Курская и Белгородская епархия в годы Великой Отечественной войны:
Молитва и труд ради общей Победы

01_gl_bvgslkj73423Русская Православная Церковь неоднократно переживала вместе со своим народом все беды и тяготы военного времени. Страницы отечественной хроники наполнены примерами живого и действенного патриотизма духовенства и мирян – от славных деяний преподобного Сергия Радонежского до совместной деятельности Российского общества Красного креста и РПЦ в годы Первой мировой войны.
Новым этапом в истории Церкви стала Великая Отечественная война 1941-1945 годов. Предшествующие ей десятилетия явились одним из самых трагических периодов для верующих. Повсеместное закрытие храмов и монастырей, аресты мирян, расстрелы духовенства поставили Церковь практически в осадное положение, но не сломили христианский дух.

«Наши предки не падали духом и при худшем положении потому, что помнили не о личных опасностях и выгодах, а о священном своем долге перед Родиной и верой, и выходили победителями», – с такими словами обратился Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий (Страгородский) к пастырям и пасомым в июне 1941 года. Послание владыки положило начало широкой патриотической деятельности Церкви.

«Действия правительства по отношению к религии одобряю»

Из архивных документов известно, что к началу 1940-х гг. в Курской и Обоянской епархии существовало всего три прихода. С 1937 года, после ареста епископа Ефрема (Ефремова), архиерейская кафедра фактически пустовала. Только в июне 1942 года для управления епархии был хиротонисан во епископа Панкратий (Гладков) с титулом Белгородский и Грайворонский, бывший наместником Свято-Успенской Почаевской Лавры. Но поскольку Курская область находилась за пределами рейхскомиссариата, оккупационные власти не разрешили ему выехать в свой кафедральный город – он остался на оккупированной немцами Украине.
Ситуация меняется осенью 1942 года. 4 сентября состоялась знаменитая встреча Иосифа Сталина с иерархами Русской Православной Церкви. На встрече было принято решение об избрании Патриарха, открытии духовных учебных заведений и согласовано решение о создании органа для взаимодействия Церкви с правительством.
Изменение политики в отношении религии вызвало бурную реакцию среди всех слоев населения. Естественно, служба госбезопасности немедленно отреагировала на «оживление народных масс» и провела настоящее социологическое исследование. Среди архивных документов ФСБ встречается любопытная докладная записка. Начальник УНКГБ по Курской области подполковник Аленцев от 8 сентября 1943 года сообщает: «Значительная часть населения высказывается положительно и одобряет действия правительства по отношению к религии». В записке приводятся высказывания жителей Курской области, сделанные, как помечает автор, среди сослуживцев. Слова, безусловно, процитированы не дословно, и в них угадывается правка партийного работника. Например, беспартийная мать двух сыновей-фронтовиков домохозяйка Н.Я. Чижикова прониклась глубоким уважением к вождю народов: «Тов. Сталин понимает, что нам, матерям, отправившим своих детей на фронт, церковь принесет моральное облегчение, а поэтому внимательное отношение, которое он проявляет к вопросам религии, делает его к нам еще ближе и дороже». «Духовенство идет сейчас в ногу с общими целями нашего государства», – отмечает школьный инспектор областного отдела народного образования Р.Р. Апанов.
В этих строках чувствуется неподдельная радость христиан, безмолвно терпевших много лет гонения и наконец-то дождавшихся лояльности власти. «Вот и снова через 25 лет возвращаемся к старому, и это подтверждается жизнью, стали молиться, имеем хорошие успехи на фронте. Действия советского правительства по отношению к религии я одобряю», – говорит служащая магазина Горторга Маркилова.
Конечно, в противовес таким заявлениям приводятся слова «сознательных» граждан, не готовых мириться с такой политикой. Кто-то, по примеру библиотекаря Н.К. Чернухиной, вообще усмотрел в этом англо-американское влияние: «Сталин на все пойдет, лишь бы выиграть войну. Это очередное отступление коммунистов под давлением союзников».
Именно с этого момента начинается возрождение епархии. Открываются храмы, начинают открыто совершаться службы. Известно, что на март 1943 года только на Старооскольской территории действовало 13 церквей, открытых в том числе и во время оккупации города. При каждом храме числилась община в 20 человек.
Летом 1943 года, после освобождения области от фашистских захватчиков, на Курскую кафедру назначается епископ Питирим (Свиридов).

Церковь – для фронта и для Победы

20 ноября 1943 года в старооскольской районной газете впервые появилась заметка, характеризующая РПЦ с положительной стороны. Еженедельник «Путь Октября» сообщал: «Верующие прихода Троицкой церкви радуются блестящим успехам славной Красной Армии на фронтах Отечественной войны. Для того, чтобы быстрее разгромить оккупантов-фашистов, верующие сдали в фонд РККА 27326 рублей, 20 тысяч внесли на второй государственный военный заем, 1500 рублей на строительство танковой колонны, 500 рублей на третью денежно-вещевую лотерею».
Через «Путь Октября» и другие районные газеты, в проповедях и беседах местное духовенство обращается к верующим с призывом пожертвовать на нужды обороны, на оказание помощи семьям военнослужащих и инвалидам войны. Повсеместно в храмах служатся молебны о даровании победы Красной Армии. Среди прихожан активно ведется подписка на военные займы.
В августе 1944 года в Курскую епархию поступило обращение Курского горвоенкомата и Совета жен и матерей офицеров с просьбой оказать поддержку созданному по их инициативе детскому саду «на 60 человек – детей офицеров, погибших и находящихся на фронте», чтобы обеспечить нормальные условия содержания. Епископ Курский Питирим (Свиридов) призвал паству поддержать это начинание: «Не допускайте, чтобы в тяжкие дни Отечественной войны в нашей стране осиротелые дети, отцы которых отдали свою жизнь за наш с вами покой, остались бы без призора». На нужды детского сада владыка лично пожертвовал 5000 рублей.
Высоко оценивает церковно-патриотическую работу Курской епархии уполномоченный Совета по делам РПЦ области Н. Ефремов. «В день православного праздника на Усекновение главы св. пророка Иоанна Крестителя во всех церквях после литургии совершались торжественные панихиды по павшим на поле брани красным воинам», – сообщает он в донесении Совету в сентябре 1944 года. Также известно, что «епископ совершил выезды в гг. Белгород, Льгов, Обоянь, где совершал благодарственные молебны о достижении победы нашей Красной Армии».
Весной 1945 года владыка Питирим, уже будучи архиепископом Курским и Белгородским, обратился к духовенству епархии с просьбой организовать сбор средств на подарки фронтовикам к 1 мая. Несмотря на светский повод, правящий архиерей призвал поддержать советских солдат в это нелегкое время: «Проводя на поле брани своих отцов, мужей, братьев и детей, народ проникнут желанием облегчить защитникам родной земли тяготы и лишения, неизбежные в боевой обстановке, усладить их суровую жизнь».
Сбор средств в пользу фронтовиков среди верующих не прекращался, даже когда над рейхстагом красноармейцы водрузили Знамя Победы. «Во имя грядущей окончательной победы мы, пастыри и пасомые Православной Церкви, вместе со всем советским народом должны напрячь все силы к тому, чтобы помочь Советскому Союзу скорее закончить войну с ненавистным врагом», – призывал в мае 1945 года архиепископ Питирим. От Курского свечного завода владыка внес на нужды армии 50 000 рублей.
В сентябре этого же года он призвал мирян последовать примеру рабочих, колхозников и ученых, отчисливших свой однодневный заработок на «патриотические нужды».
Соборно миряне и священнослужители епархии внесли значительный материальный вклад в Победу над врагом. Из доклада уполномоченного Совета по делам РПЦ Курской области Н. Ефремова мы узнаем, что с 1943 по 1945 годы на государственно-общественные цели по храмам епархии было собрано 5 435 085 рублей деньгами и сдано облигаций и займов на 34 200 рублей – огромная по тем временам сумма.
Но главный вклад, который сделали члены Церкви – это непрестанная молитва за тех, кто не побоялся положить душу за други своя и храбро бился за каждую пядь родной земли. На основании постановления Святейшего Синода архиепископ Курский и Белгородский Питирим постановил настоятелям всех храмов епархии совершать накануне дня Победы – 8 мая – поминовение павших воинов и «там, где есть возможность, узнать имена павших героев и внести их в церковный синодик на вечное поминовение». А значит, и сегодня в храмах Курской и Белгородской митрополий и поныне поминают героев Великой Отечественной войны.

По материалам сборника документов «Русская Православная Церковь
в годы Великой Отечественной войны» 1941-1945гг.

Подготовила Юлия Кривоченко

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

9 + 1 =