Юлия Варанкина: «Детки меня только радуют»

Учитель – высокое звание. «Флагман жизни», «классная мама», «любимый педагог» – самые теплые слова звучат в адрес людей этой профессии. Но почему-то чаще всего мы вспоминаем учителей из общеобразовательных школ.
В стороне остаются педагоги дополнительного образования, учителя школ искусств, ученических кружков и секций. Тем более редко вспоминают о педагогах воскресных школ. А ведь именно эти учителя могут стать проводниками главных идей и ценностей для наших детей. И действительно становятся…
Сегодня мы хотим исправить эту несправедливость и рассказать о Юлии Сергеевне Варанкиной. Именно она стояла у истоков создания воскресной школы при храме преподобного Сергия Радонежского. Учитель декоративно-прикладного творчества, она знает, как привлечь внимание малышей, чем помогает общая молитва и как рассказать о Боге с помощью красок и пластилина. Своими мыслями о стезе педагога Юлия Сергеевна поделилась в интервью газете «Православное Осколье».

Говорят, что многие учителя с юных лет мечтали трудиться у школьной доски. Как складывался Ваш путь педагога?
Я вот как раз и не мечтала. Мне хотелось заниматься чем-то творческим. Хотя, наверно, профессия педагога просто должна была перейти мне по наследству. Мои бабушка и дедушка, прабабушка были школьными учителями. На самом деле это были Учителя с большой буквы. Хорошо помню, что в наш дом всегда приходили их ученики – даже спустя многие годы после окончания школы – приходили благодарить их за те уроки. Но свою дальнейшую жизнь с профессией педагога я никак не связывала. По специальности я конструктор одежды, и швейный профиль мне хорошо знаком – успела потрудиться портным и мастером производственного обучения. И как раз мой приход в воскресную школу связан с курсами кройки и шитья. Мы с мамой ездили на службы в Свято-Никольский храм в село Незнамово. Настоятелем тогда был отец Сергий Шумских. Он хорошо знал мою семью и предложил мне организовать для детей прихожан швейный кружок. Это на самом деле полезное дело, во многих храмах существуют такие мастерские по пошиву и ремонту церковного облачения и вышивки. Идея была – увлечь этим занятием именно детей. Но в итоге она трансформировалась в целую творческую программу воскресной школы. А уже спустя годы при новом храме первоначальная задумка настоятеля воплотилась в настоящей швейной мастерской, которая действует и сегодня. В ней трудятся взрослые прихожане. Это уже не просто курсы кройки и шитья, а маленькое производство: ухаживаем за облачениями священников, изготавливаем убранство для храма, шьем крестильные распашонки и венчальные рушники… Конечно же, постоянно учимся чему-то новому, но это уже другой уровень. Вот так и вышло, что и наследие родных передалось, и творчеством занимаюсь.
Вы помните свое первый урок?
Очень хорошо помню. Мне было 19 лет. Долго готовилась, продумывала, что и как рассказывать. Но все пошло немного не по плану. На урок пришли ребята разного возраста. Были малыши 5-6 лет, были и подростки лет 13-14. Конечно, я растерялась: трудно придумать для такой разновозрастной группы общее занятие. Но быстро собралась. Всех удалось увлечь, всем нашлось дело. И самое главное – пока шло занятие, никто не ушел, не запросился домой, даже малыши. Это было очень здорово.
А как сегодня обстоят дела с дисциплиной на уроках? Все увлекаются? Ведь не секрет, что даже в обычной школе учителя не всегда справляются с детьми-непоседами…
Детки меня только радуют. Я преподаю у дошколят и у ребят начальных классов. Считается что это как раз самый жаркий возраст для непосед. Но так как процесс творчества предполагает достаточно длительный период, погружение в работу, дети увлекаются и даже с трудом потом отрываются от занятий. Их занимает идея, возможность что-то сделать своими руками. Часто в конце урока малыши просят: «Еще минутку, еще две!», прежде чем встать на общую молитву. Я сама занимаюсь вместе с детками: вместе с ними рисую красками, леплю из пластилина… На занятиях с самыми маленькими – это дети 4-5 лет – приходят на помощь родители. А в последнее время мне помогает еще один педагог воскресной школы – мы творим вместе с ней. Деткам важно видеть, что взрослые тоже задействованы: они видят, что я не просто статичный скучный учитель, который только дает задание в начале урока и потом ставит оценку в конце. Они видят, что интересно мне самой, проникаются доверием, стараются брать пример. Я очень люблю своих учеников. Наверно, прозвучит нескромно, но знаю наверняка, дети отвечают мне взаимностью. И им приятно заниматься, выполнять какие-то просьбы.
А если разногласия или споры случаются в среде учеников, что делать учителю воскресной школы?
Конечно, как и все дети, наши ребята могут и пошуметь. Случаются и конфликты. К самым маленьким, естественно, я отношусь снисходительно. С более старшими ребятами стараюсь поговорить, объяснить, что мы занимаемся в коллективе, что занятия наши проходят в стенах Дома Божия и поэтому нужно вести себя спокойно, проявлять уважение к окружающим и к святыне. Разговариваем наедине после урока. Стараюсь сделать так, чтобы ребенок сам задумался, стоит ли себя так вести. Обсуждаем поведение деток и с их родителями, но в основном мамы и папы сами спрашивают совета, интересуются успехами своих чад. Дети у нас совершенно обычные – есть тихие и спокойные, есть с комплексами и проблемами. Я стараюсь сгладить разницу между ребятами творчеством и молитвой. И на самом деле обучение в таком святом месте помогает: общая молитва, постоянные службы благотворно влияют на поведение детей. Каких-то серьезных конфликтов в моей практике еще не было.
Самая серьезная проблема сегодня – это привязанность современных детей к интернету. На уроках у нас не разрешается использовать телефоны. Не все дети быстро с этим свыкаются, кто-то поначалу с нетерпением ждет перемены, чтобы прочитать сообщения в соцсетях. Был даже такой случай, что один из мальчиков отпрашивался из кабинета во время урока, прятался в коридоре, чтобы «повисеть» в телефоне. Все учителя очень переживали за него, разговаривали с родителями – и ситуация наладилась. Все-таки тут без помощи папы с мамой не обойтись: они должны обозначать границы дозволенного своим детям.
Есть ли на ваших уроках какая-то система оценок? В школах искусств, например, работы проходят тщательный отбор, чтобы попасть на конкурс.
У нас нет как таковых оценок за работу на занятиях. У всех стараюсь выделить что-то хорошее в поделке или рисунке, кому-то что-то подсказываю. Мы все-таки преследуем несколько иные цели, чем школы искусств: главное – донести христианские ценности через творчество. Поэтому одно из основных требований к работам – связь с православной тематикой. Конечно, не забываем и о художественных достоинствах рисунков и поделок. Часто использую такой метод: в конце урока мы с детьми организуем выставку работ, на которой судьями выступают сами же юные художники. Каждый ребенок выбирает работу, которая ему понравилась больше всех. Начинаем по очереди: Петя отметил рисунок Оли, например. Значит, Оля следующей оценивает работу одноклассников и может назвать лучшей работу Тани – и так далее по цепочке. Да, детям не очень нравится оставаться в конце очереди, ведь это значит, что их работы могут быть не самыми красивыми. Но это стимулирует их трудиться с большим упорством. Я знаю, наши детки стараются оценивать беспристрастно и честно.
Отборы на конкурсы проводим всем коллективом, присутствуют на обсуждениях и священнослужители нашего храма. А участвуем мы во многих творческих турнирах – как городского, так и регионального уровня. Многие наши ученики отмечены призами и почетными грамотами. Кстати, я не раз замечала, что чаще всего побеждают работы тех деток, которые как раз и не думали о наградах, а трудились для себя, с молитвой, стараясь выразить какие-то собственные мысли о Боге и мире. Это самые проникновенные работы. Их всегда высоко оценивает даже профессиональное жюри. Это показатель того, что моя работа приносит плоды, и я могу до них донести христианские истины даже через краски и пластилин.
Расскажите о своих коллегах-педагогах.
У нас небольшой коллектив, но очень дружный – всего десять человек. У нас почти семейные отношения, очень доверительные. Мы много общаемся как в стенах храма, так и за его пределами. Но при этом у нас есть четкая организация труда, проходят, как и в обычной школе, педсоветы, планируется расписание, ведется строгая отчетность. Каждый наш педагог уникален, обладает какими-то талантами. А сплачивает нас всех директор школы. Во многом своими успехами воскресная школа обязана прошлому руководителю Наталье Николаевне Халенковой, которая вместе со мной начинала проводить в этом храме первые занятия. Сейчас нами руководит Ирина Викторовна Николаева – тоже прекрасный педагог. Она давно трудится вместе с нами, и за год руководства она зарекомендовала себя прекрасным директором.
А как складываются у Вас отношения с родителями учеников? Чего ожидают папы и мамы от воскресной школы?
Некоторые родители поначалу без преувеличения надеются, что ребенок у нас станет ангелом. Якобы занятия моментально помогут ему стать лучше, спокойнее, добрее. Конечно, мы, учителя, прикладываем усилия к этому. Мы хотим, чтобы ребенок устремился в храм как в родной дом, чтобы он осознал, что цель жизни есть жизнь во Христе. А вот какими путями и с каким складом мыслей, идей, мечтаний он придет к нам – это зависит уже от домашнего воспитания. Поэтому перекладывать воспитательные функции на учителей нашей школы полностью нельзя, тем более что занятия у нас проходят только по выходным дням.
Родители активно принимают участие в жизни храма и воскресной школы. Они не просто зрители на концертах и гости праздников. Они помогают организовать быт в нашей школе. Сейчас у нас есть две команды мамочек, которые по очереди готовят трапезу на кухне для деток. Они сами вызвались и делают это от чистого сердца. Вообще почти со всеми родителями я поддерживаю связь. Многие из них стали моими добрыми друзьями.
Что Вы можете назвать главным в профессии учителя? Какой видите свою цель?
Думаю, педагог – это очень ответственная работа. А педагог воскресной школы – вдвойне. Для меня это не просто обязанность. Это настоящее призвание. Однажды, несколько лет назад, мне довелось беседовать с одним священником, очень мудрым и опытным духовником. Узнав, что я учитель, он сказал мне: «Учи их верить – верить в Господа нашего Иисуса Христа». До сих пор я слышу эти слова, постоянно размышляю над ними. Это, наверно, самая сложная задача на свете. И ее не решить простыми методами из учебников педагогики. Но есть какие-то вещи, которые совершаются по Божьей воле и по нашим молитвам. И, кажется, у меня немного получается.

Беседовала Юлия Кривоченко

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

80 − = 73