Наперекор времени

9 октября – прославление святителя Тихона, Патриарха Московского и всея Руси (1989)

С батюшкой Иоанном Кронштадтским святитель Тихон Московский встречался только один раз. В 1908 году он, будучи архиепископом Ярославским и Ростовским, посетил тяжелобольного святого старца. Беседа продлилась недолго. Батюшка Иоанн, утомившись разговором, сказал: «Теперь, владыка, садитесь вы на мое место, а я пойду отдохну».
Эта фраза вызвала некоторое недоумение у архиепископа, ведь они и так разговаривали сидя рядом друг с другом.
После ухода праведного Иоанна святитель Тихон так и не решился занять его кресло. Но уже через 10 лет стал понятен пророческий смысл такого простого с виду изречения преподобного Иоанна Кронштадтского. Святейшему Патриарху Тихону Московскому и всея России пришлось защищать всеми своими силами Церковь и подвергаться за это поношению, клевете и гонениям подобно праведному Иоанну Кронштадтскому.
1923 год. Поэт Владимир Маяковский пишет антиклерикальное стихотворение, так сказать, на злобу дня:

«Тихон патриарх,
прикрывши пузо рясой,
звонил в колокола по сытым городам,
ростовщиком над золотыми трясся:
«Пускай, мол, мрут,
а злата –
не отдам!»
Чесала языком их патриаршья милость,
и под его христолюбивый звон
на Волге дох народ,
и кровь рекою лилась –
из помутившихся
на паперть и амвон.
Осиротевшие в голодных битвах ярых!
Родных погибших вспоминая лица,
знайте:
Тихон
патриарх
благословлял убийцу.
За это
власть Советов,
вами избранные люди, –
господина Тихона судят».

Владимир Владимирович явно слукавил, выполняя задачи, поставленные «партией и советским правительством». Ему надо было в пропагандистских целях оправдать погром Церкви и уголовное преследование Патриарха Тихона. Советская власть использовала голод 20-х годов в стране для того, чтобы изъять ценности из церквей и монастырей, расправиться с духовенством и наиболее активными православными мирянами. Непосредственным поводом для закручивания антирелигиозных гаек послужили события в Шуе (1922 г.), когда люди воспротивились осквернению и ограблению храмов.
Русская Православная Церковь совсем не возражала помочь голодающим. Патриарх обратился 28 февраля 1922 г. с воззванием:

«Мы допустили, ввиду чрезвычайно тяжких обстоятельств, возможность пожертвования церковных предметов, не освященных и не имеющих богослужебного употребления. Мы призываем верующих чад Церкви и ныне к таковым пожертвованиям, лишь одного желая, чтобы эти пожертвования были откликом любящего сердца на нужды ближнего, лишь бы они действительно оказывали реальную помощь страждущим братьям нашим. Но Мы не можем одобрить изъятия из храмов, хотя бы и через добровольное пожертвование, священных предметов, употребление коих не для богослужебных целей воспрещается канонами Вселенской Церкви и карается Ею как святотатство…»

Но разве это волновало советскую власть? И ценности ей нужны были отнюдь не для помощи голодающим. Письмо Ленина к членам Политбюро от 19 марта 1922 года показывает истинные мотивы большевиков: «Я думаю, что здесь наш противник делает громадную ошибку, пытаясь втянуть нас в решительную борьбу тогда, когда она для него особенно безнадежна и особенно невыгодна. Наоборот, для нас именно данный момент представляет из себя не только исключительно благоприятный, но и вообще единственный момент, когда мы можем с 99-ю из 100 шансов на полный успех разбить неприятеля наголову и обеспечить за собой необходимые для нас позиции на много десятилетий.

Генуэзская конференция – международная встреча в Генуе (Италия) 10 апреля – 20 мая 1922 года. Главным ее вопросом был вопрос об отношениях между РСФСР и капиталистическим миром после провала попыток свержения советской власти путем военной интервенции. Западные страны рассчитывали использовать экономические ресурсы Советской России для решения своих послевоенных экономических проблем. ria.ru

Именно теперь и только теперь, когда в голодных местах едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и потому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления. Именно теперь и только теперь громадное большинство крестьянской массы будет либо за нас, либо, во всяком случае, будет не в состоянии поддержать сколько-нибудь решительно ту горстку черносотенного духовенства и реакционного городского мещанства, которые могут и хотят испытать политику насильственного сопротивления советскому декрету.
Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (надо вспомнить гигантские богатства некоторых монастырей и лавр). Без этого никакая государственная работа вообще, никакое хозяйственное строительство в частности и никакое отстаивание своей позиции в Генуе (выд. мною – А. Г.) в особенности совершенно немыслимы. Взять в свои руки этот фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (а может быть, и несколько миллиардов) мы должны во что бы то ни стало. А сделать это с успехом можно только теперь…
Это соображение в особенности еще подкрепляется тем, что по международному положению России для нас, по всей вероятности, после Генуи окажется или может оказаться, что жестокие меры против реакционного духовенства будут политически нерациональны, может быть, даже чересчур опасны (выд. мною – А. Г.).
…Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать (ЦПА ИМЛ, ф. 2, оп. 1, д. 22947; машинописный текст).
Даже из данного текста становится понятным, с чем столкнулись Русская Церковь и Патриарх Тихон после революции 1917 года. Патриарх сам вступил на путь мученичества и исповедничества, на путь стояния в вере, который завершился для него на этой грешной земле блаженной кончиной в 1925 году в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы.
Вряд ли в 1865 году кто-нибудь мог предполагать, когда на свет в старинной семье священнослужителей и церковнослужителей Белавиных появился мальчик (во святом крещении – Василий), что ему Господь уготовил архипастырство в годы самого страшного лихолетья в России.
Юные годы будущего Патриарха были связаны с древним русским городом Торопцом. Сама атмосфера жизни семьи и города способствовала духовному возрастанию. Торопчане очень любили и чтили чудотворную Корсунскую икону Божией Матери, переданную городу женой благоверного князя Александра Невского Александрой Брячеславной. Именно в Торопце и состоялась их свадьба в 1239 году.
Как знать, о чем думал отрок Василий, преклоняя колена перед этой иконой, но вольно или невольно приходится задумываться о том, что здесь выявляется определенная символика. Святой князь Александр Невский известен не только своими воинскими победами, но и политикой в отношении Орды, покорившей Русь. Фактически святитель Тихон Московский повторил торную жизненную дорогу святого князя ради спасения и защиты Православия в нашей Отчизне.
Никому не был виден революционный 1917 год и в 1891 году, когда Василия Белавина постригали в монащество с именем Тихон, в память святителя Тихона Задонского. Хотя в державе было беспокойно, и террористы уже убили царя Александра II, но все же падение Российской Империи совсем не грезилось даже в воспаленных мозгах революционеров. Страна динамично развивалась, население росло, территория государства распростерлась от Тихого океана до Балтийского моря.
В 1897 году архимандрит Тихон был хиротонисан во епископа Люблинского, викария Холмско-Варшавской епархии. Хиротония была совершена в Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры.
А в 1898 г. святитель Тихон отправляется в далекую Северную Америку, получив назначение епископом Алеутским и Аляскинским, позже (в 1900 г.) став епископом Алеутским и Североамериканским.
Епископ отнюдь не сидел спокойно в центре своей епархии, а объезжал самые далекие места ее. Не следует забывать, что в те годы та же Аляска являлась совершенно необжитым диким краем. Святитель Тихон шутливо вспоминал, что ему доводилось «идти по тундрам пешком, спать двенадцать часов на земле, испытывать «короткость» в провизии и вести кровавую, но не всегда победоносную борьбу с комарами».
Везде святитель Тихон, на всех кафедрах – Люблинской, Североамериканской, Ярославской и Московской – проявлял себя как выдающийся миссионер, великолепный организатор и «пастырь добрый». Люди сами текли к нему. Благочестивый образ жизни, смирение и любовь привлекали к святителю Тихону сердца верующих.
Советская атеистическая и полуязыческая власть сразу же поняла его опасность для богоборцев. Поэтому против Святейшего Патриарха Тихона были пущены в ход все средства. Клевета от Маяковского – это далеко не самый гнусный выпад против него. Застрельщик антирелигиозной кампании 1922 года Лев Давидович Троцкий буквально ненавидел Патриарха. А мероприятиями по дискредитации святителя Тихона занималась целая Антирелигиозная комиссия при ЦК РКП(б), созданная в 1922 г.
Против Церкви откровенно работал такой карательный орган, как Государственное политическое управление при НКВД. Особое значение АРК и ГПУ придавали введению в Церкви «нового стиля», предполагая этим усугубить расколы, ими же и порожденные. На Патриарха давят с неимоверной силой, а его ближайших соратников арестовывают. Но все потуги в итоге оказываются напрасными. Святитель отказался, заявив: «Церковь в настоящее время переживает беспримерное внешнее потрясение. Она лишена материальных средств существования, окружена атмосферой подозрительности и вражды, десятки епископов, сотни священников и мирян без суда, даже без объяснения причин брошены в тюрьму, сосланы в отдаленные области республики, влачимы с места на место; православные епископы, назначаемые Нами, или не допускаются в свои епархии, или изгоняются из них при первом появлении туда, или подвергаются арестам; центральное управление Православной Церкви дезорганизовано, так как учреждения, состоящие при Патриархе Всероссийском, не зарегистрированы, и даже канцелярия и архив их опечатаны и недоступны; Церкви закрываются, обращаются в клубы и кинематографы или отбираются у многочисленных православных приходов для незначительных численно обновленческих групп; духовенство обложено непосильными налогами, терпит всевозможные стеснения в жилищах, и дети его изгоняются со службы и из учебных заведений, потому что их отцы служат Церкви.
При таких условиях произвести еще внутреннее потрясение в лоне самой Церкви, вызвать смуту и создать, в добавление к расколу слева <…> канонически незакономерным, неосмотрительным и насильственным распоряжением было бы тяжким грехом…»
Есть основания полагать, что отказ Святейшего Патриарха Тихона идти на поводу ГПУ и обновленцев и стал причиной убийства его келейника Якова Полозова, использованного как средство устрашения. Однако святитель не сдался, хотя и тяжко заболел.
Когда же Патриарх посетил могилу Полозова, примерно через неделю после убийства, то на него было совершено покушение, но пули пролетели мимо.
АРК и ГПУ заготовили постановление о новом аресте святителя Тихона весной 1925 года. Но ареста не потребовалось. О здоровье Патриарха чекисты сведения получали в полном объеме и предполагали его смерть. Существует гипотеза о том, что Патриарха даже отравили. Но как бы то ни было, святитель Тихон (Белавин), Патриарх Московский и всея России ушел ко Господу 7 апреля 1925 года несломленный огромным репрессивным аппаратом советской власти. Он мог уступать богоборцам по мелочам ради сохранения церковной организации, но никогда не отступал от Бога и Церкви.
Еще после покушения 1919 года Патриарх Тихон сказал: «Покорный воле Божией, я остаюсь спокоен и за свою участь. …Если мне суждено прожить мало дней и умереть от ножа, или от расстрела, или иною наглою смертью и не будут знать места погребения (Втор. 34, 6) – да будет воля Божия: я не лучше собратий моих (3 Цар. 19, 4), которые уже так умирали. Желал бы только, чтобы такая смерть послужила во очищение многих грехов моих и была принята Господом как жертва благовонная за люди…»
В XX веке Русская Православная Церковь прошла через все невзгоды, испытания и бедствия по воле Божией, благодаря сонму новомучеников и исповедников, благодаря молитвам и заступничеству пред престолом Господним святителя Тихона, всех святых, в земле нашей просиявших. Время и история не властны над святостью. Но она преображает их.
Святый Патриарше Тихоне, моли Господа о нас, грешных!

Александр Гончаров

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

4 + 3 =