Обитель в приграничной полосе

«В Горнале побыла.
Душа поет, будто благодатью напиталась»
Из слов одной паломницы.

Горнальский Свято-Николаевский мужской монастырь Курской епархии в списках паломнических направлений турагентств не значится. Причин тут несколько. Находится он на границе с Украиной, а въезд в приграничную зону сегодня затруднен. Необходимо заранее оформлять пропуск. С другой стороны, нет в монастыре еще величественных соборов, выложенных тротуарной плиткой дорожек и ухоженных цветников, хотя природные ландшафты здесь завораживают взгляд, особенно в летнюю пору. Братия немногочисленна, среди дня и не встретишь. Насельники вместе с трудниками подвизаются на огороде, скотном дворе или строительных работах. И только во время совместных молитв на утреннем и вечернем правилах, праздничных богослужениях можно увидеть всех, чьими неустанными трудами возрождается древняя монашеская обитель, сердцем которой является чудотворная икона Божией Матери «Пряжевская». Ради Небесной Заступницы, которая являет Свою помощь в многочисленных чудесах и исцелениях, и стремится сюда православный люд.
«Благодаря молитвам перед иконой Матери Божией «Пряжевская» в нашей семье произошло долгожданное чудо. Я забеременела и выносила очень хорошего ребеночка – девочку Машеньку». Кузнецова Оксана. Курск.

«Моя дочь Марина попала в аварию три года назад. У нее был перелом позвоночника. Я молилась перед Пряжевской иконой Божией Матери, ходила крестным ходом из Горналя в Мирополье. Божия Матерь услышала мое моление: дочь ходит самостоятельно. Я благодарю Божию Матерь». Раба Божия Нина п. Коренево.

Так начиналась монастырская жизнь

Свято-Николаевский Белогорский монастырь, имеющий почти 350-летнию историю, был закрыт советской властью в 1922 году. Двух монахов расстреляли в Спасо-Преображенском соборе, нескольких насельников – на горе «Фавор». Небольшой горстке удалось уйти в Сумы, кто-то из братии ушел в Суджу, унося туда чудотворный образ Божией Матери. Сначала монастырь превратили в колонию для беспризорников, затем – для малолетних преступников, а после Великой Отечественной войны – в спец-интернат для сирот с задержкой умственного развития. В 1996 году чудотворный образ Пряжевской иконы Богородицы был обретен в Свято-Троицком храме. И вскоре, в 2001 году, здания, принадлежащие обители, были переданы Русской Православной Церкви. Но то, что красиво прописали на бумаге, в действительности выглядело удручающе. Братии, пришедшей из Рыльского монастыря по благословению митрополита Курского и Рыльского Ювеналия и архимандрита Ипполита (Халина), отдали полуразрушенный братский корпус с прогнившей крышей. Храмовый комплекс, в котором располагалась ранее домовая Покровская церковь, кельи и игуменские покои, забирали с трудом. В Покровской церкви был устроен интернатовский клуб со сценой в алтарной части, помещения насельников принадлежали местным жителям, которые, хотя там и не жили, со своей собственностью не собирались расставаться.
– Монастырь передали епархии 4 декабря, в праздник Введения во храм Пречистой Девы Марии. Первое богослужение отслужили на престольный праздник 19 декабря. И с тех пор служба совершалась каждый день, – вспоминает настоятель монастыря игумен Питирим (Плаксин). – Я и два послушника поселились в левом крыле бывшего братского корпуса. Правое – было обрушено до подвала. Коридор перегородили полиэтиленовой пленкой, разбитые окна также закрыли пленкой. Двери с трудом подогнали, чтобы они стали закрываться. Во время оттепели или дождя мы подставляли под крышу «дежурные» тазики. Как сейчас помню, их было 14 штук. Отопление отсутствовало. Господь смягчил сердце директора интерната, и он разрешил нам использовать электрическую сеть учреждения, тогда мы смогли подключить обогреватели. Потом нам отдали еще три келии, находящиеся при домовой церкви. В двух поселились иеромонах и иеродиакон, из третьей сделали трапезную. Так начиналась наша монастырская жизнь.
В течение нескольких лет длился капитальный ремонт братского корпуса и храмового комплекса. В домовой церкви, бывшей местом увеселения, со стен счистили краску и старую штукатурку, а затем выполнили новую отделку под фресковую роспись. Церковь освятили в честь святителя Николая, так как два соборных храма – Николаевский и Спасо-Преображенский – были разрушены. На их месте мальчишки гоняли в футбол. Ситуация кардинально стала меняться, когда четыре года назад интернат расформировали, детей перевели в другие учреждения. К слову, из воспитанников школы-интерната две девушки ушли в женские монастыри, а одни паренек так и остался жить в обители и трудиться вместе с братией. За 12 лет соседства с обителью некоторые работники интерната пришли к вере и воцерковились. Они пели на клиросе, убирали храм, помогали на других послушаниях.
– Мы всегда чувствовали на себе руку Божию. К примеру, видели, что на завтра хлеба нет. Купить не за что. И тут, вдруг, приедут два-три паломника, привезут что-нибудь на панихиду, буханку хлеба, крупу какую-то. Вот и обед. Так что, голодными мы не были, это точно, – вспоминает отец Питирим.

«Благодарность Божией Матери за дарование ребенка. Молилась перед образом. В 2013 г. родилась дочь». Калмыкова Ольга.
«Весной 2012 г. Пряжевская икона Божией Матери была в Курске. В храме св. вмч. Пантелеимона Целителя мы, родители, приложили младенца Илью к иконе, попросив у Богородицы исцеления ножек для младенца (у ребеночка двусторонняя косолапость тяжелой степени), чтобы он сам пошел, без операций. Сегодня младенец Илья ходит сам (ему 1 год 3 мес.)». Семья Орловых.

Монастырь возрастает

Сегодня вид монастыря постоянно меняется, хотя у него до сих пор отсутствует полноценная ограда: монастырские постройки стоят вперемешку с домами сельчан. Но очаги монастырской хозяйственной деятельности на каждом шагу. В скором времени начнется строительство малого собора в честь святителя Николая Чудотворца. Его будут воссоздавать на старом фундаменте по сохранившимся фотографиям. Эскиз уже готов, сейчас разрабатывается проект. Храм будет площадью 180 кв. м и вмещать до 300 человек.
– Мы старались не прерывать службу, и, по всей видимости, от этого и зависело дальнейшее обустройство обители, как духовное, так и материальное, – полагает отец Питирим. – За прошедшее время полностью отреставрирован домовый храм. В нем установлен добротный красивый иконостас и произведена роспись стен. Отремонтированы братские кельи. Для паломников также обустроены помещения. Сейчас ведется реставрация монастырской гостиницы на 90 человек. Постепенно мы выкупаем квартиры у бывших сотрудников интерната, которые еще живут на территории обители. В настоящее время осталось невыкупленными шесть квартир, 16 квартир уже принадлежат монастырю. Эти помещения мы ремонтируем и предоставляем их в основном для паломников, которые приезжают семьями и с детьми. Теперь у них есть возможность, никого не беспокоя, пожить в монастыре какое-то время.
— Когда монастырь только открылся, приходило много людей, желающих послужить Богу, но тяжелые бытовые условия выдержали не все. В настоящее время в монастыре 18 насельников, пять послушников и пара десятков трудников и трудниц. По российским меркам, наверное, маловато, а вот, к примеру, по греческим – это большая монашеская обитель. В Греции 50 человек братии – уже Лавра.
Как говорит игумен, монастырский устав в обители нестрогий. Следуя советам преподобного Иоанна Лествичника, он старается вести братию средним путем. Обитель находится в начальной стадии восстановления, поэтому братии приходится много трудиться по ее обустройству. Для того чтобы прокормить себя и паломников, энергично развивает сельскохозяйственную деятельность. У монастыря гектар земли, где выращиваются картофель и различные овощные культуры. Есть прекрасная пасека, благодаря заботе иеродиакона Мелетия (Пестунова) – мед постоянно присутствует на столе в трапезной. Недавно разбит виноградник, на котором высажено около 100 кустов виноградной лозы. Сорта в основном столовые, но в перспективе планируется разведение технических сортов, из которых можно будет изготавливать вино для богослужений – кагор. Приводится в порядок старинный монастырский фруктовый сад, который прежним хозяином был запущен и превратился в небольшой лесок. Есть небольшой птичник с курочками-несушками и солидная молочная ферма в 50 голов. Бычки, телята и, конечно, кормилицы-буренки. Молоко пользуется таким успехом, что его вмиг разбирают местные жители и паломники. Да и понятно, экологически чистое, без гормонов и антибиотиков. На прилавках магазинов такое сейчас не купишь. Несмотря на имеющийся технический автопарк, в хозяйстве три лошади, которые запросто справляются с бездорожьем. Лошадки – подопечные монаха Геронтия (Ширлина
– Нельзя сказать, что послушание важнее молитвы и поста, – говорит отец Питирим. – Все должно быть вместе, соединено воедино. Достичь этого можно не вдаваясь в крайности, постепенно; молиться, трудиться и идти к Богу. Хотя сегодня в монастыре больше преобладает принцип «трудиться», молимся, наверное, мало. Это потому, что святое место надо обустроить. Много нелегких послушаний. Монастырь должен прокормить и себя, и приходящих людей. Например, трудиться в коровнике тяжело, но это проявление любви к остальной братии.
– Монастырь – это не стены, это души монахов и тех людей, которые приходят сюда, чтобы получить духовную помощь, молитву, утешение. Вот недавно, по предложению иеродиакона Мелетия, возродили древнюю монашескую традицию – чтение Неусыпаемой Псалтири, братия без перерыва полные сутки читает и просит помощи и милости у Господа для нуждающихся.

«Благодарность иконе Божией Матери «Пряжевской» за исцеление рабы Божией отроковицы Анны, болящей Наталии и болящей Любови от онкологической болезни и заболевания поджелудочной железы».
«Благодарю Пресвятую Богородицу за исцеление через Ее «Пряжевский» образ. Четыре года встречала крестным ходом икону в Рыльске. Исцелилась от болезни, которая, по словам врача-гинеколога, не проходит без медицинского вмешательства». Раба Божия Любовь Н., 2012 г. г. Рыльск.

Старооскольцы

Старооскольцы в Горнальский монастырь поехали по благословению старца Алексея Федоровича Астанина почти сразу после открытия обители. Вместе с братией они переносили все превратности неустройства быта, трудились на послушаниях и ходили крестным ходом в Украину. Из пожертвованных «именных кирпичиков» сооружена колокольня, сейчас она водружена над некогда центральным входом – святыми вратами. Каждые пятнадцать минут раздается колокольный звон, он словно напоминает: спешите, люди – время лукаво. Для многих монастырь стал не только школой духовного возрастания, но и местом обретения жизненного пути.
– В первый раз я приехал сюда со старооскольцами в 2005 году. Просто выпала такая возможность – ради интереса, – рассказывает монах Агафангел (Луковский), который тогда еще не предполагал, что его монашеская стезя начнется с уборки навоза, собственноручного доения коров и заготовки дедовским способом кормов. Сейчас он «заведующий» молочной фермой. – В следующем году приехал пожить месяцок-другой. Так совпало, что на тот момент я оказался без работы. Решил пожить здесь – от города отдохнуть, а вид тут красивый, спокойно… Потом уже в 2010 году приехал – опять без работы остался, и личного свойства кризисы мучили. Думал, поживу летом, да так и остался. Почему остался? Вначале благодать особая дается, близость Бога ощущается почти физически – ради этого и остался. А потом – как у Диккенса в «Посмертных записках Пиквикского клуба», когда герой беспокоился за старую запряженную лошадь: хоть она и еле держалась под уздой, но если ее распрячь – непременно бы упала да и пропала. Я понял, что без этого уже не смогу, не устою…
– Однажды мы приехали в Свято-Николаевский монастырь под Рождество, – рассказывает одна из постоянных паломниц. – Снега было немного. Ушли на ночную службу, а она длинная, монастырская, закончилась в семь часов утра. Хотим выйти, а дверь открыть не можем – так снегом завалило. Сугробы выше человеческого роста. Монахи давай дорогу прочищать, чтобы мы могли в корпус попасть. Так мы и шли: монахи впереди дорогу прокладывают, а мы за ними. Символично это…
– Здесь время будто останавливается, – говорит другая женщина. – Молитвы, служба, послушания – весь этот уклад благотворно влияет на душу, что-то в ней раскрывается, потом происходят и внешние изменения: на работе все нормализуется, у детей – порядок.

«3 декабря 2011 года в Старый Оскол в храм Александра Невского была привезена икона Божией Матери «Пряжевская». В храме я пробыла около пяти часов и дала обет приехать в монастырь к иконе. 19 декабря мы с паломниками приехали в Горналь. После инсульта у меня почти не двигалась левая нога, я ее не чувствовала. После моления перед иконой в храме и монастыре я стала чувствовать ногу. Благодарю Божию Матушку за исцеление». Татьяна. г. Старый Оскол.

О монастырях, современном обществе и любви

– Значение монастыря в жизни общества достаточно весомо, – полагает игумен Питирим. – Люди видят, что есть совсем другая, иная жизнь, и начинают задумываться, с какой целью монастырь существует, что там делают, для чего кто-то избирает иноческий путь. Хотя сегодня монастырей со сложившимся укладом, твердой практикой, с монахами, которые были бы воспитаны на святоотеческих традициях, мало. В России почти все монастыри молодые, в своей истории имеют пару десятков лет. А монастырский уклад формируется столетиями.
В 90-е годы, после того, как закончилось время удушающего атеизма, люди в поисках ответа на духовные вопросы спешили в храмы и зарождающиеся обители. По мнению отца Питирима, несмотря на многолетнюю антирелигиозную пропаганду, общество тогда было духовно здоровее, чем сейчас. А сегодня часто на шее – крестик, а в душе – нолик. Как полагает настоятель, одна из причин – декларирование распущенности на телевидении и в других СМИ. Все это развращает и расхолаживает людей, делает их беспечными.
– Наше общество все больше разделяется на тех, которые в Церкви, и на людей, которые не хотят ничего знать о Церкви и своей духовной жизни, – сокрушается отец Питирим. – Они видят только материальную сторону жизни, которую стремятся быстрее наладить. Но я не думаю, что монашеская жизнь сойдет на нет. Да, сейчас не идут толпы в монастырь, но зато ныне люди приходят осознанно. Они серьезно убеждены, что это их путь.
– Что побуждает человека оставить мирскую жизнь?
– Только любовь к Господу и забота о своей душе. Если человек думает, что монастырские стены оградят его от проблем мирской жизни – это опасное заблуждение. Скорее всего, здесь он не задержится. Многие представляют монастырское бытие по-своему, совсем не так, как оно существует в действительности.
Отсюда разочаро-вания: не нашли, чего искали. В монастыре надо трудиться и духовно, и физически, и никаких мирских развлечений. В монастыре мятущийся ум находит дол-гожданный мир, а изнемогшая душа обретает тихую пристань. Но сюда идут не за легкой жизнью, чтобы отдыхать и прохлаждаться. Хотя у монаха могут быть свои «развлечения», к примеру, в лес сходить, помолиться, грибочки пособирать.
– Мы много говорим о любви к Богу. А с чего она начинается?
– С любви к ближнему. Хочу рассказать о случае, который мне поведали на Афоне. К монаху-отшельнику, живущему в келье возле монастыря святого Павла, пришел путник, который так сильно заболел, что не мог дальше идти. С каждым днем ему становилось хуже. Монах понял, что надо его как можно скорее переправить на материк в больницу. Он взваливает грузного мужчину на спину, хотя сам небольшого роста, болезненный, и возраст его уже за 60, и несет к пристани, благо, что она располагается недалеко. Впоследствии он сам удивлялся, как смог донести человека, чей вес превышал его собственный. Когда они так добираются до пристани, то оказывается, что полицейский катер из-за шторма не может пристать к берегу. Больной в отчаянии просит монаха помолиться. Тот говорит, молись и ты, и оба опускаются на колени. В это время катер пристает к берегу. Поистине этот эпизод подтверждает слова апостола Павла: «… ибо любящий другого исполнил закон… Христов» (Рим.13,8),
В Горнальский Свято-Николаевский монастырь старооскольские паломники приехали накануне престольного праздника, 15 декабря. Они прожили в монастыре два дня. Декабрь больше напоминал затянувшийся ноябрь с дождем и ветром, но погодные капризы не портили настроение. На воскресную службу собрались богомольцы из Суджи, Курска, приехал микроавтобус из Ракитянского района. Люди долго исповедовались, большинство причащалось. После службы вместе с братией торжественно прошествовали на совместную трапезу. Впереди иеромонах нес богослужебную просфору, из который вынималась частица в честь Пресвятой Богородицы. После трапезы просфора была разделена и роздана для вкушения всем присутствующим. Так совершается древняя монастырская традиция – чин о Панагии. Его смысл – представить живое присутствие за трапезой Самого Бога и Пресвятой Богородицы. Уезжали паломники с грустью, словно отрывались от родного дома. Пограничники автобус не задержали, лишь заглянули в салон. Конечно, ограничение свободного проезда в обитель создает серьезные неудобства и паломникам, и братии. Чтобы оформить пропуск, потребуется время. Заказать его может и настоятель монастыря игумен Питирим (Плаксин). Для этого на монастырскую электронную почту необходимо выслать запрос и ксерокопию паспорта. С 2018 года подготовка документа займет 15 дней. Для курян пропуск будет действителен три года, для остальных россиян – год.

Электронная почта обители: 9606866777@mail.ru.

Светлана Воронцова

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

+ 20 = 26