Воля человеческая и воля Божия – свобода выбора

Доклад протоиерея Евгения Колесникова, клирика старооскольского храма Рождества Христова, на XVII муниципальных Рождественских чтениях «Молодежь: свобода и ответственность», состоявшихся 15 ноября 2018 г. при храме Рождества Христова.

Человек – это великое чудо, связь земли и неба. Об этом говорят древние мудрецы, об этом сообщает и Священное Писание.
С одной стороны, человек принадлежит к природном миру, но, с другой стороны, в нем есть состав, превышающий тварный мир. Еще древняя философия различала человека от других земных существ. Греческая философия увидела его в разуме. Аристотель предложил определение человека как «разумного животного», но различие человека от животного не только в разуме. Человек знает, что в нем есть некое измерение, совершенно отличающее его от животного, даже если ум противится этому, подсознательно все равно мы это чувствуем, об этом говорит нам и Церковь. Дух человека и есть тот водораздел, который отделяет человека от другого живого существа. Этот дух, которым Создатель наделил человека, роднит человека с высшим Божественным миром.
Исследуя пласты древней человеческой культуры, антропологи и другие ученые замечают, что вопрос о человеке и его назначении в мире стоял всегда. Человек всегда пытался найти ответ на вопрос: зачем человек приходит в это мир? Для древнего человека была характерна мысль, что человек – это маленькая вселенная, «микрокосмос», как позже сформулируют древние философы.
В некоторых религиях и сегодня человек хочет обрести спасение, слившись с космосом, войдя в таинственную природу, как говорили древние – «космизуясь». У учителей Церкви подобная космизация – это движение в обратном направлении, так как человек – это образ Божий. Он стоит над всем тварным миром, поэтому у человека во власти спасти мир, он не должен растворяться в этом мире, а, наоборот, возвыситься над миром, приводя его к Богу.
Человек должен стать путем, совестью вселенной, а значит, он должен слиться не с природой, а с Богом. Не раствориться и потеряться в природе, а выделиться из природного мира.
Творя человека, Господь указывает, что он будет отличаться от других живых существ. Библия нам об этом говорит:

«Сотворим человека по образу Нашему и подобию Нашему» (Быт. 1:26).

Это значит, что основным элементом человека является разум, логос по-гречески, «человек есть животное разумное», как говорил свт. Василий Великий. А именно в своей разумности человек может отражать бытие Божие в тварном мире. Человек обладает способностью к объединению, восстановлению мира, поверженного и разрозненного.
Есть и другой элемент, который, как отмечают святые отцы, отображает образ Божий в человеке, это то, что свят Григорий Нисский называет «аутоксиос» – «свобода человека». Современные антропологи и биологи говорят, что человек телом связан с животным миром и его законами, и не может не подчиняться инстинктам, скрытым поведенческим установкам, лежащим в его подсознании. Но Церковь утверждает очень важное – сила духа способна преодолеть детерминизм (взаимосвязь – прим. ред.) животных инстинктов. Человек перед страхом смерти, в преодолении голода и инстинктов самосохранения может оставаться человеком. Плеяда мучеников и исповедников и других людей, страдающих за какую-либо идею, доказала это. Значит, в человеке есть свобода от природы, которая является элементом образа Божьего, «даром Бога». Изначально применение этой свободы должно было приучить человека к послушанию к Богу, к добру, укрепить волю в выборе добра. Человек создан со свободною волею, вернее, со свободой стремления желаний. Свободу воли каждый может проверить на личном опыте, во всяком случае, человек может свободно выбирать решение жизненных вопросов, пойти направо или налево, поступить так или иначе.
Как пишет Владимир Соловьев (религиозный мыслитель, поэт, публицист и критик XIX века – прим. ред.):

«Всех животных Бог подчинил определенным законам, один человек ни в чем не стеснен, может стать тем, кем он пожелает, ничто не мешает ему опуститься до самой низшей ступени животного мира, но он может подняться до высших степеней добра. Если человек будет лелеять чувственные наклонности, то одичает и станет зверем; если он будет следовать разуму, то он сделается подобно небесным существам; если он разовьет интеллектуальные силы, то он станет подобно ангелам Божиим».

Воля человеческая не является самостоятельным элементом души, и понятие о воле неотделимо от понятия о сердце. Воля – это равнодейственная сила стремления и желания сердца. Наша воля поэтому имеет решающее значение в восприятии всего окружающего, оценки его. Как пишет священник Александр Ельчанинов,

«мы видим мир не таким, каким он есть на самом деле, а таким, каким его делают наше воображение, наша воля. Каждый видит его по иному, по-своему, часто ставя центром своего мира вещи ничтожные и вовсе не давая место тому, что единственно важно».

Как пишет отец Иоанн Кронштадтский:

«Наша свобода есть неотъемлемая часть образа Божия».

А архиепископ Иоанн (Шаховской) говорит, что

«Воля человека, когда очистится от зла, тогда все становится даром, сходящим свыше, все тогда делается исполнением желаний самого человека, это и есть Царствие Божие, пришедшее в силе, тут нет ничего малого, все огромно, безгранично… С этого пира апостол говорил благочестивые слова: «ничего не имеем, но всем обладаем» (2 Корнф. 6:10).

В тайниках сердца определяется драгоценнейшая свобода наша, свобода наших желаний, этим опровергается и то предопределение судьбы человека, которое утверждают последователи Кальвина, поэтому человек становится всегда ответственным за свои поступки.
По воле Божьей, в согласии воли человеческой и в сохранении свободы выбора, Бог хочет, «чтобы все люди спаслись и достигли познания истины», как утверждает апостол Павел (1 Тим. 2:4). Но мы знаем, что не все люди спасаются, и поэтому предел воли Божией – воля человеческая, вот препятствие для Бога, то, что Он сам создал, Он нарушить не может. Уместно напомнить некую загадку софистики:

«Может ли Бог создать такой камень, который Сам не сможет поднять? Если Бог Всемогущ и для Него нет ничего невозможного, то, вероятно, Он может создать такой камень, но если Он Всемогущ, то как же Он не может его поднять?».

Православная традиция отвечает однозначно, такой камень – это человеческая свобода. Бог Сам создал человека, но именно поэтому, что Он человека любит и уважает, Он хочет, чтобы человек самостоятельно выбрал добро. Бог не может принудить злодея, сделать выбор добра, потому что подавление свободы есть зло, а Бог не может делать зла, так как это противоречит Его природе. Бог может взывать к человеку, иногда наказывать и вразумлять, но не может растоптать того, что является его высочайшим даром человеческой свободы. Вот почему корректно говорить, что воля Божия может и не исполняться там, где есть человек. И мы, как христиане, призваны способствовать к обратному, чтобы воля Божия добра и смысла осуществлялась в мире, как она осуществляется в Небесной вышине, где в ангельском мире есть лишь послушание Богу, но нет слепой и злой самолюбивой воли.

«Прежде достижения неба, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – надо и землю сделать небом, чтобы так поступать и говорить, как бы ты находился на небе».

Авва Исаак Сирин пишет: «ибо, что значат слова да будет воля Твоя, яко на небеси на земли, как ни то, что будут люди подобны ангелам, и как сии исполняют волю Божию на небе, так и все живущие на земле, да творят не свою, а Его волю».
Но как узнать о воле Божьей относительно нас и окружающего нас мира? Тогда, когда мы решим исполнять волю Божию, идти с Ним по жизни, когда прилепимся ко Христу всем существом, когда соединим наши сердца к дыханию Духа Святого, тогда, как пишет апостол Павел, наш обновленный ум и познает,

«что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная» (Рим. 12:2).

И это распознавание касается не только нашей повседневной жизни, но приходит в

«познавание воли Его во всякой премудрости и разумении духовном» (Кол 1:9).

Но мы можем спросить, а что есть воля Божия? Священное Писание отвечает на этот вопрос: воля Божия есть святость, благодарение, терпение, делание добра, чтобы исполнялась в нас воля Божия, следует соответственно так жить. Но возможно ли нам, таким слабым и недостойным, исполнить волю Божию? Церковь однозначно отвечает: Да! своими силами невозможно, но с помощью благодати Божьей, укрепляясь в Таинствах Церкви, руководствуясь соборным разумом Церкви, возможно. Как писал апостол Павел:

«Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Филип. 4:13).

В целом задача каждого человека – жить не по своей воле, ограниченной и греховной, а по воле Бога, тогда и земля и все, что вокруг нас, будет становиться как бы небом, на котором исполняется воля Божия.
Все святые отцы подчеркивали, что воля Божия совершается через нас. Прп. Макарий Египетский говорил: «воля Божия начинается, когда мы не превозносимся друг перед другом, но с непритязательностью, простотой, любовью, миром и радостью соединяемся друг с другом, считая преуспеяние ближнего своим собственным прибытком, а его немощь, слабость и скорбь своим собственным ущербом». Воистину это подлинная ангельская жизнь на земле.
В русле святоотеческих размышлений о совершении воли Божией в мире и человеке лежит комментарий русского философа Владимира Соловьева. Он писал: «хотя мы и отдались воле Божией и воистину хотим, чтобы это воля исполнилась в нас и через нас, но троякого рода препятствия становятся между нами и нашей действительностью. Первое препятствие – это испорченность нашей чувственной природы, это наше настоящее. Второе – это наша прежняя греховная жизнь, наше прошедшее. И третье – даже если бы мы преодолели настоящее и рассчитались с прошлым, трудные препятствия являются в виде предстоящего тайного воздействия враждебных сил, наше будущее».
Владимир Соловьев замечает, что «хотеть по-настоящему исполнения воли Божией значит желать устранения трех препятствующих нашему духовному росту причин. Во-первых, мы должны не просто желать и не просто делать, а трудиться для этого укрощения нашей злой природы воздержанием. Затем мы должны стремиться к искуплению наших грехов на создание добра, правды Божией. Наконец, мы должны укрепиться в предстоящей борьбе с противодействующими нам бесовскими силами и нашими собственными страстями. Если такую позицию троякую противостоянию злу, что в нас и в не нас, мы сделаем нашим образом жизни, значит, что мы действительно хотим, чтобы воля Божия совершалась на земле».
По словам архимандрита Софрония (Сахарова):

«Мы видим у человека – образа Божия – постоянное искушение самому создать свое бытие, самому его определить во всем, самому стать Богом, а не принять только все, что дается, так как в этом есть чувство зависимости».

По учению старца Силуана Афонского:

«У христианина это искушение преодолевается верой в Бога, как и всякое другое. Вера в Бога благого и милостивого. Вера, что Он выше всякого совершенства, привлекает к душе благодать, и тогда нет тягостного чувства зависимости, но душа любит Бога, как самого родного Отца, и живет Им».

Если у человека целью жизни является богоугождение и стяжание Духа Божьего, то человек может достигнуть высоких степеней святости, получить от Бога сверхъестественные дары и способности и приобщиться к богатству благодатной и мистической жизни. И, наоборот, если сердце человека жестоко, гордо и тщеславно, то при сильной воле существование такого человека является народным бедствием, несущим человечеству неисчислимые беды.

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

3 + 6 =