«Передать свою веру»

Хроники семьи Курчатовых

В последнее время наблюдаю показательную тенденцию: на службе все чаще вижу полноценную семью – родители вместе с детьми молятся на литургии. И ребятишек не один, не двое, а чаще всего поболее. В начале 2000-х в храмах редко можно было встретить семейную пару, Обычно в Церковь приходил один из супругов, чаще всего жена, которая и осваивала азы православия. Не могу говорить обо всей России, но, на мой взгляд, на Белгородчине созидается некая прослойка верующих молодых семей, которые наперекор всем негативным влияниям старательно прививают своим детям христианские ценности. Конечно, «погоды» в обществе такие семьи не делают, но служат тем маячком, свет которых не дает мраку захватить все пространство.
Олесю Курчатову, молодого регента из Свято-Троицкого храма, я давно взяла на свою журналистскую заметку. Жизнерадостная, настойчивая и деловитая, хорошо владеющая не только музыкальной грамотой, но и богослужебными текстами. В воскресной школе она воспитывает новое поколение певчих. И детский хор уже не уступает взрослому, и прихожане внимают торжественному антифонному пасхальному песнопению. На ней лежит ответственность за подготовку приходских представлений на главные церковные праздники – Рождество Христово и Пасху. Воспитанники воскресной школы и поют, и танцуют, и обязательно показывают красочный спектакль. Легких путей Олеся не ищет и перелопачивает массу литературы, интернет – сайтов, чтобы найти интересную идею, неординарный сюжет, который раскроет смысл церковного торжества как можно ярче и доступнее для детей и взрослых. Но детвора окружает Олесю не только в храме. Она – многодетная мама. Вместе с мужем Владимиром воспитывает троих ребятишек: Ивана, Василия и Машеньку, которой недавно исполнился год.
– Когда первым беременной ходила, мы с мужем уже тогда называли сыночка дядей Ваней. Он и родился 5 июля, под Рождество Иоанна Крестителя, — рассказывает Олеся семейные хроники. – Васю назвали в честь Василия Великого. Имя дочери я выбрала в роддоме: посмотрела и сказала себе – это Машенька. Ее небесная покровительница – великая княжна Мария Николаевна Романова.

Владимир

Владимир Курчатов с выбором супруги определялся долго. Но сначала Господь Своими особыми путями вел его к вере. Как и многие его сверстники, Владимир воспитывался в обычной советской семье, где присутствовали моральные устои, но отсутствовало понимание их источника. До 25 лет он был убежденным атеистом. Случай свел его с верующим начальником, который сам недавно осознал себя православным христианином и теперь старался просветить своего подчиненного. Он много рассказывал о Боге и диавольских искушениях, но эти «сказочки» мало трогали Владимира, решившего, что у шефа явный перекос на почве религии. Он давно бы рассчитался с работы, но хорошая зарплата, которую исправно платили, останавливала от решительных действий. В конце концов шеф проявил свою начальствующую волю и буквально отправил Владимира на исповедь и причастие в храм. Поразительно, но молодой человек послушался. Первая попытка оказалась неудачной: Владимир считал себя безгрешным и не знал, в чем каяться. Помогло прочтение книги архимандрита Иоанна (Крестьянкина) «Опыт построения исповеди», в голове прояснилось многое.
– Когда я вышел со службы после первого причастия, чувство было неповторимое: я, действительно, не понимал, на земле я или на небе, – вспоминает свой первый литургический опыт Владимир. – Но потом это ощущение отошло и как-то притупилось. Я не ходил на службы лет пять. Зато часто помогал верующей женщине, с которой ездил в монастыри, отвозил собранные ею вещи. Однажды во время Великого поста вдруг решил: буду поститься и ходить в храм. Правда, сначала не знал в какой. Заехал в Стрелецкую церковь, я раньше здесь никогда не был. Стою на службе, батюшка проповедь говорит, что во время поста нельзя и то, и другое, и даже телевизор смотреть. Думаю, про себя: нет, тут точно не останусь. Я без телевизора тогда жить не мог, засыпал под него и просыпался вместе с ним. Но, как ни странно, остался в Свято-Троицком храме. Телевизора сейчас у нас нет.

Олеся

– К Богу меня не вера привела, а любовь к пению, – признается Олеся. – Мама в храм ходила, меня постоянно звала, а я упиралась. Подросток, что я понимала. Хотя в памяти с детства православные традиции отложились. Бабушка была кондитером, она пекла изумительные куличи, необыкновенно вкусные, с домашними яйцами, изюмом, которыми угощала всех родных и знакомых. Я ходила вместе с ней освящать их в храм. Помню, как спускались в огромный яр, потом поднимались наверх, почти ползи по расквашенной земле. Зато, когда возвращались, мы всей семьей садились за праздничный стол. Это называлось разговление. Смысл слова я не понимала, думала, что это особенно вкусный обед.
Олеся с детства любила петь и обладала хорошим слухом и голосом. Но из-за стеснения и неуверенности в музыкальную школу не пошла, боялась, что не получится. В педколледж заявление подала на отделение дошкольного образования, но по промыслу Божию оказалась на музыкальном, где готовили учителей музыки. Проводником не только в профессию, но и во взрослую жизнь стала преподаватель по вокалу Наталия Ивановна Купянская. Она предложила Олесе попробовать свои силы в церковном хоре. При храме Рождества Христова, который только возвели, формировался певческий коллектив. Туда, из любви к хоровому пению, и пришла выпускница педколледжа. И это стало первым шагом к Богу.

Идти на ощупь и не упасть

– Мы с мужем сразу решили, что ребенок в семье не должен расти в одиночестве. Как минимум – двое, – делится своим представлением о воспитании молодая мама. – Детям из многодетных семей легче входить во взрослую жизнь, потому что у них есть опыт взаимодействия и возможность послужить друг другу. В них должен гореть огонек любви, чтобы люди тянулись к ним. Но чтобы его зажечь в сердце ребенка, надо самому гореть.
В семье Курчатовых – патриархат и гармония. Как на производстве не может быть двух начальников, так и в семье, говорит Владимир,.Но пока он на работе, вся власть – у жены. Олеся полагает, что без трудового воспитания никак нельзя: «Дети должны знать цену физического труда». Поэтому у подрастающих мальчиков есть свои обязанности. Дежурят по кухне, моют посуду, убирают постель и игрушки, приглядывают за Машей. Супруги несколько лет строят дом. Вот там, по мысли родителей, и можно наглядно продемонстрировать, как полезный труд приносит плоды.
По признанию Олеси, сегодня православные родители в воспитании детей буквально идут на ощупь: проявляется отсутствие преемственности – сами в детстве не постились, в храм не ходили, не молились. Теперь же христианскому образу жизни надо научить детей. Супруги выбрали золотую середину: не расслабляют детей, но и планку не завышают. Если пост, то мясного и конфет не положено. Молочные и рыбные блюда в рационе присутствуют, но в среду и пятницу скоромное не дадут. В гостях же постниками себя изображать не разрешают – кушайте, что дают, и Бога благодарите.
– Воспитание – это процесс совместный, – полагает многодетная мама. – Ты воспитываешь детей, а они – тебя. Если ты делаешь что-то не так, в них, как в зеркале, все отражается. Сказала резко или слишком строго, тут же замечаю, как мое поведение Ваня копирует и переносит на Васю, а Вася – на Машу. И я уже думаю: так делать не стоит, надо сдерживаться.
За детский досуг в большей степени отвечает мама. Тут все, как у обычных детей: настольные игры, популярные конструкторы «Лего», железная дорога. Хотя из кубиков мальчики чаще строят храм, чем дома, а из мозаики складывают крест. Появились в семье Курчатовых и свои традиции – совместное чаепитие и чтение. Дети с нетерпением ждут эти вечерние досуги с родителями. Семилетний Ваня просит почитать ему про святых, особенно любит рассказы про мучеников. Самый любимый его герой – святой Георгий Победоносец. У четырехлетнего Василия свои предпочтения – сказки, рассказы о животных. Детская библиотека постоянно пополняется. Благо, сегодня много издается православной литературы для детей. Как считает Олеся, на сегодняшний день такое времяпровождение – отличная альтернатива телевизору и интернету.
– Наверное, сложнее всего передать детям свою веру в Бога, — говорит Олеся. – Научить молитве, общению с Господом. Чтобы это было не формально. Молитвенное правило должно быть в соответствии с возрастом, но надо, как святые отцы учат, упор делать не на количестве молитв, а на качестве. Чтобы ребенок взывал к Богу сам от сердца. В храме и дома на молитве я прошу детей помолиться о близких, родителях, бабушке и дедушке, батюшке и матушке, знакомых прихожанах, если кто-то заболел. Чтобы молитва была не отвлеченная, а конкретная, чтобы ребенок сам взывал к Богу от сердца. И еще, полагаю, что ребенка надо включать в церковную жизнь. Есть у него способность петь — пусть поет. Я за то, чтобы дети на приходе были активны и участвовали в службе.
В народе говорят, малые детки – малые бедки. Пока дети Олеси и Владимира идут вслед родителям. Но придет время, когда они встанут на свою дорогу. Свобода выбора неизбежно повлечет за собой опыт ошибок, потерь и обретений. Ибо, как писали святые отцы, «муж не искушен – не искусен». По мнению Владимира, контроль над детьми не должен ослабевать. Олеся смотрит на эту проблему несколько иначе: свободу воли надо уважать, но делать все, чтобы ребенок остался в лоне Церкви. В первую очередь, в себе многое изменить, себя переплавить. Время сегодня самое благоприятное: в храм можно идти и детей туда вести, чтобы напитывались они благодатью Божией и укрепляли веру.

Светлана Воронцова

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

3 × = 3