Дорога к сияющему граду

Лет пять тому назад у меня состоялся совершенно случайный разговор с одной светской дамой, женщиной весьма начитанной и к христианству относящейся, скажем так, терпимо. На календарном листке тогда четко отпечаталась дата – 30 сентября.
Дама сразу же пошла в словесную атаку:
«Я абсолютно не понимаю православных христиан. Как можно праздновать страдания безвинных девочек Веры, Надежды и Любови? Да, конечно, их пытали и мучали по приказу тирана-язычника. Но мама-то их София куда смотрела? Она же детишек грудью кормила, пела им колыбельные песни, растила без отца, наверняка ночей не спала, когда они болели. И вот фактически сама подтолкнула их к сопротивлению безумному императору. Разве нельзя было притворно отречься от Христа и уехать в дальний город, где никакая бы имперская тайная полиция не нашла? Жить там спокойно, молиться своему Богу…»
Честно говоря, эту светскую даму понять можно. Она спокойно мыслила и рассуждала с точки зрения рядового обывателя XXI века. Да и к тому же я и сам, по грехам моим, вряд ли бы смог повторить подвиг святой мученицы Софии. Поэтому и осуждать даму не буду. Но вот разобраться и понять стоит. Никого не попрекая и не возвеличивая.
II век от Рождества Христова – время подвига Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, кажется, отстоит от нас очень и очень далеко. И нам сложно представить жизнь людей тогда и сравнить ее с сегодняшней.
Вдова София прибыла в столицу – Рим из города Медиолана (ныне – Милана). Рим являлся очень удобным и комфортным местом для проживания, чем-то неуловимо схожим с нынешними мегаполисами. В Риме имелись и канализация, и водопровод, строились великолепные термы (общественные бани), напоминающие дворцы, имелись многоэтажные дома (до 8-12 этажей), был лифт, как и конвейер (последний использовался для производства хлеба). То есть в бытовом отношении язычеству было чем заманить нестойкого христианина, точно так же, как и сейчас. Но имелся фактор, перевешивающий все. От Голгофы прошло всего лишь чуть более ста лет. Жертва Господня не ощущалась отделенной завесой в пространстве и времени. Вероятно, еще были живы люди, говорившие с апостолами, и ходили по земле с проповедью Бога Живого «мужи апостольские». Что же мог в этих условиях предложить император Адриан девочкам и их матери в обмен на отказ от Жизни Вечной? Богатство разве что… Но обменять душу на деньги, золото и поместья с рабами христиане не могли. Все это не стоило и мельчайшей частички лепты вдовы, отдавшей последнее на храм в присутствии Господа нашего Иисуса Христа.
Император Адриан не случайно потребовал принести жертвы богине Диане от девочек-христианок. В популярной мифологии для читателя XXI века Диане приписываются функции богини Луны и охоты. Но это изрядное упрощение. Диана соответствует древнегреческой Артемиде, тоже покровительствовавшей охоте и зверям и принадлежащей к «лунной» группе божков и демонов. Но за Артемидой скрывается более древняя восточная богиня Анат. А это уже и покровительство войне, а не только охоте. И мифы, связанные с избиением людей. И неудержимая похоть. Люди Древнего Рима знали, кто и за чьим плечом скрывается. Адриан не просто издевался над христианством, но требовал полного и безоговорочного предательства Господа и Пресвятой Девы.
Но разве могла Вера предать Бога – источника веры? Но разве могла Надежда предать Бога, от Которого исходит всяческая надежда? Разве могла Любовь предать Бога – саму любовь? Девочки, названные в честь трех христианских добродетелей, хранили эти добродетели и шли за Христом на свои малые Голгофы. А София страдала, но одобряла дочерей, ибо ведала один из главных смыслов христианства: «Все сокровища земного шара и вся вселенная не стоят одной души христианской».
Но даже и в чисто материальном понимании подвиг сестер и их матери имел огромное значение. В коий раз язычникам пришлось убедиться, что пытками и издевательствами невозможно погасить огонь Христа, воспламенившийся в благочестивых сердцах. И жертвенный поступок Веры, Надежды и Любови наверняка спас от мучений сотни и тысячи христианских девочек и девушек. Ведь глупо мучить тех, кто сам с радостью идет на мучения ради Господа. А поэтому многие гонители христиан и отступали от преследования их и даже потом сами становились христианами. И похабные усмешки демонической Астарты, и воинственные призывы Анат, и залихватский взвизг охотничьего рога Дианы не могли уже иметь влияния над душами, принявшими в себя веру, надежду и любовь и обретшими истинную мудрость.
Мир современной цивилизации отказался от христианства, и для него непонятен мученический подвиг святых. Французскую революцию конца XVIII века делали атеисты и оккультисты. И до такой степени им был противен мученический венец Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, что их мощи, хранившиеся в католическом аббатстве в Эшо, были в 1792 году сожжены революционерами. Оккультистам очень хотелось уничтожить саму память о мученицах и тем самым показать наивность и слабость христианских добродетелей. Но Бог и святые Его поругаемы не бывают!
Франция, долгое время считавшаяся первейшим государством Европы, после революций, правления Наполеона I и ряда войн постепенно превратилась в страну, не имеющую особого самостоятельного значения. А в последние годы на нее надвигается то, что хорошо описано в романе-антиутопии Е. Чудиновой «Мечеть Парижской Богоматери». Франция перестала быть Францией, лишившись христианских добродетелей.
30 сентября 2018 года исполняется 80 лет со дня «Мюнхенского сговора», то есть переговоров между премьер-министром Великобритании Невиллом Чемберленом, премьер-министром Франции Эдуардом Даладье, рейхсканцлером Третьего Рейха Адольфом Гитлером и премьер-министром Италии Бенито Муссолини, когда Чехословакию отдали на растерзание Германии и Польше. Так был сделан первый шаг к началу Второй Мировой войны. Все эти высокопоставленные политики являлись оккультистами разных рангов. И они не могли не знать о православном христианском празднике. Оккультисты любят изгаляться над христианскими традициями. Для Чемберлена, Даладье, Гитлера и Муссолини все закончилось плохо. Достаточно ознакомиться с их биографиями. Они развязывали войну не только по экономическим и политическим причинам. У Второй Мировой есть и оккультные корни. Но страдания миллионов людей в годы войны не смогли убить веру, надежду и любовь ко Господу. Бог попускает войну. И только. Святитель Николай Сербский не зря отметил:

«И война есть не что иное, как розги, которыми Бог хочет спасти детей Своих от окончательной гибели. Божия любовь несравненно больше материнской любви, и конечно, Господь допускает наказание только из заботливой любви к человеку». Оккультистские военные планы ничто перед Промыслом Божиим. Бог и зло, творимое людьми, обращает ко благу рода человеческого. В конце концов, ослабление гонений на Православие в СССР тесно связано с Великой Отечественной войной. Война заставила «отца народов» не зацикливаться на обращении «Товарищи», но припомнить, казалось бы, забытое с семинарской поры: «Братья и сестры!»

Иконы святых царственных страстотерпцев очень напоминают мне образы мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. Есть нечто схожее в ликах Ольги, Татьяны, Марии и Анастасии с изображениями первохристианских мучениц-девочек. Есть нечто и пересекающееся в символике икон, которые нас зовут к Богу.

«Царство Небесное есть сияющий град, к которому мы спешим, проходя через наш мир, через этот лес из символов и сигналов, которые указывают на сияющий град» (Святитель Николай Сербский).

И пусть всегда звучат в храмах слова тропаря:

«Торжествует Церковь первородных, и свеселится приемля матерь о чадех веселящуюся, яже яко мудрости тезоименитая тройственным богословским добродетелем равночисленныя породи. Тыя с мудрыми девами зрит уневестившияся Жениху Богу Слову, с нею и мы духовне в памяти их свеселимся, глаголюще: Троицы поборницы, Веро, Любве и Надеждо, в вере, любви и надежде утверждайте нас».

Александр Гончаров

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

+ 13 = 22