«И внял он горнему глаголу…»

К 215-летию со дня рождения поэта Н. М. Языкова

Полное собрание сочинений этого поэта на русском языке никогда не выходило в свет. Даже полное собрание стихотворений не было составлено и издано на бумаге. А между тем его «Землетрясенье» Гоголь назвал «лучшим русским стихотворением» (ссылаясь на мнение Жуковского в «Выбранных местах из переписки с друзьями»).
Друг Александра Пушкина и Николая Гоголя, родственник (шурин) и единомышленник замечательного философа, ученого и литератора А. С. Хомякова – удивительный русский поэт Николай Михайлович Языков ныне основательно подзабыт. Причем это забвение обусловлено отнюдь не бездарностью Языкова, но тем, что историю литературы у нас в России писали в основном господа либералы, и уж своего открытого врага они никак не могли допустить до русского читателя. Интересно, что стихотворение Николая Языкова «К не нашим» удалось опубликовать только через 27 лет после его написания.
Некрасов, Белинский и Герцен резко выступили против еще не опубликованного стиха. Николай Некрасов просто поерничал, правда, по-хамски, а Виссарион Белинский и Александр Герцен быстренько прилепили к фамилии Языкова этикетку мракобеса и консерватора. Люди, звавшие революцию в Россию, не могли стерпеть открытого выступления против себя. Языкова они почитали опасным за его смелость и стихотворный дар. Либеральные литературные круги могли травить Гоголя, но «закрыть» его полностью возможности не имели в силу известности писателя. С Языковым же процесс замалчивания удался. Либеральная цензура газет и журналов оказалась страшнее, чем любая иная. Ее влияние распространилось даже и на века. Так что и в XXI веке 215-летие со дня рождения поэта вряд ли будет широко отмечаться в России, которую он любил искренне и верно.
Николай Языков родился 4 (16) марта 1803 года в Симбирске (ныне г. Ульяновск) в многодетной семье. Стихи писать начал еще в детском возрасте, а публиковаться – с 1819 г.
Учился Языков в Горном кадетском корпусе, потом в инженерном, но тяги к техническим специальностям не испытывал и, вняв советам своих братьев и известного тогда литератора Воейкова, дальше обучаться стал в одном из старейших университетов Российской империи – Дерптском (Юрьевском) (наследником которого после эвакуации из Юрьева в 1918 г. сейчас является Воронежский госуниверситет).
В студенческие годы Языков пишет самые разнообразные стихотворения, но среди них выделяются те, что посвящены истории России. Поэт близок к Руси, но все-таки о Православии задумывается мало.
Впрочем, образования своего на философском факультете университета поэт не окончил. Чему виною были долги и его грешный образ жизни: с винопитием и молодежными гулянками, подорвавшими здоровье.
Перерождение Николая Языкова постепенно происходит после 1829 года. Он окончательно поворачивает свое лицо к Православию и проходит путь раскаявшегося грешника. Особое влияние на него в этом оказали друзья-славянофилы, а позже Гоголь.
В 1837-1843 гг. поэт из-за болезни вынужден лечиться и жить вне России. Там же Языков познакомился поближе и с Гоголем, и там же родились эти строки:

«…Вотще. Их вопли и моленья
Господь во гневе отвергал.
И гул и гром землетрясенья
Не умолкал, не умолкал!
Тогда невидимая сила
С небес на землю низошла
И быстро отрока схватила
И выше облак унесла.
 
И внял он горнему глаголу
Небесных ликов: свят, свят, свят!
И песню ту принес он долу,
Священным трепетом объят.
И церковь те слова святыя
В свою молитву приняла,
И той молитвой Византия
Себя от гибели спасла.
 
Так ты, поэт, в годину страха
И колебания земли
Носись душой превыше праха,
И ликам ангельским внемли,
И приноси дрожащим людям
Молитвы с горней вышины,
Да в сердце примем их и будем
Мы нашей верой спасены». 

В качестве сюжета стихотворения, как мы видим, Языков взял византийское христианское предание о возникновении молитвы Пресвятой Троице: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас».
В 1843 году Николай Михайлович возвращается домой. Надежды на исцеление уже нет. Но Языков продолжает свое творчество и ополчается против всех тех, кто живет чужим заемным западным умом, отвергает Церковь, историческую самобытность России и готовит страну к революционным потрясениям:

«О вы, которые хотите
Преобразить, испортить нас
И онемечить Русь, внемлите
Простосердечный мой возглас!..
Святыня древнего Кремля,
Надежда, сила, крепость наша –
Ничто вам! Русская земля
От вас не примет просвещенья,
Вы страшны ей: вы влюблены
В свои предательские мненья
И святотатственные сны!
Хулой и лестию своею
Не вам ее преобразить,
Вы, не умеющие с нею
Ни жить, ни петь, ни говорить!
Умолкнет ваша злость пустая,
Замрет неверный ваш язык;
Крепка, надежна Русь Святая,
И русский Бог еще велик!»

А Петру Киреевскому поэт пишет:

«…да не войдут
К тебе: ни раб царя Додона,
Ни добросовестный шпион,
Ни проповедник Вавилона,
Ни вредоносный ихневмон,
Ни горделивый и ничтожный
И пошло-чопорный папист,
Ни чужемыслитель бездонный
И ни поганый коммунист…»

Но Языков не только умеет бичевать ненавистников Руси и Православия, в 1845 г. он сочиняет спокойное и трезвомысленное «Подражание псалму»:

«Блажен, кто мудрости высокой
Послушен сердцем и умом,
Кто при лампаде одинокой
И при сиянии дневном
Читает книгу ту святую,
Где явен Божеский закон:
Он не пойдет в беседу злую,
На путь греха не ступит он.
 
Ему не нужен путь разврата;
Он лишний гость на том пиру,
Где брат обманывает брата,
Сестра клевещет на сестру;
Ему не нужен праздник шумной,
Куда не входят стыд и честь,
Где суесловят вольнодумно
Хула, злоречие и лесть.
 
Блажен!.. как древо у потока
Прозрачных, чистых, светлых вод
Стоит, – и тень его широка
Прохладу страннику дает…»

В 1846 году состояние здоровья поэта значительно ухудшилось. Ушел же ко Господу Николай Михайлович Языков 26 декабря 1846 г. (ст. ст.) / 7 января 1847 г. (н. ст.). У Бога не бывает случайных дат. Они служат к научению нас, грешных…
Русский историк Михаил Петрович Погодин в воспоминаниях своих отметил: «И Языкова нашего не стало! 26-го декабря, в 6 часу вечера, испустил он последний вздох свой, непримеченный никем: окружавшие думали, что он только уснул… За два дня до кончины, среди горячки, в ясную минуту возвратившегося сознания, вдруг обратился он к людям, стоявшим около его смертного одра и спросил твердым голосом, веруют ли они воскресению мертвых. Ночью, в бреду уже, поднимался он и рвался беспрестанно к образу…»
Погодин здесь же и дает характеристику жизни и личности поэта: «Отечество, Святую Русь, любил он всем сердцем своим, всею душой своею и всею мыслью своей. Всякий труд, в славу его совершенный, всякое открытие, обещавшее какую-нибудь пользу, всякое известие, которое возбуждало надежду того или другого рода, принимал он к сердцу, и радовался как ребенок. Характер Русского народа уважал он больше всего…»
В поэме «Отрок Вячко» (1844 г.), посвященной одному из легендарных эпизодов из истории Древней Руси, Языков написал:

«Все – ничего, лишь уповай на Бога,
Да не плошай, да не робей и сам».

Эти строки являются завещанием поэта Николая Языкова всем живущим в России в XXI столетии.

Александр Веневцев

 

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

3 × = 27