Афон – притвор Царства Небесного

01_dflijg548u6lyweВ последние годы Афон стал особо притягательным местом для русских людей. Еще четверть века назад о Святой Горе мало кто знал и слышал, русский Свято-Пантелеимонов монастырь за 70 лет советской власти пришел в такой упадок, что к концу 80-х годов прошлого века там осталось только 13 насельников. Хотя в начале XX века число русских монахов на Афоне составляло 5000 (две тысячи подвизалось в русском монастыре). Возрождение обители началось в 1990-х годах, и сегодня в ней более 70 насельников из Украины, России, Беларуси.

Мега Лавра_22Самым же многочисленным монастырем является Великая Лавра, основанная преподобным Афанасием в 963 году. В ней проживает 420 монахов, 50 из которых подвизаются в самом монастыре, остальные – за ее пределами, в ее многочисленных экзартимах – скитах, кельях, каливах, кафизмах и пустынях.
Каждый из 20 афонских монастырей за свою тысячелетнюю историю переживал времена расцвета и запустения. Сегодня, судя по впечатлениям паломников, побывавших в последние годы на Святой Горе, – период подъема. Афон буквально заполонен теми, кто не просто любопытствует, а жаждет духовной пищи. И чтобы лучше понять, что ищут там люди, предоставим слово тем, кто там побывал совсем недавно и написал свой отзыв специально для «Православного Осколья».

02_dionisiy1Дионисий В.: «Афон. Так много мы о нем слышали, так мало о нем знаем. Это древняя суверенная страна, которая совсем непохожа на наш мир. Это Мир внутри мира. Это сердце планеты, и потому, что оно до сих пор бьется, существует и вся планета. Удивительный контраст на стыке двух миров мы можем увидеть буквально за пару часов. Курортный город Уранополис, откуда отплывает паром на Афон, где греются на солнышке отдыхающие, вскоре сменится строгими древними зданиями старинных монастырей, скитов, келий… Вступив на ту землю, по которой еще в земной жизни ходила Божия Матерь, ты осознаешь, что теперь ты встроен в какой-то особенный план, особенный Промысел, и этот Промысел зависит и от тебя, от твоих желаний и наклонностей. Просто Промысел делает твои мечты реальностью. Мне довелось пробыть на полуострове 10 дней, но их хватило, чтобы убедиться в этом вполне».

03_ivan1Иван С.: «Была проблема переезда из Салоник в Уранополис, так как самолет прилетал поздно, и на последний автобус я опаздывал. Нанимать такси очень дорого. Была надежда встретить таких же паломников и, разделив расходы, ехать на такси. Но все сложилось куда более удачно, о чем можно было даже мечтать. Еще в аэропорту Москвы я встречаю двух батюшек, которые оказываются монахами с Афона и которых ждет автомобиль в аэропорту Салоник. Они соглашаются взять меня с собой до Уранополиса».

04_aleksey1Священник Алексий М.: «С благословения митрополита Белгородского и Старооскольского Иоанна я совершил паломническую поездку на Афон в очередной раз. В предыдущие разы все время жил в одном монастыре – Ватопеде, молился на службах, трудился на послушаниях. Можно сказать, Афон не видел. В этот раз ко мне присоединились друзья, и мы решили походить по монастырям, как это делают в основном все паломники, приезжающие на Святую Гору. За неделю начали звонить по монастырям, чтобы забронировать места. Во многих отказывали. Все занято. Хиландар, сербский монастырь, который мы хотели посетить, был занят до ноября. В последнее время на Афоне стало много паломников, особенно в теплый период. А на 20 человек паломников нужно 10 монахов, которые их будут обслуживать: стирать, убирать, еду готовить, экскурсии проводить. В общем, первый вывод, который мы сделали – бронировать места надо за 2-3 месяца. Тем более, если кто-то хочет пожить в монастыре подольше. Встретил дедушку, который на Афоне жил четыре месяца.
Зограф_22 В конце концов принял нас болгарский Зограф, где служба идет на церковнославянском языке. Когда мы прибыли, до службы оставалось еще много времени, и мы попросились на послушание. Монахи удивились: тут паломник – гость, его никто не утруждает дополнительно. Нас благословили подвязывать колышки для помидоров на огороде, а потом развешивать постиранное белье».

Монастырь Зограф посвящен святому Георгию Победоносцу. Его лик чудесным образом отобразился на доске, приготовленной для иконы, когда основатели обители – три брата из болгарского города Охрид – молились и решали, кому посвятить построенный храм. Своего покровителя они назвали живописец, то есть по-гречески зограф. От иконы свое название получил и монастырь.
В 1276 году монастырь был разорен латинскими священниками и униатами, так как монахи воспротивились принять унию с Римом и поминать папу. 22 зографских насельника и четверо мирян-послушников были сожжены в башне.

Дионисий В.: «Чтение на церковнославянском языке в болгарском монастыре Зограф мне показалось даже более четким, чем в наших храмах. В общем, как будто никуда и не уезжал. Естественно, появилась мысль остаться именно здесь на больший срок, чем на одну ночь. На Афоне в монастырях трудно остаться больше чем на один день. Частенько даже и на ночлег у обители нет возможности тебя принять. Ты едешь в монастырь и точно не знаешь, сможешь ли заночевать там. В Зографе на ночь меня оставили. Моя попытка испросить разрешение задержаться здесь на некоторое время не увенчалась успехом. Но моя молитва к святому Георгию была услышана. На следующий день я оказался в греческом монастыре Ксенофонт, который также находится под покровительством великомученика Георгия Победоносца. Как я потом понял, слабым людям необязательно и молиться о чем-то: если ты чего-то хочешь на Афоне, то бывает достаточно просто пожелать и немного подождать, и все само собой получается».

Иван С.: «Первое, куда должен идти паломник, пришедший в монастырь – это архондарик – место приема паломников. Здесь тебе по традиции дадут угощение в виде чашечки кофе или рюмочки узо (греческая водка – прим. редакция) и стаканом воды с лукумом. В некоторых монастырях, в частности, русском, можно также самому налить себе чаю или кофе и попить с чем-нибудь. В русском на столе стояли сушки».

Дионисий В.: «Буквально за несколько минут до прибытия к пристани греческого монастыря Ксенофонт мне предложили попробовать заночевать именно в этом монастыре. Долго не колеблясь, я взял вещи и вышел с парома. В комнате для вновь прибывших паломников почувствовал себя не в своей тарелке, так как люди говорили на греческом, а я даже английского не знаю, не то что греческого. Неожиданно слышу русскую речь. За нее и ухватился. Оказалось, что это был один из двух русскоговорящих монахов, проживающих в монастыре! Обратился к нему и получил деятельную помощь. Он отвел меня к ответственному за расселение паломников, который согласился меня оставить. Расположившись на высоте птичьего полета в трехместном номере с видом на море, я сделал действие, которое, по-моему, было совершенно естественным: попросился на послушание. Для греков это стало полной неожиданностью. Они дали мне указание. На следующий день я дерзнул испросить разрешение остаться еще на один день, и… иеромонах, дававший мне вчера послушание, легко разрешил остаться. Так я прожил в монастыре пять дней. Кстати, иеромонах Иосиф, с которым я очень подружился, в 2015 году сопровождал десницу святого великомученика Георгия Победоносца в Россию. Святыню привозили и в Старый Оскол».

Иван С.: «В Пантелеимоновом монастыре меня разместили в келии на одного человека. Здесь стояли кровать, стол, стул, шкаф, лежала Псалтирь, были иконы. Все чисто и уютно.
Перед вечерней службой была экскурсия по монастырю. Показали костницу, отвели в часовню, где хранятся мощи. В каждом монастыре на Афоне много мощей, и они достаточно большого размера, а не такие, как мы привыкли видеть в наших храмах в мощевиках.
Вечерняя служба началась около 18.00 по мирскому времени и продолжалась один час, после чего все дружно пошли в трапезную. Думаю, многим интересно, чем питаются в монастырях на Афоне. В первый день я отведал вкусного супа, который наливал себе каждый из общих мисок, на столе была порция риса, лежали овощи, соленые оливки, послушники наливали травяной чай. Оливки лежали также на всех трапезах и в других монастырях.
После трапезы для желающих была исповедь, которую проводил духовник монастыря отец Макарий и еще один старенький иеромонах. Удалось подойти под благословение к игумену Свято-Пантелеимонова монастыря отцу Евлогию.
Утреня началась примерно в 3.30 (по мирскому времени). Литургия закончилась около 7 часов. Электричеством в храмах практически не пользуются, редко для подсветки книг на клиросе. В основном для чтецов висят масляные светильники. Темнота и лишь небольшой свет от лампад и нескольких свечей только помогают молитве. В определенные моменты службы то зажигали, то гасили свечи на паникадиле и хоросе. Наверно, потому, что не было большого праздника, свечи зажигали не все. На Херувимской паникадило с хоросом раскачали, и они качались до конца службы. Проповеди здесь не говорят, и к кресту в конце службы не подходят. Сразу после причастия служащий священник раздает всем оставшимся по большому куску от служебной просфоры. Здесь, в отличие от других монастырей, мощам поклоняются утром. Приложились к главе великомученика Пантелеимона.
После Литургии была трапеза, на которой давали суп, омлет и какао с молоком».

За последние 200 лет на Афоне проживало до 10000 выходцев из бывшей Российской империи, 4612 из них подвизалось в Русском Свято-Пантелеимоновом монастыре, 16 было канонизировано. В русский монастырь поступали жители почти всех регионов России. Наибольшее количество прибыло из Курской губернии — 369 человек. Из городов по численности потока монахов в Свято-Пантелеимонов монастырь Старый Оскол занял второе место – 41 человек. Среди российских сел на втором месте — слобода Великая Михайловка Курской губернии (ныне село Великомихайловка Новооскольского района Белгородской области). Из слободы в разных обителях Афона подвизалось 40 человек.

Священник Алексий М.: «В Свято-Пантелеимоновом монастыре сегодня много трудников. Койки стоят даже в коридорах, люди не вмещаются в келии. Пища простая и нам знакомая: борщ, бобы вареные, лук. В Ватопеде нам крабов давали, порублены вместе с панцирем. Монахи их ели вместе с этой «броней», говорят, чистый кальций.
В русском монастыре почитают нашего старооскольца схииеромонаха Иеронима Соломенцова. Он был духовником братии много лет, при нем монастырь сильно развился и расстроился. Мы прикладывались к его главе. Она темного воскового цвета. Монахи говорят, что такой цвет костей свидетельствует, что человек стяжал особую благодать у Господа. Если кости умершего монаха белые, то считается, что он спасен.
Сейчас в русском монастыре новый настоятель, и к главе святого Пантелеимона можно приложиться каждый день, даже в расписании монастыря указано время».

Дионисий В.: «В Ксенофонте исполнилось мое желание – увидеть воочию быт афонской братии. Скажу я вам – у них все спокойно, без перенапряжения, жить можно. В 18 часов вечерня в течение одного часа, затем все организованно удаляются на трапезу. После трапезный молебен Божией Матери, продолжающийся примерно 30 минут. И в 20:00 все молитвы закончены, ты можешь идти спать. В четыре утра начинается утреня, которая продолжается около двух часов, и затем совершается Литургия. К 7-7:30 богослужение заканчивается (насколько я понял, на Афоне в основном богослужения начинаются в четыре часа утра, иногда в три). Все монахи расходятся, но в девять утра общий сбор вновь на непродолжительные молитвословия (20-30 минут), которые венчаются общей трапезой. Примерно с 9:45 до 18 часов вечера продолжается рабочий день, общих молитв не совершается.
Из всего вышесказанного и не сказанного примечаем: 1. Если захотеть, то ночной сон будет почти семь с половиной часов (у нас даже в миру это редко получается). 2. Все трудятся спокойно, изнеможения я не видел. 3. Общей молитвы по времени не больше, чем в монастырях в России, а даже меньше. 4. За почти неделю пребывания в монастыре я не устал, а значит, все было по силам. 5. Греки – доброжелательные и общительные люди, которые стараются узнать у тебя, откуда ты, и как-то пошутить с тобой. Это приятно».

Священник Алексий М.: «В монастыре Ксиропотаме (посвящен 40 Севастийским мученикам) во время службы монах так медленно начал читать Псалтирь, что я подумал: к концу службы мы все умрем. Но богослужение завершилось, и появилась такая духовная наполненность, что когда мы пошли на завтрак, где дали чечевичную кашу, разрезанный на четыре части кочан капусты и 6-8 редисок, то и этого особо не хотелось есть. Вспоминаются слова преподобного Паисия Святогорца, который советовал не торопиться в молитве. Это как при приеме пищи: когда ты быстро ешь, глотаешь ее, ты не чувствуешь вкуса еды. А когда ты пищу тщательно пережевываешь, то чувствуешь ее вкус. Так и в молитве. Когда ты молитвенное правило совершаешь, не торопись. Читай умеренно, и тогда вкус молитвы почувствуешь, и получишь духовное насыщение».

Иван С.: «В восьмом часу вышел из монастыря Святого Павла и начал подниматься на вершину Святой Горы Афон. Погода была прохладная, дул сильный ветер. По дороге зашел в скит Святой Анны, приложился к ее иконе. Путь до церкви Панагия – места на Горе, куда, по преданию, дошла Богородица, составил примерно четыре часа. По дороге попадались спускавшиеся с Горы паломники, передавали просьбу монаха, живущего в Панагии – собирать шишки или палки для растопки печи и самовара. Прихватил с собой по дороге несколько палок. Дорога в гору непрямая, идет зигзагами. Кругом камни. Ближе к вершине стал замерзать, думал, что заболею. Но обошлось. Несмотря на сырость, холод и ветер, которые иногда меня сопровождали на протяжении всей поездки, я чувствовал себя отлично, даже не было заложенности носа. Когда же добрался до дома, то сразу заболело горло…
У Панагии меня встретила густая облачность, сырость и ветер. Увидел заветную церквушку. При входе с разрешения старшего ударил в колокол. Старший – монах Павел, русский. Довольно молодой, живет здесь шестой год, с мая по ноябрь. Не сказать, что оказывает Авраамово гостеприимство, но держит порядок, контролирует «процесс». Нелегкий подвиг ему достался. Келии отдельной у него нет, спит прямо в коридоре на лежаке, вокруг постоянно кто-то ходит, обедает, молится в храме, который находится в соседней комнате. Для паломников имеется отдельная комната с двухъярусными кроватями, чистой постелью, теплыми одеялами.
Сюда передо мной пришла группа из трех человек с северной части нашей родины: батюшка Олег из Пскова и двое его знакомых из Питера. С ними я хорошо познакомился. Потом подошла еще группа русских с батюшкой и группа русскоговорящих румын со священником.
На вершину мы сходили и вернулись часа за два с половиной. Подъем был без ветра, и даже как-то тепло местами, но на самой вершине был сильный ветер, накрапывал дождь. Видимость минимальная. Храм был закрыт. Поклонились кресту, позвонили в колокола, набрали камушков.
Литургия началась в полночь. Мне позволили прочесть 3-й и 6-й часы. Служба велась на трех языках: русском и румынском, на греческом пели пасхальный тропарь «Христос Анести». Скит-Андрея-Первозваного-на-Святой-Горе-Афон_22Все причастились. Оставшееся до утра время проспали».

Священник Алексий М.: «Когда пришли в монастырь Кутлумуш, мест не оказалось. Зато зашли в келью старца Паисия. Там живет один монах, который открывает келейно-домовой храм, и можно в стасидии старца посидеть. Отъев лукума, прочитав канон Богородице и облобызав афонскую землю, мы направились в Андреевский скит».

Андреевский скит был основан в 1849 году, на Святой Горе не было ни одной обители великороссов. В это время Свято-Пантелеимонов монастырь фактически принадлежал грекам. Скит учредили два уроженца Москвы, два Василия, которые прибыли на Афон в 1829 году. Они приобрели келию у монастыря Ватопед и впоследствии организовали обитель, в которой могли спасаться великороссы. Это келия была известна с появления монашества на Афоне, и, как выяснилось позже, в ней находился храм, посвященный апостолу Андрею, просветителю Руси. В начале XX века количество братии резко уменьшилось из-за богословских разногласий и разразившейся Первой мировой войны. Вскоре приток новых иноков и вовсе прекратился в связи со сменой государственной власти в России. В 1972 году умер последний монах скита, и через 20 лет его заселили греческие иноки. Ныне Андреевский скит восстанавливается насельниками монастыря Ватопед.

кар_1_IMG_142117_22Дионисий В.: «Общение с одним интересным словаком, говорившим на русском, определило дальнейший путь моего паломничества. Выведав у него информацию об обитании отшельников, пустынников в области Карулии и Кавсокаливы, я загорелся желанием побывать в местах их пребывания. Мне было рекомендовано в монастыре Кутлумуш найти отзывчивого русскоговорящего монаха, который мне может поспособствовать в моих путешествиях. Монаха я нашел, но его ответ меня разочаровал. Он сказал, что сам никого там не знает, а паром в Карулию идет один раз в день, и, если я не найду, где переночевать, то останусь ночевать в горах со скорпионами и ядовитыми змеями (ночевать на природе, даже в палатках, на Афоне нельзя). А сверх этого монах сказал, что из живущих там 90 процентов греков никто даже на английском со мной разговаривать не будет. В общем, замкнутый круг. Решил смириться и забыть про эту затею.
кар_1_IMG_155305_22Но Господь не забывает обо мне. Через некоторое время вновь встретился с этим монахом, и во время беседы кто-то ему позвонил по телефону и попросил о встрече. Мы вышли из монастыря, и неожиданно (как, впрочем, и все, что происходит в этом благословенном месте) у ворот обители мы встречаем монаха, но не того, кто звонил. Пока мой русскоговорящий друг встречает позвонившего ему человека, я остался с незнакомцем наедине – благо, монах знал русский язык. И буквально через несколько мгновений я обомлел. Оказалось, что этот монах – один из 17 отшельников, живущих во внешней Карулии, в том месте, куда я хотел, но не мог сам попасть. Он просто приехал за продуктами в столицу Афона. Дело в том, что сейчас отшельники отличаются от тех, о которых мы читаем в житиях святых, подвизавшихся в пещерах, скудно вкушавших пищу и почти не сообщавшихся со внешним миром. Хотя, возможно, есть и такие. Те пустынники, кто известен афонским насельникам, не проводят всю жизнь в пещерах, а селятся в них на некоторое время. И вот современный отшельник соглашается привезти меня в Карулию и договаривается, что меня примут на ночь в одной из келий это пустынной страны на высоте 640 метров. Как я потом узнал, это удивительное место, здесь полтора года жил и подвизался сам преподобный Паисий Святогорец, в этой келии ему был явлен Нетварный Свет. Насколько я знаю, потом ему было предложено сделать внутри строения уборную (Паисий уже был старенький, ему трудно было выходить), но он наотрез отказался из-за явления там Божественного Света.
кар_1_IMG_154832_22Меня в келии действительно приняли, и я провел там ночь, пообщавшись с местными отшельниками. Именно там, на высоте 640 метров над уровнем моря, в оглушительной тишине мне казалось, что мира вообще больше никакого нет. Есть только эта гора и море вокруг. Получается как параллельная реальность: вроде огромная планета с семью миллиардами людей есть, а ты про нее забываешь. Что еще удивило, что в этом месте живет тот самый инок, который встретился мне в самом начале моего пути на Афоне на пароме. Именно он направил меня в первый монастырь и определил весь ход моего путешествия».

Карулия – одно из самых аскетических и опасных мест на Святой Горе Афон из-за своей труднодоступности. Находятся скиты на южной скалистой оконечности Афонского полуострова, на крутых и пустынных скалах, где передвигаться можно лишь при помощи канатов и цепей. Отсюда и название «Карулья» (с греч. катушки, канаты, цепи). Территория эта и расположенные здесь келлии принадлежат Великой Лавре. С древних времен здесь подвизались строгие монахи-отшельники, ищущие спасения в уединении и молитве. Их келии лепятся к вертикальной поверхности скал на небольших каменистых уступах и в скальных расселинах, которые издали напоминают птичьи гнезда. Карульские насельники – это в основном представители славянских народов – русские и сербы…

Иван С.: «Из Продрома (скита Иоанна Предтечи) вышел в 8 часов и вскоре дошел до Великой Лавры – главенствующего монастыря, откуда пошло монашеское жительство на Афоне. Здесь подвизался преподобный Афанасий Афонский. Рака с его мощами располагается в северном приделе одного из храмов. Монахов в монастыре, несмотря на статус, мало, и большинство пожилые. В других монастырях, где я был, много молодых монахов и послушников. По дороге к Лавре свернул по указателю к пещере святого Иоанна Кукузеля. Углубление в земле, прикрытое огромными камнями. Дверей нет, есть узкий лаз между камней. Вылезать оттуда не хочется, чувствуется, что место намоленное, какая-та легкость ощущается».

Священник Алексий М.: «В Лавре у мощей преподобного Афанасия Афонского так понравилось, что хоть всю службу стой на коленочках. Там дух святоотеческий, видно, что отцы постники, аскеты, молитвенники, поклоны земные кладут. И это все в такой простоте, все в такой скромности, в вежливости, в такой услужливости, предупредительности и учтивости. В таком непревозношении. В Лавре Афанасия Афонского принимают всех, если хочешь, то можно остаться на несколько дней. Мало монахов, братия старенькая».

Иван. С.: «Место, куда меня привел навигатор, оказалось не тем, где находилась келия апостола Иоанна Богослова. Это я узнал, когда позвонил. Мне объяснили, что нужно идти еще два часа. Делать нечего, назад дороги нет, сегодня мне нужно добраться до келии, ведь завтра день Иоанна Богослова. У нас в Лапыгино будут праздновать престольный праздник, почему я должен отставать от своего родного прихода?
И только я отключил телефон – едет маршрутка и останавливается. Я водителю машу, что мне не по дороге, мне нужно идти по тропе. Он все равно останавливается и спрашивает, куда я иду. Отвечаю, и он мне по-русски «садись» и везет меня туда, откуда я шел. Провез некоторое расстояние и показал короткий путь до нужного мне места. Пообещал, что уже через 30-40 минут буду на месте. Доверился доброму человеку и помощи Богородицы. Пошел, слышу, машина сзади. Остановил, чтобы уточнить, туда ли я иду. Оказалось, что ехал монах с соседней келии. Так вместо двух часов я добрался минут за 30 в совершенно мне незнакомое и глухое место.
Келия Иоанна Богослова оказалась далеко от дороги, на достаточной высоте, с прекрасным видом на море и вершину Горы Афон. Настоятель келии – очень скромный и молодой монах. Меня хорошо накормили. В келиях, в отличие от монастырей, обстановка и быт схожи с домашними. Обедали в обычной кухне за небольшим столом. Поселили меня в одиночной келии с окном на Гору».

Священник Алексий М.: «На Афоне так: когда приезжаешь в монастырь, некоторые монахи подходят и берут твой рюкзак, все эти охапки и тащат. Для нас необычно, когда чужой человек старается оказать помощь без всякой просьбы. Трогательно это все. Здесь особенно чувствуется монашеский дух нового человека во Христе, который не только готов тебе сумку донести, но и выслушать тебя, все твои тяготы нести».

Дионисий В.:. «Выйдя от отшельников, я направился в скит Святой Анны, матери Пресвятой Богородицы, где, помимо великой святыни — стопы святой Анны, находится огромное количество фотографий новорожденных детей, присланных монахам благодарными паломниками, у которых до посещения скита были проблемы с рождением детей. В монастыре дают в красивой упаковке антидор с брошюркой-рекомендацией для бездетных родителей. В ней написано, что когда супруги решат принимать антидор и поститься, они должны прислать на электронный адрес монастыря информацию о начале своего подвига. Тогда и монахи за них молятся, и плоды этой молитвы – огромное множество присланных фотографий новорожденных у раннее бездетных родителей.
Находясь на территории скита Святой Анны, сидя на высоте около двухсот метров над уровнем моря, я мечтал и на «большой» земле, дома, в России ощутить такой же Покров Божией Матери, который удалось мне почувствовать на святом Афоне. Верю, что и наш мир, жизнь в больших городах, управляется по такому же принципу, как и на Афоне, но благодать в нашем мире и на Афоне различна. Нам не хватает афонской любви».

Протоиерей Алексий М.: «Говорят: «Афон – филиал Царствия Небесного». Там всем и каждым управляет Богородица. И этому ты получаешь подтверждение каждый день. Здесь человек словно отключается от мирской суеты. Все время и вся энергия сфокусированы на молитве, богослужении, послушании, отсечении своей воли. И чем больше ты себя смиришь, чем больше покаешься, осознаешь свою греховность и возымеешь решимость исправиться, тем большая благодать тебе будет дана. Конечно, автоматизма тут нет. Недавно в одной статье я прочитал, что на Афоне монахи не говорят, как надо жить, а показывают, как живут сами. И человеческие слабости являются не поводом для осуждения, а для смирения. Сейчас у нас христианство поверхностное. Верхушки только, а надо внутрь сердца не просто заглянуть, а снизойти. Как царь Давид говорит в псалме: приступит человек, и сердце глубоко. (Пс. 63:7) Именно надо в сердце свое уйти и увидеть страсти, и Господу возопить об избавлении. И помимо нашего вопля, нужно осознание нашей немощи, нашей слабости и того, что нам нужен Спаситель-Христос. Без Господа мы свое спасение никак не соделаем».

Подготовила Светлана Воронцова

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

+ 31 = 40