Язык и аксиополитика

Доклад корреспондента ИМЦ «Православное Осколье» Александра Гончарова на XVI муниципальных Рождественских чтениях, посвященных теме «Нравственные ценности и будущее человечества», прошедших 1 февраля 2018 года в старооскольской школе N 17

Слово от ума. Что хочет ум, то и слово выражает.
Прп. Антоний Великий

Многим известна наука геополитика, рассматривающая борьбу за власть в мире с учетом географических пространств. Например, для контроля над огромной Евразией совершенно не надо вводить войска на всю ее территорию. Достаточно владеть Крымом, Средней Азией и, скажем, Тибетом. С этих земель можно угрожать всем государствам Евразии и современным ракетным оружием, и вторжением войск.
Термин «аксиополитика» придумал, по аналогии с геополитикой, И. Андрушкевич.  Четыре основные теории легли в фундамент аксиополитики: Н.Я. Данилевского, К.Н. Леонтьева, П.А. Сорокина и Л.Н. Гумилева.
«Аксиополитика» – составное слово и сформировано из двух частей: аксиология – «раздел философии, теория ценностей», и политика – «это отношения между государствами, классами, социальными группами, нациями, возникающие по поводу захвата, осуществления и удержания политической власти в обществе, а также отношения между государствами на международной арене». То есть аксиополитику проще всего можно определить как «борьбу за ценности».
Любое общество существует, если сохраняет свои ценности. Если оно их начинает терять, то и гибнет понапрасну. Если вы отказываетесь от такой ценности, как семья, то автоматически получаете рост количества разводов. Если ребенок замещается в качестве ценности комфортом, то аборт – детоубийство оправдывается и даже поощряется. Результатом становится падение рождаемости, вымирание народа и захват земли его обитания чужаками.
Ценности, которые бытуют в данном народе или обществе, находят свое выражение в культуре и языке. Если мы посмотрим на них, то и поймем, что происходит с нами самими. Деградация культуры находит свое выражение в языке и наоборот. Если язык наполняется множеством заимствованных слов, слов-паразитов (не имеющих смысла), значительно упрощается, то это свидетельствует о нездоровье культурной сферы и духовных болезнях общества в целом. Разрушение языка и смысла слов – явный признак культурного упадка и развала ценностной системы.

Фактически язык выполняет четыре важнейшие задачи:
1. Сохраняет свою ценностную систему.
2. Распространяет культурные ценности.
3. Определяет межпоколенческое общение.
4. Разрушает иную ценностную систему.

Но язык и культура тесно связаны с религией, с верой в Бога. Атеизм не создает ни культуру, ни язык. Он может только использовать ранее накопленное, чтобы подделывать его под себя. Атеизм не созидает ценности. Он только заимствует их и переворачивает с ног на голову.
Кроме того, атеизм значительно упрощает язык, насыщает словами, где смыслы изменяются на противоположные, уплощает мышление.
Впрочем, порча языка может начаться в любой момент, когда люди забывают свои традиционные ценности и пытаются следовать за принесенными извне.
Рассмотрим такой вариант. В России некогда человек, лишивший жизни другого человека, назывался «душегуб». Это слово многосмысленно. Оно означает, что преступник не только убил другого человека, но и погубил свою душу. Слово «душегуб» заместилось «убийцей». Здесь уже нет никакой духовной подоплеки, а лишь констатация факта.
В современный же русский язык из английского было принесено слово «киллер», которое звучит ритмично, но для русского ума не дает ничего. И если «душегуб» означает преступление не только против тела, но и против души, то «убийца» переносит все только в мир материального, а «киллер» вообще выпадает из пределов греха. Убийством не гордятся, душегубов презирают, а вот киллер может выступать как объект подражания, ведь отрицательный смысл затемнен и становится понятным лишь при дополнительном обдумывании.
Русский язык вполне может легко сопротивляться чуждому влиянию, используя словарный запас церковнославянского языка. М.В. Ломоносов утверждал: «…Российский язык в полной силе, красоте и богатстве переменам и упадку не подвержен утвердится, коль долго Церковь Российская славословием Божиим на славенском языке украшаться будет».
Собственно, русский язык и развивался за счет усвоения слов и образов из церковнославянского языка. Но насильственное обезбоживание общества и изгнание предмета «церковнославянский язык» из школ перекрыли этот канал самозащиты. Следовательно, в русский литературный язык должны были поступать новые слова из разговорного или каких-либо иностранных языков. Результат мы ныне получаем печальный: нашествие мата и использование слов-паразитов.
Это же говорит о сломе наших культурных традиций. Язык сигнализирует нам, что с ценностями и культурой у нас далеко не все благополучно.
К сожалению, это неблагополучие в России не очень-то и чувствуют. Причем ненормативная лексика воспринимается как допустимая. А вот преподавание «Основ православной культуры» в российских школах раздражает многих родителей. В Москве в некоторых школах родители даже добились отмены ОПК. Какие уж тут могут быть разговоры о возврате церковнославянского языка в школы?..
Получается, что мы сами наносим удары по собственному языку, ценностям и культуре и категорически отрицаем это. Вот уж: «Придет время, и люди сойдут с ума. Того же, кто остался разумным, будут называть умалишенным, потому что он не такой, как они» (Авва Антоний Великий).
Порча русского языка, лишение его образности церковнославянского вызывает затруднение общения на международном уровне. Можно великолепно знать английский или испанский язык, но своих мыслей до собеседника не донести, не показать те ценности, которым сам следуешь. А это уже портит язык политического общения и создает недопонимание. Директор Фонда клуба «Валдай», руководитель агентства «Внешняя политика» Андрей Сушенцов понимает сложившуюся ситуацию, хотя и не указывает причины ее: «Политический язык в Штатах очень сильно отличается от российского. Нам кажется, что конгрессмены услышат, если к ним обратиться просто как к государственным людям, несущим ответственность за глобальную стабильность и безопасность. Но это язык, который им трудно понять. Они мыслят библейскими образами, языком метафор, черного и белого, борьбы добра со злом, свободы c несвободой. Чтобы понять, как устроена американская политика, надо иной раз почитать речи их ключевых спикеров и разобраться, как устроен этот язык…
Отношения сложные, но с точки зрения образов они в общем нейтральны. Потому что элиты этих стран смогли предложить соответствующие метафоры американскому истеблишменту. Задача России – предложить такую метафору, главное, чтобы она была понятна американскому политическому классу.
Российский политический язык очень стерилен, лишен образов. Этакая латынь политики, где нет ничего лишнего, а каждая формула создана, чтобы лучше передать смысл. Но в американском контексте это работает плохо».
Отказавшись от церковнославянского языка, мы сделали свой язык более примитивным, и использование тех же библейских образов просто не приходит в голову нашим политикам при беседах с американцами. Сказывается пробел в обучении и гуманитарной подготовке. Можно ведь рассуждать о том, что санкции не страшны России. Но можно образно сравнить противоборство России и США с поединком праведного Давида с Голиафом.
«Я был меньший между братьями моими и юнейший в доме отца моего; пас овец отца моего.  Руки мои сделали орган, персты мои настраивали псалтирь. И кто возвестил бы Господу моему? – Сам Господь, Сам услышал меня.  Он послал вестника своего и взял меня от овец отца моего, и помазал меня елеем помазания Своего. Братья мои прекрасны и велики, но Господь не благоволил избрать из них. Я вышел навстречу иноплеменнику, и он проклял меня идолами своими. Но я, исторгнув у него меч, обезглавил его и избавил сынов Израилевых от поношения» (Псалом Давида на единоборсто с Голиафом).
Эффект будет другой!..
Как ни смотри, но Россия проигрывает в аксиополитическом противостоянии другим странам, и прежде всего западным, да и тому же Китаю на востоке. Это происходит из-за чисто материалистического подхода к своему родному языку и иностранным. А когда принимаешь чужое, то свое теряешь. И попадаешь в подчинение к тому, кто тебе навязал свои ценности, культуру и языковые нормы. Третьего не дано…

Александр Гончаров

 

Рубрика: Без рубрики. Прямая ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

× 8 = 56