Преодолевая себя

Между небом и землей

– Вы проходите, только чуть подождите. Я сына попою. Ему воды много нужно, тогда откашливаться легче, – говорит Зоя Ивановна Васютина, женщина лет шестидесяти. Речь быстрая, торопливая, собеседница словно боится что-то забыть и не успеть рассказать.
Она приносит стакан компота и набирает розоватую жидкость в большой шприц, чуть отбрасывает простыню, прикрывающую тело молодого мужчины, вытягивает прозрачную трубку, соединенную с желудком, и ловко закачивает в нее содержимое шприца.
– Так и пою, и кормлю, – продолжает Зоя Ивановна объяснять.
– Раньше зонд шел через нос, а потом в областной больнице в Воронеже операцию сделали, и теперь Саше гораздо легче. Ведь от такой трубки, которая проходила через гортань и пищевод, внутри возникают язвы. А как их там разглядишь? А он-то и сказать не может, где болит, только стонет.
Александру всего 35. Последние пять лет он между небом и землей. Нелепый случай – вышел покурить на лестничную площадку, и через несколько минут его нашли лежащим без сознания с тяжелым ушибом головы. Удар виском о ступени привел к тяжелой черепно-мозговой травме, которая вызвала отек обоих полушарий. Собственно, весь мозг превратился в одну большую гематому. «Скорая» приехала быстро, врачи сделали операцию и развели руками – все, дальше медицина бессильна. Мозг перестал контролировать тело, и теперь они будут существовать независимо друг от друга. Только глаза свидетельствуют, что Саша еще все-таки воспринимает окружающий мир. Взгляд осмысленный, но внутренне закрытый. Кажется, что он знает что-то такое, что нам не дано понять. Пока. Поэтому Саша молчит.
Трагедия произошла в Норильске, где много лет жила Зоя Ивановна Васютина вместе с двумя сыновьями. Родилась она на Донбассе, но жизнь привела ее в этот суровый северный край. Работала на стройке, железной дороге. Саша трудился на никелевом заводе. Женился, родилась дочь, но потом, как это бывает часто, что-то не заладилось в семье, развелся. Снова женился, но сейчас уже вторая жена подала на развод с недееспособным мужем.
– Сашина супруга только три месяца за ним поухаживала и отказалась, – рассказывает Зоя Ивановна.
И с тех пор с Сашей только я. Ни его отец (я с ним давно в разводе), ни старший сын не помогают. Даже мои родные сестры практически отстранились от моей беды. Поддержку нашла только среди прихожан нашего храма.
К вере в Бога Зоя Ивановна пришла задолго до случившегося несчастья – в 90-е годы прошлого столетия. В Норильске тогда даже храма не было. Богослужения батюшка совершал на квартире. Когда церковь построили, Зоя Ивановна начала помогать, пекла просфоры, трудилась в церковной лавке.
– Меня к вере, можно сказать, сосед привел, все звал: пойдем да пойдем на службу. Я атеистом никогда не была, но из праздников знала только Рождество Христово, Пасху да Яблочный Спас. В храм пошла, чтобы понять, как правильно жить. Семейная жизнь не сложилась как надо. И тут стала понимать: не всегда муж виноват, я тоже была неправа. Потихоньку пришло осознание своих грехов. Поэтому, когда с Сашей такое горе случилось, не роптала, решила – заслужила. Саша добрый парень, но и проблем у него хватало…
Год лечения в Норильске мало что дал. Прогнозы были самые неутешительные, врачи говорили, что никакие клиники Саше не помогут, и долго он не проживет. Но Зоя Ивановна не сдавалась и через год повезла его на «большую землю». В Старом Осколе у нее была куплена квартира. Здесь она и поселилась с сыном. Как сказал местный доктор, для такого больного самое главное – хороший уход. Поэтому все время матери посвящено сыну. Спит она по четыре часа в сутки, остальное время уходит на процедуры. Специальная кровать для лежачих больных, аппаратура для облегчения дыхания, лекарства и массаж – Зоя Ивановна делает все, что в ее силах. И даже больше. На инвалидной коляске она частенько вывозит Сашу на улицу подышать свежим воздухом, да и так, чтобы мир посмотрел. Гуляет по двору. Соседи помогают поднять коляску по ступенькам.
Так нередко случается в трудные времена: близкие становятся дальними, а чужие – родными. Как говорит Зоя Ивановна, самыми первыми на ее беду в Старом Осколе откликнулись настоятель Ильинского храма протоиерей Василий Истомин и матушка Галина. Батюшка попросил прихожан поддержать одинокого человека. Отозвались многие, завязалась дружба, и теперь сестры во Христе сами спешат, чтобы помочь убрать квартиру, посидеть с Сашей, да и просто пообщаться, поговорить по душам.
– Поначалу я думала, что осталась со своим горем одна. Было страшно. Но потом поняла: я никогда не была одна. Господь всегда рядом. Прошу у Бога сил. Часто вспоминаю турецкую маму Гульсум. 10 лет она ухаживала за парализованным юношей, даже не зная его настоящего имени. И посмотрите, как родные относились к этому незнакомому мальчику, – говорит Зоя Ивановна и тихонько вздыхает.
Нет, она не будет никого осуждать. Ее сын – ее ноша, и она будет до конца нести ее. Пусть чуда исцеления и не произойдет. Ведь и Умат не выздоровел, и родная мать его так и не нашлась. Зато Господь дал ему турецкую маму и большую семью в самый тяжелый момент его жизни. Вот и Зоя Ивановна в Старом Осколе обрела новую семью. И просит она только одного – молитв за ее любимого сына Александра.

Такого ребенка задумал Бог…

В семье ее частенько называют Пятым элементом. Люк Бессон в своей картине сотворил совершенное существо Лилу – Пятый элемент, необходимый для победы Зла. В нем нуждались все, но никто не понимал, что этот элемент и есть Любовь. Так и Леночка. Она – словно житель иных миров, не по своей воле очутившийся на нашей грешной земле. Ни родители, ни врачи не понимают, как живет и как воспринимает мир Леночка. Ей будто бы никто и не нужен, но, как оказалось, она нужна всем.
Леночка родилась 4 ноября, в день празднования Казанской иконы Божией Матери. И ее мама Людмила Долженкова, которая появилась на свет 9 июля, в день Тихвинской иконы Богородицы. решила – это знак! Возможно, знаменательная дата и была знаком, только прочитался он позже и совсем не так, как первоначально грезила Людмила, которая только недавно обрела веру и прониклась неисчерпаемой глубиной Православия. Как утешение за предыдущие скорби, восприняла Людмила зарождение новой жизни в себе. Всю беременность она каждую неделю приходила в храм на Литургию и причащалась Святых Христовых Таин. Она неустанно молилась Господу и Богородице о рождении здорового малыша. Это было время бесконечного счастья. Беременность протекала прекрасно, врачи радовались результатам анализов – для дамы ее возраста лучше не бывает. Роды тоже прошли успешно. И вдруг через два месяца Люда поняла: у ее Леночки какое-то страшное и непонятное заболевание. Девочка смотрела и не видела, слышала и не реагировала на ласковые слова матери. Крошка даже не плакала, поэтому мать не понимала, хочет она есть или нет, болит у нее что-либо или не болит. Только эпилептические приступы, которые с каждым днем все увеличивались, нещадно сотрясали маленькое тельце ребенка, делая его неподвижным. После огромного количества обследований и анализов врачи определили только одно: редкое генетическое заболевание, у которого еще нет названия. Нейроны, отвечающие за передачу информации в головном мозге, просто «спят», так как в организме ребенка не синтезируется необходимый для их работы белок. Причина – «поломка гена».
– Принять ситуацию, что у меня «особенный ребенок», было катастрофически сложно, – рассказывает Люда. – Практически каждый день я не просто плакала, рыдала. Я жила в беспробудном горе и посылала Богу бесконечные упреки. Вставала утром, подходила к иконе Спасителя и начинала разговор: «Как же так? Ты Сам говорил «просите, и дано будет». Я каждую неделю просила, чтобы родился здоровый ребеночек, и все вычитывала, и все делала. И что в итоге – ребенок, который не чувствует собственную мать?» В то время я бросалась из одной крайности в другую: то без устали читала молитвы и постоянно приносила Леночку на причастие, то отказывалась ходить в церковь. Появилась даже мысль, что Господь специально дал мне больного ребенка, чтобы явить на нем чудо. Леночка внезапно исцелится, и тогда все мои неверующие родные и друзья, наконец, придут к Богу. В этом состоянии ожидания чуда я находилась долгое время. Даже стихотворение написала, в котором были такие строки: «Нас выбрал Господь, это точно, чтоб Чудо Свое явить, а мы с тобой денно и нощно Его будем благодарить…».
Людмила возила Леночку по монастырям и к старцам, искала у них ответа на мучающие вопросы. Как-то она услышала слова: «Все зависит от тебя». Но прошел еще год, чтобы мятущаяся душа мамы начала осознавать их смысл. Состояние ребенка стало критически ухудшаться. Судороги становились настолько частыми и сильными, что Леночку положили в реанимацию. Когда были исчерпаны все возможные варианты лечения, врач сочувственно посмотрел на страдающую мать и произнес: «Готовьтесь».
– Когда я поняла, что теряю Леночку, ко мне пришло озарение: все случившееся – не какое-то Божие наказание, а мое спасение, – вспоминает те страшные часы Людмила. – Бог послал в наш дом ангела, а я оказалась его недостойна. Не оправдала доверие Господа. И теперь Он забирает его. В тот момент я молилась как никогда и пообещала, что больше не буду плакать и унывать. Ведь уныние меня уничтожало. И не только меня, но и мою семью. Я не обращала внимания на мужа и старшую дочь и все время была поглощена собственными страданиями.
Пять месяцев Леночка лежала без движения, и казалось, что прогноз докторов может сбыться буквально на днях. Но каким-то удивительным образом через интернет Людмила нашла французского врача эпилептолога, который посоветовал немецкие препараты и расписал лечение. С тех пор ситуация стала меняться: ребенок задвигался, судороги практически перестали мучить малышку. После курса реабилитации по американскому методу появились эмоциональные реакции: Леночка то засмеется, то неожиданно заплачет. Понять причину ее чувств сложно, как понять реакции новорожденного ребенка, но главное – они теперь есть.
– Вот посмотрите, я подношу ей детский поильник, она протягивает ручку, берет его и подносит ко рту, – рассказывает Люда и тут же демонстрирует успехи Леночки. – Я даже не знаю, понимает ли она само действие, но она его совершает. Я подношу ей ложку, и она открывает ротик. Она реагирует на щекотку. Это совсем новое в ее поведении. Врач из Санкт-Петербурга мне сказала, что Леночка по своей болезни будет как улитка ползти вперед. И это гораздо лучше, чем возвращаться назад.
Людмила ждала чуда. И оно совершилось. Только совсем другого порядка.
– Тогда я медленно умирала, а сейчас живу, я обрела себя и свою семью. Все Леночку любят. У мужа поменялось отношение к вере, Церкви. Старшая дочь выбрала профессию реабилитолога. Она любит возиться с сестренкой, даже не знаю, о чем она с ней болтает. Благодаря Леночке мы все изменились. Разве это не чудо?! А то, что Леночка – особенный ребенок, так такой ее задумал Господь.


Этот рассказ – не о каких-то особенных людях. Такие трудные житейские истории можно найти чуть ли не в каждой семье. Особенное здесь другое – в принятии произошедшего. Когда человек, преодолевая в себе эгоизм, перестает считать, что достоин лучшей доли. К сожалению, даже верующие люди, постоянно ходящие в храм и живущие церковной жизнью, порой не находят в себе духовных сил смиренно принять волю Божию, оценивая ситуацию по собственной шкале справедливости. Есть известное выражение: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать». Именно благодать дает силы для несения скорбей. И сами скорби удивительным образом уже не воспринимаются как тяжелый крест. Мы просим у Бога спасения, но оно никогда не приходит через комфортную жизнь. Любящий нас Господь дает нам то, чем мы, пораженные грехом и страстями, сможем оправдаться на Страшном Суде. Эти женщины нашли в себе силы смиренно принять волю Божию и получили Божественное утешение.


Светлана Воронцова

 

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

9 + 1 =