизавета Петровна проживала постоянно в Царском Селе, и каждый день ходила пешком в Знаменский храм, где и молилась перед чтимым образом.
Некоторые пушкиноведы привязывают стихотворение великого русского поэта «В начале жизни школу помню я…», посвященное годам учебы в Царскосельском лицее, к образу Божией Матери «Знамение». Они полагают, что под «Величавой женой» Пушкиным выведена сама Пресвятая Богородица. Учащихся водили в храм, и там они могли неоднократно прикладываться к чудотворной иконе. И к такому подходу исследователей-пушкинистов основания явно есть.
Само стихотворение как бы разбивается на две части. В первой Александр Сергеевич говорит следующее:

В начале жизни школу помню я;
Там нас, детей беспечных, было много;
Неровная и резвая семья.
Смиренная, одетая убого,
Но видом величавая жена
Над школою надзор хранила строго.
Толпою нашею окружена,
Приятным, сладким голосом, бывало,
С младенцами беседует она.
Ее чела я помню покрывало
И очи светлые, как небеса.
Но я вникал в ее беседы мало.
Меня смущала строгая краса
Ее чела, спокойных уст и взоров,
И полные святыни словеса…

Следует сказать, что Царскосельский лицей был мужским, и преподавали там соответственно мужчины. Поэтому у Пушкина «Величавая жена» – это, без сомнения, Небесная Покровительница лицеистов.
Во второй части поэт повествует о том, что он убегал в сад, где стояли статуи античных божков. Чувства они вызывали совсем иные:

Один (Дельфийский идол) лик младой –
Был гневен, полон гордости ужасной,
И весь дышал он силой неземной.
Другой женообразный, сладострастный,
Сомнительный и лживый идеал –
Волшебный демон – лживый, но прекрасный.
Пред ними сам себя я забывал;
В груди младое сердце билось – холод
Бежал по мне и кудри подымал.
Безвестных наслаждений ранний голод
Меня терзал – уныние и лень
Меня сковали – тщетно был я молод.
Средь отроков я молча целый день
Бродил угрюмый – все кумиры сада
На душу мне свою бросали тень.

Свет и тень. Святость и идолы. Праведность и греховность. Все эти противопоставления хорошо различимы в строках Александра Сергеевича.
Стихотворение было написано Пушкиным в 1830 году, когда он фактически отрекся от вольнодумства в масонском стиле и все больше и больше становился православным человеком. Огромную роль в этом сыграли и лицеистские воспоминания, и зов предков, ведь они служили святому благоверному князю Александру Невскому.
Царскосельская икона Божией Матери «Знамение» не зря прозывалась чудотворной. Русские императоры обращались перед ней за помощью ко Пресвятой Богородице во время пожаров, и ярость пламени угасала. Так было и при Александре Первом, и при Александре Втором. Официально были зафиксированы также случаи укрощения чумы (1771 г.) и холеры (1831, 1841 гг.), после молебнов и крестных ходов с Царскосельской иконой.
Священник Иоанн Цвиев записал в 1865 году: «Многие утверждают, и мы сами замечали, что лицо Богородицы в одно время производит на молящихся разные впечатления: то оно кажется светлым и умильным, то вдруг «темнеет» и принимает строгий вид, хотя бы вы стояли в том же месте».
Из информации историков мы знаем, что в XVIII и XIX веках на иконе были дописаны образы святых: апостола Петра, святого Захарии, Алексия, человека Божия, святой праведной Елисаветы и, вероятно, святителя Николая Чудотворца (небесного покровителя императора Николая Первого) и святой мученицы Александры Римской (в честь нее приняла имя супруга Николая Павловича). Кроме того, икона была украшена ризой с драгоценными и полудрагоценными камнями.
После революции 1917 года ризу содрали, а икону передали в музейный фонд. Более ничего о ней мы не знаем. Ныне сохранился только список XIX столетия, который чуть не пропал в годы Великой Отечественной войны – немцы ограбили Царское Село и увезли икону. Но потом при отступлении бросили награбленное.
Сейчас мы знаем несколько списков Царскосельской иконы Божией Матери «Знамение». Все они признаются чудотворными. Пречистая Богородица через Свои иконы по воле Господа нашего Иисуса Христа показывает нам, грешным, свое заступничество за Россию и в годы радости, и в годы лихолетья. И молятся христиане перед ликом Богородицы, восклицая от души: «Ты бо ecи, Госпоже, Слава небесных и Упование земных, Ты по Бозе наша Надежда и Заступница всех притекающих к Тебе с верою. Тебе убо молимся, и Тебе, яко Всемогущей Помощнице, сами себе и друг друга, и всю жизнь нашу по Христе Бозе предаем, ныне и присно и во веки веков».

Александр Гончаров

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

+ 17 = 19