Из рода православного

01_gjksdy3478yukgrsger14 июня указом митрополита Белгородского Иоанна в штат Александро-Невского собора был назначен протоиерей Владимир Пивоваров. Возможно, кому-то он абсолютно незнаком, но постоянные зрители телеканала «Союз» обязательно узнают в нем ведущего ежедневных передач по истории Русской Православной Церкви и патрологии, которые регулярно выходили в телеэфире с 2009 по 2011 гг. Безусловно, редакцию «Православное Осколье» заинтересовала личность нового священнослужителя Белгородско-Старооскольской епархии. Мы попросили отца Владимира рассказать о себе, своей семье и о том, что его связывает его со старооскольской землей.

Отец Владимир родился в семье священника в Томске 29 августа 1972 года. Надо отметить, что его род глубоко укоренен в Православии, члены семьи всегда хранили верность Церкви, несмотря на гонения и тяжелые испытания. Дед Иван Григорьевич Пивоваров был чтецом, много лет пономарил, читал и пел на клиросе в храме. В 1962 году его осудили на два года лагерных работ за то, что воспитал детей в религиозной вере. К этому времени старший сын Александр закончил Одесскую семинарию. Брат бабушки — архимандрит Роман Жеребцов — служил в Новосибирской епархии, а потом подвизался в Псково-Печерском монастыре, в 1992 – 1995 годах был его наместником.

Протоиерей Александр Пивоваров — отец протоиерея Владимира – без сомнения, человек подвижнического духа. За время своего служения в Церкви отец Александр построил 25 храмов в разных городах Сибири, большую часть — в советский период, когда строить новые храмы было почти невозможно. Организовал несколько воскресных школ, православную гимназию, две духовных семинарии. Отец Александр, обладая замечательными вокальными данными, создал прекрасный молодежный хор и хор священнослужителей томского благочиния. При Томском Петропавловском соборе он под видом работы в кочегарке организовал подпольную духовную семинарию. Он приглашал молодых ребят, которые по каким-либо причинам не были приняты в Свято-Троицкую Лавру. Из «Томской кочегарки» вышли многие замечательные пастыри Русской Православной Церкви. В 1983 году отца Александра арестовали, а затем осудили на три с половиной года за якобы спекуляцию и незаконное обогащение. Предлогом послужило приобретение и распространение книг Нового Завета и «Молитвослова» в несколько большем количестве, чем разрешалось властью. Хотя, конечно, все понимали, что это стало лишь поводом, чтобы упечь активного батюшку за решетку и таким образом прекратить его проповедь. В Советском Союзе происходило очередное «закручивание гаек» (по Юрию Андропову), репрессивная машина заработала с особой силой, борьба повелась не только с коррупционерами и диссидентами, но и священнослужителями. Система советского правосудия попыталась по старой схеме сделать из отца Александра «врага народа», но не получилось. Судебный процесс стал известен за рубежом, и началось целое движение в защиту мученика, страдающего за веру Христову. В конце концов «за примерное поведение» отца Александра освободили досрочно. 12 мая 2006 г. на 67-м году жизни протоиерей Александр Пивоваров трагически погиб в автокатастрофе, возвращаясь с заседания Епархиального совета.

— Отец Владимир, неужели в 80-е годы прошлого века еще сохранялся такой сильный прессинг на священнослужителей?

— Я постоянно испытывал определенное давление в школе от учителей и сверстников, и это была норма того времени. У моей жены прессинг был гораздо больше, чем у меня, потому что мы часто переезжали. В Новосибирске мы прожили довольно долго, я 10 лет учился в одной школе, хотя папа постоянно перемещался по Западной Сибири, служил в разных храмах. Я получил музыкальное образование и даже играл в школьной рок-группе. Старался не афишировать, что я сын священника, но ни в пионеры, ни в комсомол не вступал. Что, конечно, портило статистику класса и приводило к неприятным инцидентам. Перед армией я захотел пройти автошколу. Тогда я особенно ощутил, что государство считает меня, сына священника, человеком второго сорта: меня определили в группу с бывшими заключенными.

— У Вас были сомнения, куда идти после школы? Вы же прекрасно видели, каково отношение власти и большинства людей к священникам.

— Вопрос выбора профессии у меня не стоял. В роду были священники. Каждое воскресение мы семьей ходили в кафедральный собор, а в старших классах я уже пономарил там. В 1990 году мой отец открывает семинарию в Тобольске и предлагает мне туда поступать. Когда его перевели в другую епархию, он благословил мне перевестись в Курскую семинарию. Тогда игуменом и ее ректором был владыка Иоанн, митрополит Белгородский и Старооскольский. Я пел в семинарском хоре и был секретарем владыки Ювеналия, часто сопровождал его в поездках. Помню, в Старый Оскол в храм Александра Невского приезжал вместе с ним в 1993 году.

— А где вы познакомились со своей супругой?

— Моя жена из Томска, ее отец там был священником, но получилось так, что с ней я познакомился здесь, на четвертом курсе семинарии. Моя будущая супруга училась в Белгороде, там же служил ее отец — протоиерей Николай Белецкий. Венчались мы в Крестовоздвиженском храме в г. Белгород. У нас с матушкой Серафимой шестеро детей, двое старших сыновей учатся в семинарии, две дочери – в регентских школах, младшие – еще школьники.

— Расскажите, где Вы служили до Старого Оскола?

— Меня рукоположили в 1994 году, так что служу уже 23 года. Почти 17 лет был клириком Спасо-Преображенского кафедрального собора в г. Новокузнецк. Преподавал в Духовном училище и семинарии. Затем служил в Нижегородской, Мариинской епархиях. Последнее место служения – Спасо-Преображенский собор в Тихвине.

— Что привело Вас в Белгородскую епархию?

— Когда мы жили в Тихвине, то были, по сути, одни. Родственники далеко. Поэтому матушка предложила переехать в Белгородскую епархию, где живет много ее близких. Она хочет петь в храме и чувствовать себя востребованной. Надеюсь, что получится такая гармония: я — служу, она — поет.

— Как возникло Ваше сотрудничество с телеканалом «Союз»?

— Телепередачу начинал делать в 1994 году. Через какое-то время мы решили передавать свои работы на «Союз». Несколько из них были показаны в эфире, а потом редактор канала предложил сделать цикл передач. За три года было выпущено 450 программ по истории Русской Православной Церкви и 200 — по патрологии. Пришлось самому научиться видеомонтажу.

— Какое у Вас сложилось впечатление от жителей Старого Оскола, прихожан собора?

— В Тихвине среди недели в храме мало людей, порой три-четыре человека на службе. А здесь в храмах постоянно много народа, даже в обычные, невоскресные дни. Это очень радует. Есть, кому проповедь сказать.

— Что самое главное, на Ваш взгляд, должен донести священник до людей?

— Самое главное для любого христианина — это периодически участвовать в Таинстве причастия. Я всегда об этом говорю. Если человек не причащается, не исповедуется, то он христианином себя считать не может. Литургия служится ради причастия, а все остальное, наверно, уже второстепенно. Если люди исповедуются и причащаются, то у них выстраивается определенная духовная жизнь.

— Как Вы можете охарактеризовать нынешнее духовное состояние общества?

— После выхода из атеистического государства мы приобрели религиозную свободу. Первая эйфория от свободы прошла в 90-е годы прошлого века. Поэтому вряд ли будет какой–то еще всплеск. Но свобода открылась не только для Русской Православной Церкви, появилось много религиозных организаций, ложных духовных практик. На мой взгляд, у людей сейчас стоит простая задача – прокормить семью. В стране закончился период больших зарплат, шальных денег, все уже все поделили. Поэтому, чтобы содержать семью, надо много работать. Если человек интенсивно трудится, то вряд ли у него останется большое количество времени на Церковь. Загрузить дополнительными обязанностями сложно. При нынешних условиях достаточно, если люди будут дома периодически молиться и стараться регулярно причащаться.

— Изменилась ли молодежь за 30 лет отсутствия идеологии и присутствия религиозной свободы?

— Я считаю, что современная молодежь лучше, чем была в 80-е и 90-е. Я не знаю, каким бы я был, если бы у меня в телевизоре мигало 160 каналов, а в интернете — куча порнографических сайтов. И все это на тебя постоянно лезет со всех сторон. Если молодежь при таком натиске сохраняется в нравственных рамках, то очень здорово. Хотя нынешняя молодежь более ленива, прикована к каким-то игрушкам, но у молодых меньше агрессии друг к другу.

Беседовала: Светлана Воронцова

Рубрика: Без рубрики. Прямая ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

67 + = 73