«Я понял, что наделал со своей жизнью…»

В середине ноября старооскольский городской суд вынес приговор по нашумевшему делу «закладчиков». 18 человек оказались на скамье подсудимых. Преступная группа занималась распространением так называемой «соли» – синтетических наркотиков. С 2015 года данные граждане приезжали в Старый Оскол и делали так называемые «закладки» в тайниках. Уголовное дело составило 26 томов. Но сухие отчеты следствия с трудом передают весь масштаб бедствия. Сколько реально пострадало человек – оценить невозможно: это десятки изувеченных молодых людей, подсевших на спайс, это сотни взрослых – родных и близких наркоманов, которые тоже пережили настоящую трагедию созависимости. Однако история не окончена. Следствие так и не смогло установить организаторов и руководителей «закладчиков». И в скором времени появятся новые жертвы.

От первого лица

Мы предлагаем нашим читателям реальную историю человека, много лет страдавшего наркоманией, но преодолевшего зависимость и сейчас продолжающего работать над собой. На откровенный разговор он решился ради тех, кто сегодня находится во власти губительного дурмана.

– Меня зовут Рома. Мне 27 лет, и я наркоман, – спокойно начинает свой рассказ юноша. На его руках уже нет следов от уколов, лицо свежее, глаза ясные: больше полугода он живет в абсолютной трезвости. Говорит он спокойно, сдержанно. Но в каждом слове – целая трагедия:
– Я родился в городе Старый Оскол, – вспоминает Роман. – Употреблял наркотики с 13 лет. Все началось еще в детстве. В 25 школе, где я учился, было много неблагополучных ребят, в том числе там учились дети из детского дома. В моем классе только два человека жили в благополучных нормальных семьях. Поэтому моей компанией стали настоящие хулиганы и беспризорники. Глядя на своих приятелей, я начал воровать на рынке – крал игрушки, диски, сувениры. На самом деле мне все это было не нужно: родители могли мне все купить, никогда не забывали дать на карманные расходы. Перестал платить за проезд в автобусе, стал выпивать, курить. Пристрастился к игральным автоматам до такой степени, что закладывал родительские вещи в ломбард.
Так я развлекался и старался не отставать от сверстников. Очень быстро к «развлечениям» добавились и наркотики. Сначала это были легкие средства вроде марихуаны. Но однажды в 16 лет я уехал на каникулы к бабушке в деревню. Там познакомился с человеком, который впервые предложил мне уколоться. Так я подсел уже на тяжелые вещества. Стал колоться два-три раза в месяц, иногда делал перерывы. Возможно, тогда это меня спасло от тяжелой зависимости. Наркотики всегда были в моей жизни. И хотя я думал, что могу бросить в любой момент, зависимость оставалась. Когда отказывался употреблять, на смену веществам приходил алкоголь, но потом я вновь возвращался к наркотикам.
За мелкие кражи и непристойное поведение юношу не раз задерживала милиция. Но, по словам самого Романа, это его не пугало: самым большим наказанием было заключение на несколько суток под стражу.
– Это было даже удобно: меня там кормили, одевали, я спокойно отсыпался и шел домой как ни в чем не бывало. Я не чувствовал своей вины, хвастался тем, что украл и даже однажды прямо в отделении полиции принял очередную дозу.
Родители знали о проблемах сына, но старались справиться своими силами, не обращаясь к специалистам. Только в 17 лет Роман впервые встал на учет в наркодиспансере. Вышло это случайно:
– Нужно было пройти обычную медкомиссию. Поехал в наркологию сдавать анализы. Причем накануне – дня за три-четыре я курил травку. Думал, за несколько дней все из организма выйдет, все будет нормально. Но тест показал положительный результат. Поставили на учет, заставили наблюдаться. Это была первая реально ощутимая проблема, связанная с наркотиками – на мне как будто поставили клеймо, официально отметили – «наркоман». Но бросать я не собирался и продолжал активно употреблять, находя способы обманывать врачей.
Так прошло почти два года, пока Рому не призвали в армию. Служить отправили в Подмосковье. Через полгода молодой человек познакомился по переписке с девушкой. Завязались отношения.
– Девушка стала приезжать ко мне на службу и привозить различные гадости, – рассказывает он. – После армии я вновь стал крепко употреблять. Мы поженились. Но сейчас я понимаю, что у нас был один интерес – наркотики. Вся наша любовь была – наркотики. И не было никаких чувств, кроме кайфа от приема этой дряни. До поры все шло нормально, родился ребенок – к счастью, здоровый. Мы не понимали, как ужасно живем, пока в 22 года меня не посадили за хранение наркотических веществ.
Пять лет общего режима – такой приговор определил суд для Романа. Но жизнь в заключении не казалась ему слишком тягостной:
– Можно было достать и телефоны, и телевизор, и еду, и книги. Конечно, была возможность найти любые наркотики. Заключенные свободно общались друг с другом и легко сообщали все свои пожелания на волю. Я кололся, курил марихуану, выпивал. Конечно, я не делал это ежедневно, это было два-три раза в месяц, но было регулярно. К моменту окончания срока я уже попробовал все виды наркотиков.
Из-за плохого поведения Романа определили в особый блок, где условия содержания были строже. Там он познакомился с уже опытным «сидельцем». На его счету были серьезные преступления, а срок заключения – не один десяток лет. Он оказался соседом юноши по камере. Очень тихим и спокойным. По вечерам он молился и предложил Роману делать это вместе.
– Меня это захватило – так интересно было совершать молитвы. В тюрьме я выучил «Отче наш» и «Богородице Дево, радуйся», другие православные молитвы. Вместе с сокамерником мы читали утренние и вечерние правила, а иногда я сам просил Бога о помощи. Это очень поддержало в тот момент. Наверно, это была одна из самых важных встреч в моей жизни. Ведь в храме я бывал только в детстве, когда бабушка меня водила на службу. Конечно, сначала было странно вот так просто молиться вдвоем, да еще в тюрьме. Но оказалось, это успокаивает, усмиряет чувства.
После выхода из тюрьмы отец устроил Романа на работу в небольшом поселении на севере. С женой к тому моменту молодой человек уже развелся. Он чувствовал себя свободным и независимым, и потому легко вернулся к старым привычкам.
– Особенно быстро я пристрастился к новым синтетическим наркотикам – это та самая «соль», или «спайс», – вспоминает Роман. – К ней очень быстро привыкаешь. Сначала я употреблял ее раз в неделю, но всего за пару месяцев дошел до нескольких доз в день. Все это время у меня в  голове крутилась мысль, что бросить можно в любой момент, но не хватало силы воли это сделать. Работу я потерял. Вернулся домой больной, сильно похудевший – при среднем росте я весил всего 55 килограммов.
Роман снова связался со старыми приятелями-наркоманами. Начались проблемы с законом. Несколько раз за употребление наркотиков его задерживала полиция. Мама пыталась лечить сына: возила в больницу, даже приглашала на дом врачей. Но Роман только смеялся над ее попытками и продолжал употреблять наркотики:
– Все что меня интересовало – как найти деньги и купить на них «соль». Самым главным для меня стало ощущение удовольствия. Где, с кем, как – не важно. Никаких ценностей, принципов не осталось. Жизнь была как во сне: мог посреди ночи уйти искать закладку, оскорблял маму и обманывал ее, выпрашивая деньги под любыми предлогами; мог просто пропасть на сутки – уходил к старым приятелям-наркоманам. Но мне казалось, что так жить нормально, и не нужно ничего менять. Я был сыт и одет, с дочкой наладил общение. Все благодаря родителям – они не давали мне скатиться на самое дно, поэтому я не знал, как другие наркоманы, нищеты и одиночества. Подводило только здоровье: организм привык к огромным дозам, и только чудом я не умер. Стали случаться обмороки, носом шла кровь. В больницах я часто видел, как в мучениях погибали другие зависимые, и сам пережил клиническую смерть. Но меня это ничуть не тронуло. Смерть не пугала – было все равно. Пугало остаться без кайфа. Начиналась ломка – я просто находил дозу, и все мысли и чувства моментально отключались. К сожалению, нужно признать, что мои родители стали созависимыми. Они в какой-то степени потакали мне, устраивая комфортные условия жизни, оставляя безнаказанным. И хотя они делали это из любви – только причиняли мне и себе вред. Нужно было как-то разорвать этот круг.

Начало спасения

Однажды мать предложила Роману поехать к дяде в Воронеж – якобы тот нашел для племянника подработку. Парень согласился из-за денег.
– На самом деле дядя привел меня в частный центр реабилитации для наркозависимых, – вспоминает юноша. – На тот момент мне показалось, что это очередная больница, где таких же, как я, наркоманов немного приведут в чувство, подправят анализы и выпустят – такими же зависимыми. Тем более что никто из новоприбывших не считал себя больным и не видел проблем. Но все оказалось иначе. За полгода пребывания в центре я прошел курс настоящей реабилитации: со мной работали психологи и медицинские специалисты, общались уже избавившиеся от зависимости люди. Я жил как в общежитии с другими зависимыми. У нас был четкий режим дня, у каждого пациента свои обязанности. Вечером можно было уделить время личным занятиям – почитать книгу или посмотреть телевизор. Нас как детей буквально заново учили жить и строить свою жизнь на традиционных моральных принципах. Прежде всего нужно было отказаться от эгоизма и научиться брать ответственность на себя. Такие вещи, как убрать постель утром или заварить чай, для меня уже были великим трудом – ведь я привык получать все готовое быстро и удобно – как и быстрое удовольствие от наркотиков. Тем более трудно было сделать что-то для других людей. Самое главное – осознание своей зависимости. Это осознание греха, испорченности приводит к твердому решению все менять. Зная о том, что у тебя есть нехорошие наклонности, осознав их последствия, учишься за собой следить. Самоконтроль – тоже очень важная вещь, которой научили меня в центре.
Несмотря на то, что в центре с молодым человеком хорошо обращались, давали возможность трудиться и заниматься со специалистами, его реабилитация проходила нелегко.
– Первое время я даже думать не хотел ни о каком лечении и искал любую возможность сбежать или достать дозу, – говорит Роман. – Тем более что некоторым удавалось сбежать. Это было почти животное чувство – ждать и таиться. Жизнь по режиму и в замкнутом пространстве меня не напрягала: привык к этому в армии и тюрьме. Только спустя время у меня произошел внутренний слом. Я понял, что болен. И что изоляция от общества действительно нужна – мне лично. Сложнее всего было отучиться обманывать. Ведь наркоман всегда врет – не только близким, но и себе – врет, что может бросить, врет, что нормально себя чувствует, да и просто ради пустого развлечения врет. Меня научили отдавать – ведь я жил только для себя, для своего удовольствия. Также я осознал, что нужно заботиться о своем здоровье, беречь свое тело, чтобы была возможность гармонично развивать свой дух, душу.
По словам Романа, многое в плане психологической реабилитации дало ему общение с православным священником. Так как одной из задач специализированного центра было духовное воспитание подопечных, пациентам разрешалось при условии хорошего поведения по воскресеньям посещать богослужения.
– Духовным наставником центра является отец Евгений Лищенюк, настоятель Богоявленского храма, – рассказывает Роман. – У него большой опыт общения с зависимыми: он не только поддерживал центр, но и при храме организовал курсы реабилитации для всех желающих. Помню первую службу, на которой я сознательно побывал. Прошел месяц моего пребывания в центре. Ребята, которые уже завершали курс реабилитации, просили за меня у руководства – и нам самостоятельно разрешили съездить в храм. Как раз был день Святой Троицы. Сначала мне говорили, что я наверняка попытаюсь убежать. Но как только я зашел в храм – застыл: все вокруг было украшено зеленью: трава, ветки берез, цветы – так красиво, празднично; хор пел, народ в храме тоже подпевал. Я не мог оторваться. И с тех пор стал проситься в храм каждое воскресенье.
Когда Роман говорит о храме, он улыбается – и сам признается, что за последние годы самые счастливые моменты его жизни связаны с богослужением.
– В центре мы с несколькими товарищами стали самостоятельно молиться, читать правила ежедневно. Мы постоянно общались с отцом Евгением и другими батюшками, которые бывали в центре. Впервые в жизни я исповедался и причастился. Исповедь далась мне тяжело. Я наконец понял, что наделал со своей жизнью и с жизнью своих близких. Но после исповеди наступило такое облегчение, такая свобода… И я старался исповедоваться как можно чаще, потому что все время ловил себя на плохих мыслях и вспоминал прошлые поступки.

Новая жизнь

Возвращение домой было и радостным и трудным для Романа. Он встретился с близкими, твердо решив заботиться о них и отдавать маме и дочке все свою любовь. Но нашему герою нужно остерегаться искушений в этой новой трезвой жизни.
– Нужно каждую свою мысль отлавливать, всегда быть на страже, – говорит молодой человек. – Потому что плохие привычки уже на уровне рефлексов. Я до сих пор иногда, просто идя по улице, смотрю вниз на дорогу и взглядом ищу места закладок – по привычке, хотя мне это не нужно и нет желания употребить. Мне очень повезло, что не заболел СПИДом или гепатитом, не потерял рук или ног и не окончил жизнь под забором. Бог отвел, но впереди еще долгий путь.
По мнению многих специалистов, одной из эффективных методик реабилитации и помощи зависимым является общение с теми, кто победил этот недуг. Роман нашел себе наставника – успешного в работе и семейной жизни друга, уже пять лет живущего без наркотиков. В трудные моменты он связывается с ним и беседует, спрашивает совета. Также Рома стал участником сообщества «Анонимных Наркоманов», встречи которых проходят в Старом Осколе.
– Наши встречи – огромное подспорье для меня, – говорит Роман. – Несколько раз в месяц мы встречаемся, обсуждаем свои дела, проблемы, обмениваемся опытом. Это очень помогает. Ведь лучше всего поймет и подскажет верный путь только тот, кто сам прошел через такие испытания. Собрания никто не курирует – это свободные встречи, на которые может прийти любой человек, страдающий зависимостью, или его родственники.
Молодой человек говорит, что чувствует отвращение к прошлому образу жизни, к наркотикам и очень жалеет тех, кто до сих пор в этих путах:
– Это такая жуткая трата своего времени, своей жизни. Я столько упустил сам. Но сейчас у меня есть определенный план на будущее. Хочу поднять, воспитать дочку, привести ее в Церковь. Маму хочу как-то отблагодарить за все ее страдания. Может быть, сам стану помогать излечиться от зависимости другим: спасти от наркотиков хотя бы одного человека – будет уже победа. Эту беду можно только вместе, только при поддержке преодолеть. Надеюсь, Бог даст мне на это сил. И очень хочу побывать в  Иерусалиме у Гроба Господня.
Желаем помощи Божией и душевного и телесного здравия Роману. Благодаря поддержке своих близких, помощи медицинских специалистов, священников и просто верующих людей он смог освободиться от миража, в который была погружена его жизнь. Но сотни тысяч людей по всей стране продолжают жить во тьме, погибая ради смертельного удовольствия. И каждый день кто-то впервые пробует этот яд, наивно полагая, что страшные последствия его минуют.
Сообщество «Анонимные Наркоманы» существует с 1953 года, первая группа в России провела собрание в 1990 году. Сегодня в 140 странах мира еженедельно проводится 68000 собраний. На встречах члены сообщества делятся своим личным опытом с другими ищущими помощи, как люди, пережившие похожую ситуацию и нашедшие выход. Собрания АН предлагают зависимым такое окружение, которое позволяет научиться жить свободной от наркотиков жизнью.
Все, что звучит на собрании, является конфиденциальным и не подлежит разглашению вне стен группы. На собрании создается доверительная обстановка, которая позволяет без страха критики или осуждения поделиться своими проблемами и опытом выздоровления.
«Анонимные Наркоманы» – независимое сообщество и не относится к государственным или частным медицинским учреждениям. Сообщество открыто для представителей любых религиозных взглядов.
Единственным условием для членства в Анонимных Наркоманах является желание прекратить употребление. Участие в сообществе бесплатно.
Встречи «Анонимных Наркоманов» в Старом Осколе проходят по адресу: ул. Хмелева, 2а. Телефон: 8-952-432-68-70. Собрания проходят в понедельник, среду и пятницу в 18:30; каждая третья среда месяца – открытое собрание, на которое могут прийти родственники зависимых.

Юлия Кривоченко

 

Рубрика: Без рубрики. Прямая ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × 8 =