Как нам примириться в душе и в памяти?

01_hfkdj8735y6kjДень выдался холодным, дождливым и ветреным, словно природа вторила скорбному дню. 30 ноября в стране почтили память жертв политических репрессий. В Старом Осколе в парке воинской славы у памятного знака собрались те, для которых годы советской власти – это не только великие стройки и великие победы, но и потеря самых близких людей, раннее сиротство, обездоленность и отверженность. Миллионы людей попали в жернова репрессивной машины, созданной большевиками для защиты своей власти. Отрезок времени с 1937 по 1938 год стал самым кровопролитным в истории государства. Согласно официальной статистике, было арестовано более полутора миллиона человек и почти 700 тысяч расстреляны. Существовали «плановые задания» на ликвидацию врагов народа. «Тройки» НКВД работали круглосуточно. Так, в Краснодарском крае одна из «троек» 1 ноября 1938 г. вынесла 619 смертных приговоров, на одно дело было потрачено 2,5 минуты.

02_jdey875yiНа сегодняшний день в Старооскольском городском округе проживает 488 человек, пострадавших от политических репрессий. Все они люди уже преклонного возраста и понимают: если эта страница нашей истории, пусть трагическая и тяжелая, уйдет в небытие, то подобное может повториться в летописи страны. Ведь сегодня так часто можно услышать ностальгические речи по сталинским временам. Некоторые приверженцы коммунистических идей уже пытаются отрицать сам факт репрессий или значительно приуменьшать цифры пострадавших от тоталитарного произвола.
– И все-таки нам надо примириться в душе и в памяти, – говорит Оксана Николаевна Войтенко, член общества жертв политических репрессий в Старом Осколе. – Время было такое. Люди часто из зависти писали доносы. Мама, которая десять лет отсидела в лагере, так и говорила мне, что попала туда из-за зависти. Хотя сегодня я точно знаю, что был приказ за подписью Ежова арестовать всех участников строительства Китайско-Восточной железной дороги. Мои родители работали там несколько лет, жили в Харбине. Мама преподавала в школе. Потом железную дорогу продали китайцам, советских специалистов отправили на родину. Родители переехали в Воронеж, мы были довольно обеспеченной семьей.
Историю своего рода Оксана Николаевна знает хорошо, хотя осталась без родителей, когда ей не было еще и года. Ее прадед по линии матери был полковым священником. Отец Петр Белячевский окормлял воинскую часть в Варшаве. (По Венскому конгрессу в результате победы над Наполеоном России отошла большая часть польских земель. Было образовано Царство Польское, которое фактически просуществовало до 1915 года). К сожалению, отец Петр и его супруга матушка Марфа умерли от туберкулеза в тридцатилетнем возрасте, после 1870 года. Шестеро детей остались сиротами, но брошенными они не были. В царской России существовали детские дома, и была отлажена система опекунства. Всем ребятишкам были назначены опекуны из дворянских и купеческих семей. Бабушка Оксаны Николаевны Александра училась в лицее в Царском Селе. Она получила прекрасное образование и работала учителем. Замуж Александра вышла за  молодого человека из крестьянской семьи, сумевшего при царском режиме окончить гимназию и исторический факультет университета. На семейной фотографии Илья Гаврилович Швачко с супругой и детьми, видно, что это человек недюжинного ума, интеллигентный, знающий свое дело и цену словам. До революции он не дожил, умер в 1916 году.
Оксана Николаевна вспоминает, что бабушка была религиозным человеком, молилась, постилась, хорошо знала Священное Писание.

– Когда родителей в 1937 году арестовали, я осталась с бабушкой в Воронеже, – рассказывает Оксана Николаевна. – Папу отправили в лагерь в Коми, где через три года он умер, маму – в Карагандинский лагерь. Он был огромный, территория с Францию. Мама сначала была на общих работах. (Основной деятельностью заключенных было строительство автодорог – прим. ред.). Потом трудилась нормировщицей. В 1947 году мама освободилась. Реабилитацию получила в 1955 году.
Свою дочь Оксану Нина Ильинична нашла в детском доме в Старом Осколе. И это было настоящее счастье. Маленькая девочка пережила страшные бомбежки в Воронеже и немецкую оккупацию. В Курске,  куда фашисты их пригнали из родного города, Оксану поместили в приют при госпитале. Такие детские дома нацисты организовывали не ради сострадания, а чтобы брать у детей кровь для раненых немецких солдат. Оксана Николаевна до сих пор помнит, как проходила эта процедура, как медсестра похлопывала ее по руке, а врач, посмотрев пробирку с кровью, сказал: «Good!»  Кровь оказалась первой группы. Еще она помнит священника, который приходил в немецкий приют при госпитале и крестил детей. В этот день Оксана видела бабушку в последний раз.
Когда Курск был освобожден, семилетнюю девочку определили в старооскольский сиротский дом. После того как мама забрала Оксану, жизнь приобрела совсем другие цвета.
До 1974 года Оксана Николаевна прожила в Казахстане. Услышав, что в Старом Осколе вскоре начнется большое строительство промышленных предприятий, уговорила мужа переехать на новое место жительства. О чем ни разу не пожалела:
– Казахстан – мусульманская страна. А православному человеку лучше жить в России.
Нельзя забывать историю своей страны, нельзя ее и переписывать: все, что происходит с нами, в личной жизни или жизни государства, – это последствия нашего выбора, наших поступков. Судьба страны складывается из миллионов судеб ее граждан. Мы вспоминаем годы репрессий, но давайте подумаем, почему страшная человеконенавистническая машина возникла в стране, где веками проповедовалось христианское милосердие? Почему смертный приговор подписывался за две с половиной минуты, почему одни люди отдавали других на съедение зверям в зоопарке? (Так, по словам Оксаны Николаевны, погиб муж одной из дочерей священника Петра Белячевского).
Когда мы ответим на эти вопросы, мы поймем, как нам надо жить дальше.

Светлана Воронцова

Рубрика: Без рубрики. Прямая ссылка.

2 Responses to Как нам примириться в душе и в памяти?

  1. Сергей says:

    Цитата: «В царской России существовали детские дома, и была отлажена система опекунства. Всем ребятишкам были назначены опекуны из дворянских и купеческих семей.»

    Вопрос первый: Эта система применялась ко всем детям-сиротам или только к дворянским и купеческим?

    Цитата: «Почему смертный приговор подписывался за две с половиной минуты, почему одни люди отдавали других на съедение зверям в зоопарке?»

    Вопрос второй: Вы как СМИ, информацию проверяете или верите на слово (по принципу «Одна бабка сказала») ?

  2. Светлана says:

    Сергей, до революции в России все население подразделялось на 4 сословия. Опекуны для детей-сирот назначались согласно установленным сословиям.
    По второму вопросу. Информацию мы проверяем. Факты, приведенные родственниками, не нуждаются в проверке. Вы можете им доверять или нет. Но случаи жестокой расправы с людьми, в том числе отдание их на съедение зверям в зоопарк, зафиксированы и в другой литературе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

6 + 2 =

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>